Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Как похудеть, если не помогают советы: «Меньше ешь и больше двигайся»

Минус 30 кг: как жить и что делать, если у вас метаболический синдром

 
«Меньше ешь, больше двигайся» и другие способы стать стройнее, которые тут не помогут. Саша Жуковская рассказывает о своей битве с диагнозом «инсулинорезистентность».
 
jenshini.jpg
 
Мне 12, лето 2000 года. При росте 164 см я за год скакнула с 50 кг до 74. Но ни я, ни моя семья ещё не в курсе, насколько серьезно влипли, — мы задумчиво гуляем по вещевому рынку в центре Ухты. «Топшопа» ещё нет — мы покупаем джинсы всегда у одной и той же женщины.
 
Классные,турецкие. Продавщица по привычке приносит несколько пар: она хорошо помнит меня и мою фигуру. Но на меня (ну надо же!) ничего не налезает. Она невозмутимо достаёт еще несколько джинсов на размер больше. Вдруг у производителя размерная линейка поменялась? Тоже мимо. Так мы добираемся до 30-го, самого большого размера, больше у неё уже нет. Моя мама замечает, что я, наверное, слишком сильно наседаю на молоко и булочки. Собственно, в этот момент я и поняла, что вешу больше нормы.
 
Осознав, что я сильно полнее ровесниц, я нашла в домашних медицинских справочниках, что такое ожирение и что такое ИМТ. Высчитала свой индекс массы тела и загрустила. Справочники хорошо объясняли суть ожирения, но не описывали ни одной причины, которую можно было бы понять, кроме пространного «переедания». Но какое уж тут переедание, когда всю жизнь семья едва концы с концами сводила.
 

Я попробовала отрегулировать свое питание — отказываться от салатиков или горячего на семейных праздниках, ужинать не позднее шести вечера, пить больше воды. Все эти полезные советы для худеющих находила в книгах, интернет тогда был не у всех. Не помогло — вес только полз вверх. В одиннадцатом классе я весила уже 85 килограммов при росте 165.

 

В школе мальчики посмеивались надо мной из-за полноты. Слишком злых шуток не было, меня не травили, но как девушку не воспринимали. А я переживала, что девочки дружат со мной, чтобы на моем фоне выигрышнее смотреться.

 

jenshini.jpg

Приступы самолюбования сменялись приступами злости и нежелания быть толстой. До двенадцати лет я ведь совсем иначе выглядела и гораздо меньше весила: я хорошо помнила то состояние и «ту» себя. «Нынешняя» я была для меня чужим человеком. Но тут школа закончилась. Я уехала в другой город — и переживания забылись: оказалось, что полнота не мешает классно одеваться, ходить на свидания и получать от жизни удовольствие. Я подумала, что, возможно, никогда не смогу избавиться от лишнего веса, и если я прямо сейчас не буду относиться к этому как к данности, буду страдать. Стала покупать себе классные вещи, смирилась со своим 16-м английским размером и российским 52-м.

 

Тут-то мой вес добрался для критической на тот момент точки — 95 килограммов. Мне было 23 года. Меня эта цифра шокировала, и я, невзирая на прошлый неудачный опыт похудения, попыталась снова. Что было: зумба, силовые, круговые тренировки, массажи и обертывания, LPG и даже лазерный липолиз. Мне удалось сбросить около 15 килограмм, но они очень быстро, меньше чем за полгода, вернулись обратно, хотя я не бросала занятия и массаж. Интересно, что моё окружение не понимало, зачем я воюю с весом. Мне ведь «и так идёт».

 

Эндокринологи, к которым я обращалась, назначали анализы на гормоны щитовидной железы, обнаруживали там полный порядок и отправляли домой. «Ну вы просто поменьше ешьте и больше двигайтесь», — говорили мне примерно десять разных врачей, к которым я в разные годы обращалась. Спасибо.

 

В этом году мне исполнилось 30, к июню вес достиг 105 кг. Объем бёдер был больше 120 см, талии — 130 см! Сказала себе: «******!!!! (с ума сойти)». Надо что-то с этим сделать.

 

Я начала с мамских форумов. Вообще, это место, где можно найти рекомендации на всех возможных врачей, — у матерей во время беременности вылезает максимальное количество проблем со здоровьем, а потом ещё и детей нужно лечить. Эти суперженщины знают, кто лучше всех в городе лечит кариес, кто спасет от выпадения волос, ожирения, депрессии и колик. Так я нашла своего врача-эндокринолога Юлю. «Волшебница!» — щебетал про нее форум.

 

Врач поняла, что я — запущенный случай, едва меня увидела. Анализы и мой дневник питания показали, что у меня серьёзные нарушения, которые называются метаболический синдром. Иначе — инсулинорезистентность.

 

Что это такое?

Если говорить по-простому — нарушение обмена веществ, из-за которого вы полнеете и не можете никак это остановить. А если научно, то при этом синдроме периферические ткани нашего организма теряют чувствительность к инсулину — главному гормону, отвечающему за липидный обмен.

 

Как и почему это случается, медицина точно не знает: воспаления, если их переносишь на ногах и толком не лечишь, генетические патологии, стрессовое переедание, которое вовремя никто не остановил.

 

jenshini.jpg

 

Гормон инсулин вырабатывается поджелудочной железой. Мы в основном слышим о нём как о гормоне, который регулирует уровень сахара в крови. Я даже не знала, насколько этот гормон всемогущ и насколько сильно влияет на обмен веществ. Инсулин также доставляет глюкозу в клетки тканей, синтезирует жирные кислоты, которые необходимы организму, и останавливает липолиз — расщепление жиров. Если инсулина вырабатывается слишком много, как при метаболическом синдроме, он накапливается в крови, а организм перестаёт расставаться с накопленным жирком. В дальнейшем, если нарушение прогрессирует и уровень инсулина растет, организм теряет толерантность и к глюкозе. Начинаешь неконтролируемо хотеть сладкого и не можешь остановиться, пока не съешь все шоколадки в радиусе 100 метров. Если и здесь ничего не сделать, может развиться диабет или жировой гепатоз печени — заболевание, которое приводит к циррозу.

 

 

Поставить диагноз и точно определить, насколько запущенный у вас синдром, может только врач. Не читайте сайты из первой строки поиска и не пейте никакие препараты, пока не побываете у эндокринолога.

 

Как заподозрить у себя метаболический синдром:

  • вы часто голодны;
  • чтобы наесться, вам нужна не тарелка, а целая сковорода жареной картошки;
  • не представляете свою жизнь без сладкого, даже день без него не выдерживаете;
  • у вас очень полные живот и талия, и жир в основном откладывается там (талия больше 80 см в объёме)
  • у вас сухая кожа рук, на сгибах локтей и коленей, потемнела кожа на костяшках пальцев рук;
  • необъяснимо выпадают волосы (необъяснимо — это значит, что вы не беременны и не родили недавно ребенка, и это не сезонное выпадение, а регулярное)
  • плохо спите и бодрствуете в основном ночью.

 

Как его будет определять ваш врач-эндокринолог: назначит сдать общий и биохимический анализы крови, анализы на гормоны щитовидной железы, инсулин, глюкозу и индекс HOMA, холестерин, триглицериды и лептин (гормон, отвечающий за аппетит), проверит, в порядке ли яичники и половые гормоны, — направит выяснить это у гинеколога. Мой врач ещё направляла проверить печень: нет ли там признаков жирового гепатоза. Это можно выяснить, сделав УЗИ.

 

Я не смогла ничего найти толкового в интернете об инсулинорезистентности, кроме двух-трёх статей в Википедии, поэтому пытала и лечащего эндокринолога, и знакомых врачей из других областей. Узнала про Pubmed (база данных, созданная Национальной медицинской библиотекой США — прим. ред.) и читала исследования об инсулине там. Так стало ясно, что я не могу сбросить вес именно из-за синдрома: что бы я ни съела, организм воспринимает это как безуглеводную еду. Для организма я «голодаю», и у нас с ним ад, боль, паника. Поэтому вместо того, чтобы увидеть, что вообще-то углеводов я ем достаточно, мозг просит ещё и ещё.

 

При метаболическом синдроме «меньше ешь, больше двигайся» не работает без вмешательства со стороны — нужно пить назначенные врачом препараты, иногда даже делать капельницы.

 

С началом лечения уменьшается голод, и становится легче переносить лечебную диету. Но полным девушкам, которые даже не подозревают о том, что больны, фейсбучные знатоки похудения, случайные комментаторы в инстаграме и родственники скажут, что они просто ленивые жопы, которые не ходят в зал и сутками едят пиццу. Да, я действительно ела сутками, и этот процесс не остановить одним усилием воли. Нельзя привить любовь к спорту через унижение. Нельзя называть людей ленивыми тварями, лучше помогите им. Нужно лечение, причем не только от чрезмерного аппетита и тяги к сладкому — лекарства помогают организму понять, где он свернул не туда, помогают усилить расщепление жиров.

 

Как лечат метаболический синдром (и куда деваются килограммы)

 

jenshini.jpg

Врач назначает препараты в зависимости от анализов: для подавления неконтролируемого аппетита, для снижения уровня инсулина и глюкозы в крови, витамины и аминокислоты, помогающие обмену веществ — например, альфа-липоевую кислоту, Омегу-3, витамины группы B. Может назначить препараты, которые вводятся внутривенно или капельно, например, гепатопротекторы.

 

Дальше уже знакомые всем когда-либо худевшим «диета и спорт». Диету нужно будет соблюдать всю жизнь. Препараты обычно отменяют и проверяют, как организм сам справляется. Если все в порядке, диеты и активности хватит, чтобы история не повторилась. Если же анализы при проверке покажут, что инсулин вырос, лекарства нужно будет пропить снова. Людям более старшего возраста обычно нужно принимать лекарства всю жизнь. Мне пока ничего не отменили и не отменят до следующего лета.

 

Диета строится по принципам инсулинового индекса продуктов. Он означает, насколько сильно вырастет в крови уровень инсулина, если вы этот продукт употребите. За основу исследователи брали 100 грамм самого высокоинсулинового продукта — белого хлеба.

 

Примерный список «запрещенки» выглядит так:

  • всё крахмалистое: картофель, свекла, белый рис, кукурузные хлопья и изделия из кукурузной муки;
  • всё мучное и сдобное: прощай, хлебушек и бургеры;
  • сладости (логично, нам же нужно отрегулировать инсулин!) и сладкие фрукты (бананы, финики);
  • газированные напитки и алкоголь.

 

Я составила для себя таблицу инсулинового индекса продуктов и поделюсь ею с вами с большим удовольствием.

Смысл диеты в том, чтобы питаться теми продуктами и блюдами, которые не вызовут бешеное производство инсулина в организме. Мне назначили сначала жёсткую диету, которая помогла бы перенастроить поджелудочную железу на правильную выработку инсулина. При жёсткой диете нельзя даже неопасные крупы вроде гречки, только овощи, воду и творог. И никакого сахара, конечно.

 

Я начала лечиться в июле этого года. В первый месяц приёма лекарств, организм сходил с ума, а я по привычке пила газировку, жара же, и заедала печеньем. Не надо так! В августе я взяла себя в руки и начала ту самую жёсткую диету. Тяга к сладкому начала падать, как и аппетит. Я заметила, что больше не могу съесть целый кусок куриного филе, осиливаю только половину. В октябре стали заметны и другие изменения — у меня сильно изменились вкусы в еде, потянуло на овощи, которые я никогда не любила есть, на фрукты, к которым всю жизнь была равнодушна (яблоки). С окончанием жёсткого этапа лечебной диеты я ожидала, что наброшусь на картошечку с майонезом, на любимое печенье и шоколад, но ничего подобного — хрустела своей морковкой, как и месяц назад. Я перестала жарить, стала всё тушить или варить. Равнодушие к сладкому достигло такого масштаба, что я не ем даже сладкое, которое лежит перед моими глазами на столе. Муж себе покупает шоколад, но у меня нет желания его есть.

 

Я не верила, что это можно вылечить. Не верила, что лекарства помогают, что диета и спорт как-то повлияют. Я начала ходить в зал только в октябре, а до этого ограничивалась более долгими пешими прогулками с собакой. Ну и как все полные люди, я считала, что мне нужно сначала похудеть, а уже потом идти в зал.

 

Реклама спортивных товаров (привет, Reebok и другие титаны индустрии) как бы говорит, что спорт — для подтянутых и стройных. Я каким-то чудом поборола этот стереотип и всё же пошла. Может быть, дело было в том, что в моём спортзале много людей с разными фигурами.

 

В зал нужно просто прийти и взять в помощь тренера. Он проследит, чтобы вы всё делали правильно. Есть также танцевальные или аэробные направления. Если душа не лежит — купите велосипед, чтобы организм привык и полюбил движение.

 

Что в итоге?

 

Сейчас декабрь. За 5 месяцев лечения я уменьшилась больше чем на 30 килограммов и переехала из 54-56 размера в 46-й. Завела еще один инстаграм для того, чтобы показывать, чем питаюсь, — ограничения по диете включили фантазию, и я на ходу изобретаю салаты из разных полезных овощей и фруктов. На Pubmed почитала различные исследования продуктов, которые можно и нельзя инсулинорезистентным, пополнила найденной информацией свою табличку. Стала чаще улыбаться и фотографироваться. Реакцию мужа вообще описать сложно — он шокирован. Какое-то время понаблюдал за тем, как я тихонько ползу к своей цели, а потом вместе со мной записался в зал.

 

Самое удивительное во всем этом — то, как мало информации об этой проблеме, как мало это изучено. Мы знаем только то, что должны придерживаться правильного питания, но что делать, если мы всю жизнь правильно питаемся, а вес растёт, не знаем.

 

Надеюсь, моя история поможет кому-нибудь из вас глубоко задуматься и покопаться в истоках лишнего веса: сходить к эндокринологу, гинекологу и терапевту, может понадобиться и психолог. Это совсем не страшно. Страшно — когда не знаешь, что с этим делать.

 

Саша Жуковская @sashazhukovskaja          Источник

 

Обозреватель Velvet
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
#
Система Orphus