Полная версия сайта Мобильная версия сайта

СЧАСТЬЕ КАК ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ КАЗУС

Mary_Poppins7 аватар

Когда-то я, как и все мои уважаемые читательницы, была маленькой девочкой и училась в школе. Была я способной, хотя и не очень прилежной ученицей; могла бы в свое время учиться на «отлично», но не делала уроки.
Была у меня замечательная учительница русского языка – Елена Ивановна Иванова, и вот у нее я занималась с увлечением! Она была лучшей учительницей русского языка в городе Минске. Не знаю, почему она работала именно в нашей школе, и почему именно мне так повезло. Я ее обожала. Таких уроков в моей жизни никогда больше не было – ни до, ни после. Именно благодаря этой женщине я так хорошо могу писать и изъясняться по-русски.
Надо сказать, что это именно Елена Ивановна поставила меня еще в детстве в такой трудноразрешимый лингвистический тупик, о котором я до сих пор на досуге рассуждаю. Она надиктовала в наши этимологические словари запись о происхождении слова «счастье».
-…Счастье, дети, это быть «с частью»! «С частью» чего-то хорошего!
Нет, ну как вам такое нравится? Вы когда-либо мечтали о чем-то подобном? Может, и прав был Бердяев, когда говорил, что человек не стемится к счастью?
И все думаю я себе… Как, по-вашему, господа этимологи, это все можно объяснить? Вот тебе дали что-то хорошее и говорят: это часть, живи и радуйся... или смирись и привыкай… у кого-то все, а у тебя часть… такая вот твоя доля…
Но я не хочу часть!  Я хочу весь конструктор! Если чаяния моего юношеского (а сейчас уже и не юношеского) максимализма недостижимы, то зачем тогда все это подчеркивать в названии предмета, к которому я, по всей видимости, и не стремлюсь?

-...Мы знаем, Фреди, чего ты хочешь!
-Я хочу все!!!
Но подожди, Фреди, ты же не знаешь, что такое «все»! Для твоего воспаленного мозга «все» невообразимая абстракция...
Хотя… Ты не знаешь, что такое «все», но ты знаешь, что такое «больше». Все это знают. Поэтому, наверное, на Востоке и говорят: «Счастье – это то, что постоянно увеличивается».
А вот вам, к примеру, штамп средневековой арабской и персидской любовной лирики: «Она прекрасна, когда приближается…» Почему бы и нет? Например, я персидский поэт, ко мне приближается красивая девушка; ее образ растет, очаровательная фигурка становится видна в деталях, все будто наполняется красками… Или нет! Это он – Саади, а я приближаюсь к нему, вся такая «дыша духами и туманами»… Это волнует!
Уже потом между нами будет кульминация, переживания, мешанина чувств, хаос, нарастание энтропии… А сейчас я приближаюсь!..
Естественно , самый идеальный пример в данном контексте – ребенок. Он растет, и это настоящее счастье, которое постоянно увеличивается. Ничем не замутненная радость, благословленная жизнью. И даже когда он вырастает физически, он может продолжать расти интеллектуально, духовно, прирастать другими значимыми частями…
Только в данном контексте я могу принять этимологию слова «счастье». Представлять себе счастье как процесс развития чего-то изначально хорошего, которое прирастает какими-то новыми частями. Это может быть что-то дискретное, или непрерывное, как переливы радуги. Но тогда в строгом смысле это все-таки опять не «часть»…
Что вы думаете по этому поводу?

fb 0
tw
vk 0
ok 0
#
Система Orphus