Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Минский театр, где дети входят в магический круг, делающий их невидимыми

Мы сидим на кухоньке Кая и Герды. За искусственным окном метет нарисованная метель, а на столе красуется горшок с теми самыми розами, которые обожали персонажи Андерсона.

Тяжело ли жить в сказочном мире, когда вокруг суровая белорусская реальность? Об этом мы говорили с режиссером интерактивного театра «Кропка» Юлией Ольшевской.

velvet_1.jpgЮлия Ольшевская

К слову, театр этот довольно необычный. Здесь нет стройных рядов зрительных кресел — зрители любого возраста могут усесться (а то и улечься) прямо на полу на пуфиках. Привычная сцена тоже отсутствует — актеры находятся на одном уровне с публикой и активно вовлекают ее в театральное действо. Да и не ерзает никто, потому что сидеть долго на одном месте не приходится — вместе с артистами зрители путешествуют по разным локациям.

Никто не будет шипеть малышу: «Тихо, слушать мешаешь! И вообще, так вести себя в театре неприлично!». Наверное поэтому в сказку начинают верить не только самые юные гости «Кропки»…

kropka_.jpg

— Говорят, что все начинается с детства. Вы, когда были маленькой, любили театр?

— В моем родном городе Кобрине театров нет. Единственное, что я помню, как к нам в садик приезжал кукольный театр. И все. В следующий раз я увидела спектакль, уже когда училась в 11 классе. Собиралась поступать на психолога, старательно готовилась к вступительной кампании… Но тут вмешалась судьба в лице классного руководителя.

Наш класс добровольно-принудительно повезли в драматический театр в Брест. Я категорически была против, очень не хотела ехать, но меня заставили! Выходила из театра я совсем другим человеком. В тот же вечер решила: буду поступать в театральный!

Хотя сейчас я даже не могу вспомнить, что за спектакль мы тогда смотрели. Но зато в моей памяти навсегда остались те эмоции, которые я испытала, смотря на сцену.

И хоть родители не одобрили мой выбор, я поступила и закончила режиссуру сперва в Институте культуры, а потом и в Академии искусств. Сейчас работаю в Центре экспериментальной режиссуры при Академии искусств и в «Кропке».

velvet_1.jpg«Путешествие в Изумрудный город». Страшила

— Формат «Кропки» немного непривычен для белорусской публики…

— Формат сам по себе необычный. Слышала, что похожий проект существовал в Москве — но там не было единого действия. В одном большом помещении находились разные локации с декорациями и сказочными персонажами. Дети могли подойти к тем, кто им интересен, и пообщаться. Нечто подобное практикуют и в Голландии.

Мы искали свой вариант методом проб и ошибок. Недавно театр отметил свой первый День рождения. Нам одни год, и все это время мы экспериментировали, что-то меняли. Начинали с проекта «Снежная королева». Этой зимой возобновили спектакль, но уже с существенными изменениями, в первую очередь, в интерактивном плане.

В прошлом варианте было меньше общения с детьми, многие сцены играли «с четвертой стеной» (не замечая публики — прим. автора). Теперь у нас зрители вовлечены в процесс от начала и до конца.

velvet_3.jpg«Маленький принц». Юлия в роли Лиса

velvet_2.jpg«Маленький принц». Юлия в роли делового человека

velvet_5.jpg«Снежная королева». Юлия в роли Разбойницы

— Когда дети участвуют в спектакле, наверняка ведь нельзя просчитать до конца, как все будет развиваться. Были ли у вас курьезные ситуации?

— Очень много. И милые, и забавные, и даже чуток страшноватые. Во время спектакля «Маленький принц» главный герой заплакал, дети так распереживались, что на полном серьезе бросились его утешать. Вообще обнимать и защищать выбегают на сцену регулярно.

Реакции детей всегда очень логичны, только нам, взрослым, иногда сложно их понять. Я, когда вижу, что ребенок очень впечатлительный, чего-то испугался в представлении, беру его за руку, и мы вместе ходим, смотрим, разговариваем тихонько, — это помогает увидеть спектакль глазами детей, понять, на что они реагируют больше всего.

Дети часто совсем по-другому считывают действие на сцене. Например, был эпизод в «Путешествии в Изумрудный город», когда Лев нападает на Дороти, Страшилу и Дровосека, между ними завязывается драка, и в какой-то момент Лев остается на сцене один, это длится буквально несколько секунд. Реакция детей моментальная: «Значит, со всеми уже расправился, и пришел за нами!».

Пришлось скорректировать таким образом, чтобы на сцене всегда находился хотя бы один положительный персонаж. Для ребенка это важно — есть кому защитить!

Из курьезных ситуаций — как-то раз к нам на «Путешествие в Изумрудный город» пришли два класса — пятьдесят детей. По сюжету на них в пути нападает Волшебница Запада, она заколдовывает часть героев — дети остаются с одной Дороти. Она говорит: «Ну, друзья, теперь я только на вас могу рассчитывать…».

И тут кто-то поднимает кулачок и произносит: «Драка!». Несколько секунд — и уже все пятьдесят человек дружно скандируют «Драка! Драка!» с готовностью идти на бой. Вы можете себе представить, как мы испугались за нашу Волшебницу Запада?

Хорошо, что дальше по сюжету дети проходят через магический круг, который делает их невидимыми, но с одной оговоркой: чтобы оставаться невидимкой, необходимо молчать. Включились на 100%! Так что все закончилось хорошо.

velvet_2.jpg«Снежная королева»

snezhnaya_koroleva_1.jpg«Снежная королева»

velvet_3.jpg«Снежная королева»

velvet_4.jpg«Маленький принц»

— Сами Вы часто бываете на спектаклях?

— Я даже играю в них иногда. Кстати, после этого совсем по-другому смотрю на спектакль. Бывает, сидишь и ломаешь голову: «Ну что не так? Чего не хватает?» А потом сыграешь — и пазл сложился, становится ясно, как стоит изменить сцену.

— Свои дети у Вас есть?

— Нет. Поэтому мне иногда сложновато понять психологию ребенка до 3 лет. С детьми постарше все намного проще. А совсем крох, наверное, можно понять только тогда, когда у тебя есть свой опыт.

Хотя сейчас у нас есть задумка создать baby-спектакль — для совсем маленьких зрителей. Конечно, это уже будет более камерное представление.

velvet_5.jpg«Путешествие в Изумрудный город»

velvet_6.jpgНовый Год в «Кропке»

— Легко ли заинтересовать современных детей? Говорят ведь, что их невозможно вытащить из гаджетов.

— Они активно включаются в процесс, когда нужно кому-то помогать, быстро что-то решать, делать. Дети живо реагируют на конфликтные ситуации. В «Снежной королеве», например, в первых сценах герои прислушиваются к зрителям, разговаривают с ними, а потом вдруг они приходят к Маленькой разбойнице, которая не дает им и слова сказать. И все возмущены! Как так? Почему их игнорируют? Очень активно принимаются воспитывать разбойницу.

Детям нравится, когда они вдруг понимают, что не знают весь сюжет. Многие родители перед походом в театр читают с детьми сказку. Возможно, в обычном театре это и поможет ребенку лучше понять увиденное. Но у нас все совсем наоборот. Дети проживают спектакль вместе с героями, общаются с ними, задают вопросы, многие вещи проговариваются по нескольку раз — все это упрощает понимание.

Часто ребенок, прочитавший сказку, приходит увидеть именно то, что он уже знает, и это мешает эмоционально прочувствовать историю. Мы заметили, что такие дети по-настоящему включаются только в тот момент, когда случается что-то неизвестное. А такие моменты всегда есть, так как формат театра требует каких-то изменений в сюжете и во многом диктует решение произведения.

velvet_10.jpgВ поисках Снежной королевы. Разбойница

velvet_11.jpgВ поисках Снежной королевы

velvet_12.jpgВ поисках Снежной королевы

— Нет ли у Вас ощущения того, что Вы занимаетесь чем-то несерьезным? Может, переживаете из-за того, что не ставите драмы?

— Однозначно нет. Работать с детьми и для детей невероятно увлекательно. Мы три месяца играем один спектакль, по девять представлений в неделю, но за счет того, что каждый спектакль уникален, не похож на другой — не бывает эмоционального выгорания или привыкания к материалу.

Мы сами верим в тот сказочный мир, который создаем, — потому что дети в него верят. С такой сказочной работой интереснее жить. Не знаю, что такое серые будни, рутина.

— Что для Вас важнее — стабильность или риск?

— Одно дополняет другое. Без риска жизнь скучна, а жить в состоянии вечного стресса тоже не вариант.

velvet_7.jpg«Маленький принц». Лис

velvet_8.jpg«Маленький принц». Летчик

malenkiy_princ_geograf.jpg«Маленький принц». Географ

— Какой совет Вы бы дали девушкам, которые сейчас стоят перед выбором, какую профессию выбрать — творческую или «земную»?

— Во-первых, принимать решение самостоятельно. Чтобы потом не сбрасывать ответственность на кого-то еще: «Вы мне жизнь поломали!». Мои родители до сих пор не одобряют мой профессиональный выбор. Зато я им довольна.

Во-вторых, не бояться пробовать. А если не понравилось, то не нужно бояться бросить это занятие. У нас в коллективе есть люди, которые учились в меде, на биофаке… Они быстро поняли, что неправильно выбрали вуз. Но не побоялись бросить его, чтобы найти себя в чем-то новом.

Не обязательно ведь первая дорога самая верная. Современный мир дает миллион возможностей для того, чтобы человек мог опытным путем проверить, где хочет самореализовываться.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus