Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Непопсовая идея от Velvet для тех, кто едет в Берлин уже не в первый раз

Как закончите с шопингом на Александрплатц, садитесь на трамвай и отправляйтесь в… тюрьму. Постарайтесь оказаться в мемориале Берлин-Хоэншёнхаузен в воскресенье ровно в 14.00.

В это время здесь начинается бесплатная экскурсия на русском (входной билет стоит 6 евро). Интересно то, что о бывшей тюрьме для политических заключенных рассказывают бывшие узники.

Нашу маленькую группу встречает Лотар Шульц — ему было всего 27 лет, когда его арестовали сотрудники Штази…

velvet_5.jpgВход в тюрьму

— Заключенным, которых привозили сюда, никогда не говорили, где именно они находятся. Это один из способов психологического воздействия — неопределенность мучает человека. На мысли «Где я?» уходит очень много энергии.

Пока мы идем к печально знаменитой «подводной лодке», Лотар Шульц рассказывает, как выучил русский язык:

— Я был инженером, работал вместе с советскими учеными при установке ядерного реактора в Любмине.

velvet_7.jpgВнутренний двор

Вообще, первоначально на месте следственной тюрьмы находилась фабрика-кухня Национал-социалистической организации «Народная благотворительность». Но после войны здания были конфискованы и переделаны.

Подвал бывшей кухни самих заключенных заставили переоборудовать в камеры. Сейчас в них может зайти любой желающий. Картина действительно удручающая: половину пространства занимает деревянный настил без матраса. Кроме него из нехитрой обстановки лишь ведро с крышкой.

Сначала здесь не было отопления, нормальной вентиляции — воздух практически не менялся. Заключенные дышали — и на потолке скапливалась влага, которая потом капала на головы несчастным.

— «Подводной лодкой» это место назвали заключенные, — поясняет господин Шульц. — Из-за того, что здесь нет естественного света, — ни одного окошка. Зато лампочки горели круглые сутки — стиралась грань между днем и ночью, человек переставал чувствовать время.

Чтобы хоть ненадолго вырваться из этого кошмара, заключенные объявляли голодовку или глотали металлические предметы (например, ложки) — в больнице все-таки были более человеческие условия.

velvet_11.jpgВ подводной лодке

Страшнее только, пожалуй, «резиновая клетка». Стены этой камеры обиты черным мягким материалом. Когда оказываешься внутри, появляется ужасное чувство — будто ты шагнул в гроб. Здесь света нет вообще никакого. Кромешная темнота и мягкие стены… 

Говорят, после 36 часов в такой камере у человека начинаются галлюцинации.

Наш гид приводит нас и в гараж — место, куда доставляли новых «обитателей» тюрьмы. Там стоит машина, в которой перевозили заключенных. Можно заглянуть внутрь.

velvet_14.jpgРезиновая клетка

— Я тоже ехал в такой же, — вспоминает Лотар. — После 4 месяцев заключения меня транспортировали в суд — 120 километров туда, 120 — назад. Всего 4 часа в дороге. Я радовался тому, что хоть ненадолго увидел зеленые деревья, солнце…

Он читает в глазах слушателей немой вопрос: «Так за что же?..»

— Почему почти 40 лет назад я стал политзаключенным Штази? Давайте поговорим об этом на «фабрике допросов».

Для того чтобы «выяснять правду», было оборудовано более 100 комнат допроса — действительно, настоящая «фабрика».

img_20171112_164413.jpgМашина для транспортировки заключенных

— В 1971 году я был молодым, подающим большие надежды инженером. Мне сказали: «Ты должен ехать учиться в Московский энергетический институт». Я был очень рад этому предложению. 

Но вдруг одна дама спросила: «Господин Шульц, когда вы думаете стать членом социалистической единой партии Германии?». А я хоть и хотел продолжить образование, не верил в социалистические идеалы. Я не мог переступить через себя и вступить в партию.

После отрицательного ответа многие двери для меня закрылись. В 1978 году я был уже женат, моя жена работала врачом (6 лет отучилась в Ленинграде). Мы оба очень хотели переехать на Запад. Официально получить разрешение было практически невозможно. Значит, надо бежать. Но как? Я придумал довольно рискованный план. Надо… чтобы меня арестовали!

В то время ФРГ нередко выкупала политзаключенных у ГДР. Поскольку я был ученым, то надеялся, что и мной заинтересуются. Дело оставалось за малым — попасть в тюрьму. Я попросил жену уехать на выходные из Берлина, чтобы потом она могла сказать, что даже не подозревала о моих сумасбродных намерениях.

Нарисовал антисоветский транспарант и пошел на Александрплатц — центр Восточного Берлина. Это было воскресенье. Ходил туда-сюда… И щелк — последняя команда мозгу: «Действуй!». Я резко разворачиваю транспарант и понимаю: «Все, с этой секунды пути назад нет». Вокруг меня быстро собралась толпа — человек 50, не меньше.

Сотрудники Штази тоже появились оперативно. Спустя 15 минут моя манифестация закончилась. Уже в понедельник фотографии со мной появились в западной прессе. Я узнал об этом уже на допросе — спрашивали, с кем я вступил в сговор, кто передал снимки в ФРГ.

Я ликовал — пока все шло по плану. Грозили, что за выходку дадут лет 10, но в моем сердце все равно жила надежда.

velvet_2.jpgВ кабинете допроса

Мы заходим в один из кабинетов для допроса. Несколько столов, кресла, шкафы…

— Здесь интересен контраст. Ты вдруг будто оказываешь в новом мире: красивые обои, мягкое кресло… С тобой начинают обращаться по-человечески, как в прошлой жизни: «Доброе утро, господин Шульц!». Никогда заключенный не услышит такого от охранника. А тут еще капитан добавляет: «Может, сперва хотите выпить кофе, настоящий, с молоком и сахаром? Или лучше предложить сок?».

Было лето, безумно жарко и душно… До сих пор помню тот восторг, который я испытывал, когда пил восхитительно холодный сок. Это будто инъекция комфорта! И ты ловишь себя на мысли, как хочешь вернуться в нормальный мир.

Конечно, была и классическая игра в «хорошего и плохого полицейского». Как-то майор орал, что хочет меня ударить. Но я оптимист, меня сложно вогнать в депрессию. Как-то раз мне сказали: «Считайте, что вы сейчас в школе жизни, господин Шульц». И я стал воспринимать все, как урок.

В этом здании камеры намного комфортабельнее: есть окно, кровать, столик, стул, умывальник, а в кране — о чудо — горячая и холодная вода. У «доброты» есть прагматичные причины. Когда в ГДР начались проблемы с финансами, пришлось идти на уступки Западу и улучшать условия содержания заключенных.

velvet_10.jpgТюремный коридор

— Первые три недели не разрешали читать, — вспоминает Шульц. — Для меня это было тяжелейшее испытание. Когда я получил свою первую газету — «Новая Германия» — разделил ее на части, так, чтобы хватило чтения до конца недели.

Тогда я не променял бы прессу даже на слиток золота. А еще было запрещено заниматься спортом. Но я тайком отжимался от стенки — для здоровья, чтобы поддерживать себя в форме.

velvet_8.jpgКамера нового типа

Заканчивается наша экскурсия в крохотном дворике для прогулок. Четыре бетонные стены, а над головой — сетка. Туристы смотрят на серое осеннее «клетчатое» небо с тоской, а для бывшего узника оно несколько десятилетий назад было символом надежды. Именно здесь наш гид заканчивает свой рассказ.

— Штази меня все же освободили. Но это далеко не хэппи-энд! Если начал идти к мечте — иди до конца, глупо останавливаться на полпути. Оказавшись на воле, я стал работать дворником в соборе. Но не прекращал думать о том, как же мне перебраться на Запад.

Прошло несколько лет. Я позвонил жене и сказал, что планирую организовать еще одну манифестацию, но более масштабную. Позже выяснилось, что телефон прослушивался. Спустя два месяца и две недели настал самый счастливый день в моей жизни. 21 мая 1985 года нам с женой дали разрешение уехать в ФРГ.

velvet_6.jpg

img_20171112_174441.jpg

velvet_13.jpg

— Как сложилась Ваша карьера на Западе? — задала я мучавший меня вопрос. — Стоила ли игра свеч? А то получается, что история обрывается на том, как перспективный ученый становится дворником…

— Да, я не зря рисковал. На новом месте я получил сразу 13 предложений работы, так что мог выбирать, чем хочется заниматься.

Часто спрашивают, не тяжело ли мне каждый раз во время экскурсии снова и снова переживать далеко не самые приятные моменты жизни. Но мне нравится рассказывать свою историю людям из разных уголков Земли.

Мне кажется, что на самом деле она очень позитивная, потому что доказывает: не бывает невозможных желаний — если ты чего-то действительно хочешь, то обязательно сделаешь свою мечту реальностью.

Фото автора

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus