Полная версия сайта Мобильная версия сайта

«Я влюбился бы в старшую…», но поэт выбрал ту, что просто красива

Поэты не всегда любят красивых, но если уж выбирают красавиц — то самых ярких.

Помните, как Онегин и Ленский ехали от Лариных? Онегин тогда спросил у Ленского: «Неужели ты влюблен в младшую? Она же просто красива — и только. Будь я поэтом, я бы влюбился в старшую».

Обычно, кстати, поэты так и поступают: не обращая внимания на красоту внешнюю, ищут в женщине загадку, тайну, непохожесть, нестандарт. Самые знаменитые Музы ХХ века, женщины, которых любили величайшие поэты, отнюдь не были красавицами: ни Лиля Брик, ни Зинаида Гиппиус, ни даже Айседора Дункан.

Но если уж сердце поэта падает к ногам королевы красоты — красота эта поистине велика. Знаменитых красавиц истории литературы трудно назвать идеальными, совершенными — их красота все же чаще всего необычна, нестандартна, но — бесспорна.

32122_900.jpgАлександр Пушкин и Наталья Гончарова

Первой красавицей русской литературы любой сразу же назовет Наталью Николаевну Гончарову, в замужестве — Пушкину, потом — Ланскую. Ее красота была настолько очевидной, что ее даже передают многочисленные портреты, что с красотой бывает вообще-то редко — кисть и фотография убивают и живой блеск глаз, и пленительную прелесть движений, и магию голоса.

С Натали — все бессильно: ее красота безусловна.

velvet__1.jpgНаталья Николаевна Гончарова

velvet__2.jpg

Кстати, дети Натальи Николаевны особенной красоты не унаследовали — кроме младшей, Натальи.

Удивительно похожая на отца, Наталья Александровна получила в дар от матери какое-то особенное свойство — одухотворять любые черты, а то африканское, бешеное, неправильное, что было в Пушкине, в лице его дочери получило неожиданное, идеально прекрасное прочтение.

velvet__3.jpgМладшая дочь Наталья Александровна

a_s_pushkin_besi.jpg

Бесспорно красива и знаменитая булгаковская Маргарита — Елена Сергеевна Нюренберг-Шиловская (в третьем замужестве — Булгакова), женщина, которая не только вдохновила любимого Мастера на великий роман, но и сберегла после его смерти все, что только могла сберечь для вечности.

007.jpgЕлена Сергеевна Нюренберг-Шиловская

Это — Паулина Мядзелка, наша Павлинка. Это она вдохновила Янку Купалу на образ нашей первой и непревзойденной пока белорусской драматургической красавицы, смелой, яркой, свободной, бесстрашной.

В юности она была красива жгучей, неординарной красотой — романтическая любовь романтического поэта.

cbf20d4828cbd12880be63160f0d046d.jpgПаулина Мядзелка

Особенной красотой, теплой, светлой, всеобъемлющей была красива Марина Влади — жена Владимира Высоцкого. Ее красота не отлакировывалась даже кинематографом — она оставалась по-человечески, бесконечно красива.

velvet__6.jpgМарина Влади

Воспоминания Марины Влади «Владимир или Прерванный полет» открыли перед читателями еще и душу ее — очень красивую женскую душу, умеющую любить и обреченную страдать. В этом поэты редко ошибаются: их возлюбленные должны уметь страдать. 

640x425_21_a5a0581e5428d5e80c9521a3c9b9a637640x425_0xd42ee437_16870030341437753561.jpegВладимир Высоцкий и Марина Влади вместе

А эта красавица могла бы быть рядом с Маяковским — если бы оба они чуть больше этого хотели. Татьяна Яковлева, парижский дизайнер, талантливая и умопомрачительно красивая молодая женщина.

Они встретились в Париже (ах, какая романтика!) — в очереди к врачу. У Яковлевой был бронхит, у Маяковского — простуда. Уже от кабинета доктора они уехали вместе — это была страсть с первого взгляда.

Яковлева — единственная женщина, которой Маяковский посвятил стихи с тех пор, как познакомился с Лилей Брик. Кроме самой Лилички, конечно.

484490.jpg

Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток
моих больших
и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все разно тебя когда-нибудь возьму —
одну
или вдвоем с Парижем.


Нельзя сказать, чтобы красота этих женщин приносила бы им счастье. И то, что им приносила счастье огромная поэтическая любовь — тоже нельзя. Их человеческое бытие складывалось драматически, трудно, не всегда красиво.

Зато их жизнь в Вечности — бесспорна, как бесспорна их красота. Счастье ли это? Не знаю.

VELVET: Анна Северинец
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus