Полная версия сайта Мобильная версия сайта

В Беларуси феминистками не рождаются, а становятся

 

Тяжело ли жить феминисткам? Они ли виноваты в том, что белорусские мужчины стали «неправильными»? Стоит ли сокращать декретный отпуск?

Обо всем этом журналистка velvet.by поговорила с основательницей Центра по продвижению прав женщин «Ее права» Александрой Дикан.

01_velvet_feministka.jpg

— В Беларуси феминистками не рождаются, а становятся. Ты помнишь, в какой момент стала разделять идеи феминизма?

— Для этого нужна была определенная степень осознанности. Все произошло тогда, когда я уехала учиться в магистратуру в Нидерланды. Там попала на курс про гендер. Тогда в Беларуси о гендере никто не говорил, СМИ не писали на эту тему.

В процессе обучения появилось критическое мышление — услышала о вещах, о которых раньше даже не задумывалась.

— Недавно на мероприятии столкнулась с женщиной, которая призналась: после того, как она начала разделять идеи феминизма, жизнь стала намного сложнее: жить по-старому она уже не может, а плыть против течения (мнения близких, друзей) тяжело.

— Я ее понимаю — в Беларуси традиционное, консервативное общество, в котором быть «иным» непросто. Когда ты меняешься, то редко находишь поддержку в своем окружении (особенно если оно патриархальное).

Моя жизнь тоже стала и легче, и сложнее одновременно.

Сложнее потому, что когда появляется гендерная чувствительность, ты уже не можешь закрывать глаза на некоторые вещи.

Я знаю пары, в которых дело дошло до развода из-за того, что женщина не хотела больше быть удобной для мужчины. А тот не собирался делить бытовые обязанности потому, что ему очень комфортно было сбросить весь груз дел на жену.

02_velvet_feministka.jpg

Сейчас активно работают и мужчины, и женщины. Но почему-то многие до сих пор искренне убеждены: только у мужчины есть право на отдых после рабочего дня.

Почему женщина постоянно должна устраивать какой-то перфоманс? Доказывать, что она хорошая жена — сутками готовить, убирать… Мы все устаем. И очень часто после работы хочется не нестись к плите, а просто отдохнуть.

А легче мне стало потому, что знание дает силу. Я поняла, что я имею право быть такой, какой хочу. Что я не обязана соответствовать чьим-то идеалам.

Простой пример: в кафе друг моей подруги заявляет: «Покрутись, я хочу посмотреть твой сарафан». Раньше я бы очень смутилась, стала думать, что же не так со мной, с сарафаном. Сейчас спокойно могу сказать: «Парень, ты про что вообще? Может, лучше ты передо мной покрутишься»?

Когда я работала по распределению, начальник постоянно требовал улыбаться. И я чувствовала, что должна это делать. Хотя, если подумать, почему должна?

Теперь я чувствую себя свободной. Я кайфую.

Феминистки знают, что женщину не должны оценивать за размер груди или по тому, вкусные ли блинчики она готовит, как часто убирает дома. В браке она ищет партнерских отношений, а на работе — уважительного отношения, оценки профессиональных качеств, а не внешних параметров. Они понимают, что заслуживают успеха и уважения.

03_velvet_feministka.jpg

— Феминисток сейчас модно обвинять во всех смертных грехах. Мол, это из-за нас мужчины разучились брать на себя ответственность. Якобы, если бы не феминизм, все бы женщины сидели дома, днем ходили бы на шоппинг да по салонам красоты, а вечерком с улыбкой ждали мужа с жирным мамонтом… Еще видела претензию: «Феминистки запрещают женщинам выполнять их истинное предназначение — быть женами и матерями — заставляют строить ненужную карьеру».

— Это патриархально консервативные взгляды, в корне неправильно трактующие идеи феминизма.

Надо понимать, что феминизм это не про «женщина обязана строить карьеру», это про то, что женщина имеет право выбирать. Если она с супругом договорилась, что в их семье работает мужчина, а женщина занимается бытом — в этом нет ничего плохого.

Но, давай посмотрим правде в глаза: далеко не всякий белорусский мужчина может обеспечить своей семье достойный образ жизни. В большинстве семей вклад женщин в семейный бюджет довольно велик, и потому они не могут позволить себе осесть дома.

В Беларуси очень высокая алкоголизация мужчин. В том числе и потому, что они тоже страдают от гендерных стереотипов: далеко не каждый мужчина способен зарабатывать миллионы и соответствовать образу «альфа-самца». Он чувствует, что далек от идеалов мускулинности — и начинает пить. А дальше — срывы, насилие в семье.

Феминизм — это борьба за равные права, возможности и результаты. За то, чтобы убрать все барьеры — правовые, экономические, психологические. У каждого человека должна быть свобода выбора, равные права и возможности.

04_velvet_feministka.jpg

Если говорить об инфантилизме белорусских мужчин, то феминизм тут опять же ни при чем. В целом в патриархатной системе мальчики ценятся больше. А в Беларуси после войны наблюдался их культ, я бы сказала: когда мужчин в обществе было мало, к ним с рождения было особое отношение, требований предъявлялось меньше, чем к девочкам и так далее. Но вокруг сыновей пляшут как раз-таки не феминистки, а женщины, одобряющие патриархат.

Феминистки добиваются равенства, в том числе и в отношениях.

Феминистки не станут тянуть на себе все, включая детей, позволяя мужу валяться на диване. Они говорят о том, что детьми должны заниматься оба родителя. И в Европе, благодаря этому, гораздо реже возникают проблемы с выплатой алиментов в случае развода и общения отца с детьми. У нас же, как правило, после развода для мужчины становятся бывшими не только жена, но и дети.

Мне жалко, что в Беларуси нигде не учат тому, какие должны быть отношения в паре — дети считывают те модели, которые есть в их семьях. А в наших стандартных семьях именно на женщину возлагают функцию «хранительницы очага», и крайне редко можно встретить примеры активного участия мужчины в домашних заботах, детях. Поэтому женщина и оценивается по тому, насколько она хорошая хозяйка. Отсюда и у молодого поколения женщин формируется понимание того, что они имеют цену, если  могут хорошо заботиться о мужчине, вкусно готовить и если дома чисто. Они боятся поговорить о партнерстве только потому, что: 

«А вдруг он меня разлюбит».

А мне кажется, что отношения — это про то, чтобы всем было классно. Когда не надо у плиты доказывать, что ты хорошая жена, когда фокус смещается с бартера (он мне — заработную плату, а я ему — борщ) на взаимное принятие, поддержку, удовольствие от общения. Настоящие партнерские отношения — это не про созависимость, не про выгоду, а про то, что два независимых человека, которым хорошо жить и в одиночку, поняли, что вдвоем еще лучше, веселее. И где никто никому ничего не должен.

05_velvet_feministka.jpg

— Продолжим тему претензий. Наши женщины возмущаются, если им в транспорте не уступили место. Для Европы это абсолютно нормальная история.

— Да, потому что там женщины не считают себя слабым полом, который надо от всего защищать. Сама я уверена: уступать место надо тому, кому оно в данный момент необходимо. И мужчина может хотеть посидеть — он может быть уставшим, приболевшим.

Любому человеку надо прививать культуру общения, уважения к окружающим. В Беларуси в целом невысокий уровень культуры взаимодействия: людей не учат соблюдать личные границы других.

Своему сыну я говорю о том, что надо уважать всех людей независимо от пола.

Белорусское общество сосредоточено на том, чтобы создать иллюзии заботы о женщинах: рассказывают, и где можно работать, и сколько детей рожать.

06_velvet_feministka.jpg

Но на самом деле, это просто мишура. О женщинах государство вспоминает в сложные моменты: если надо много работать и мало получать за это — добро пожаловать. Вспомним о том, что в СССР программирование считалось женским делом потому, что зарплаты в этой сфере были мизерные. А сколько сейчас женщин в IT?

Женщине легче возглавить убыточное предприятие потому, что в такой ситуации все мужчины куда-то испаряются. Но стоит всему нормализоваться — и мужчины тут же возвращаются.

— Твой муж разделяет идеи феминизма?

— Разделяет. И, что самое главное, он в целом уважает меня и мои взгляды. Он, как и я, рос в семье, где папа рубит дрова, а мама ведет все хозяйство. Но мой муж очень умный, он умеет анализировать, он открыт миру. Да, у нас были жаркие дискуссии. Но главное, что мы говорили о проблемах и искали пути решения.

Был период, когда я искала новую работу и больше времени проводила дома. Конечно, тогда я больше мужа занималась бытовыми вопросами.

Сейчас я интенсивно работаю. Никто из нас не любит готовить и убирать. В итоге мы договорились, что, если никто не хочет мыть полы или варить суп, мы вызываем клинера и заказываем готовую еду домой.

07_velvet_feministka.jpg

— Периодически в стране витает в воздухе идея о том, что декретный отпуск надо сокращать. Как ты к этому относишься?

— Положительно. Три года — это безумно много. За это время можно потерять весь свой социальный капитал, профессиональные компетенции. А если женщина решает рожать сразу двоих, то выпадет из жизни на 5-6 лет. Это профессиональная смерть! Многие потом не могут вернуться на прежнее место, ищут какую-то менее оплачиваемую и престижную работу…

Сама я вернулась на работу, когда сыну было 4 месяца. Мне, конечно, повезло в том плане, что и моя мама, и свекровь всегда готовы были посидеть с внуком. Сейчас у сына есть няня.


В среднем в Европе декретный отпуск составляет около года. При этом год женщине платят не 150 долларов пособия, а ее зарплату почти в полном объеме. При этом во многих странах есть возможность продлить декрет еще на полгода, но они уже не будут оплачиваться.


Я считаю, что это хорошая практика. В год-полтора ребенок в состоянии понять, что мама и папа ходят на работу.

Конечно, перед тем, как сокращать декрет, надо в Беларуси создать условия: чтобы было где и с кем оставить ребенка, ведь потянуть няню может не каждая семья.

08_velvet_feministka.jpg

В этом случае и работодатели бы меньше боялись брать на работу женщин. Одно дело думать, что специалист может уйти на три года, и совсем другое — на год.

Плюс я уверена, что отпуск по уходу за ребенком нужно делить между обоими родителями — только тогда уйдет дискриминация в трудовой сфере.

— С какими проблемами чаще всего обращаются женщины в Центр по продвижению прав женщин «Ее права»?

— Изначально мы планировали больше заниматься дискриминацией в трудовой сфере, потому что организации, помогающие женщинам в случае насилия в семье, уже были. Но по факту половина наших обращений связана с семейно-бытовыми вопросами и насилием в семье.

У нас низкая правовая грамотность у женщин, плюс они гораздо реже могут позволить себе выделить деньги на юридическую консультацию, поэтому работы много.

Бывают уникальные кейсы — сейчас, например, работаем по эмбриональным вопросам.

— Была ли история, которая тебе особенно запомнилась?

— Был кейс про семью военных, где папа хотел уйти в декрет, а его отказывались отпускать. Оптимизация госаппарата за счет женщин в декрете тоже впечатлила.

Меня уже сложно чем-то удивить. Но вот недавно я узнала, что одну из наших клиенток убил муж. Это было очень сильное потрясение — сложно осознать, пережить.

09_velvet_feministka.jpg

— Если бы мы сейчас вручали премию «Сексист года», кому бы ты ее отдала?

— Может быть, генеральному секретарю Белорусской федерации футбола Юрию Вергейчику, который год назад заявил, что футбол — не женский вид спорта, а дело женщин — рожать.

Мы после этого писали жалобу и в Министерство спорта и туризма Республики Беларусь (к слову, там нам ответили, что поддерживают нашу позицию), и в Международную федерацию футбола.

Всегда важно громко говорить о таких случаях.

— Большая проблема нашей страны — сильная внутренняя мизогиния. Как сделать так, чтобы женщины перестали нападать на женщин?

— Только распространяя знания. Как только белоруски смогут принять, полюбить сами себя, они перестанут гнобить себя и быть агрессивными в отношении друг друга.

Когда женщина понимает, что она не хуже мужчин, уходит соперничество за «альфа-самцов».

На самом деле, женщины должны поддерживать друг друга — мы ведь знаем, как сложно выстоять в этом мире.

10_velvet_feministka.jpg

— Стоит ли нам ждать позитивных изменений в белорусском обществе? Полос Великобритании Фиона Гибб говорила, что страна может получать дополнительно 5,4 миллиардов долларов ежегодно, если будет достигнуто гендерное равенство.

— Я верю, что стоит. Сейчас растет новое поколение женщин и мужчин. Современная молодежь много путешествует, находит в интернете новую информацию, активно развивается.

Многие темы перестали быть запретными. Люди постепенно становятся более гендерно-чувствительными и продвинутыми. 


Авторка тизерного фото Виолетта Савчиц

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.

Комментарии

Всего комментариев (2) Последнее сообщение
e.g. аватар

А о каком времени идет речь "тогда о гендере в Беларуст нитко не говорил"? Это когда?

Велвета аватар

Александра была в Нидерландах в 2013 году. Видимо она имеет в виду время до 2013 года.

#
Система Orphus