Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Возможны ли естественные роды после кесарева в Беларуси? Опыт минчанки

Правило «одно кесарево — всегда кесарево» уже не работает во многих странах мира. Перестает оно работать и в Беларуси.

kesarevo.jpg

В некоторых странах до 74% женщин успешно рожают вагинально после кесарева сечения. В Беларуси речь идет только о 15-20% рожениц. Причина этого заключается, во-первых, в недостаточной информированности женщин, а, во-вторых, в недостаточной поддержке со стороны акушерок и акушеров-гинекологов.

Один из важнейших факторов успеха вагинальных родов после кесарева — желание женщины родить самой. История минчанки Дианы — яркий тому пример. Своим опытом она поделилась с проектом о правах и потребностях женщин во время беременности и родов «Радзіны».

— Я хочу, чтобы мой позитивный опыт помог всем женщинам, которые хотят родить самостоятельно, несмотря на шов на матке, — улыбается Диана. — Это нормально — отстаивать свое право выбирать, как именно появится на свет твой ребенок.

Но обо всем по порядку. Мои первые роды закончились кесаревым. После этого я плакала практически без перерыва. Уже тогда терзала докторов в роддоме вопросом, смогу ли я родить второго ребенка сама. Все как один отвечали: «Конечно, без вопросов!» Звучало настолько убедительно, что я даже подумать не могла, что в будущем возникнут какие-то проблемы.

Ко второй беременности готовилась основательно, читала много книг и статей на тему вагинальных родов после кесарева, изучала отзывы о роддомах на форумах. И тут стало понятно, что не все так радужно, как хотелось бы. В Беларуси мне удалось найти буквально считанные успешные истории.

Хотя риск возникновения осложнений после второго кесарева намного выше, чем после естественных родов после кесарева.

Прочла, что у нескольких девочек был позитивный опыт в вип-отделении шестого роддома. Роды там по сравнению с остальными роддомами стоят очень небюджетно.

В частности, прочла, хорошие отзывы про Ирину Борис, которая работает там. Поэтому я решила идти конкретно к ней. Начмед меня поддержала: «Думаю, у вас все получится».

Но оказалось, что Борис в отпуске, поэтому я обратилась к Елене Капустиной. Она мне сразу заявила: «Зачем тебе вообще естественные роды? Сколько детей ты планируешь»? Я растерялась: сразу бежать за третьим мы с мужем не планировали, но чисто теоретически кто его знает, как жизнь повернется — может, и решимся. Ответ меня потряс: «Если ты не уверена в том, что третий понадобится, зачем тебе вообще сохранять матку»?

Врач стала рассказывать ужасы про естественные роды, даже когда они первые. И это еще одна загадка для меня: зачем медицинский работник сразу настраивает роженицу на плохое?

Конечно, после такой беседы я пришла к выводу, что Капустина — это не тот врач, которому я хочу довериться. Тогда я поехала в Минский областной роддом — там работает доктор Шмак, про которого я слышала много хорошего. Кстати, и Минском областном роддоме есть возможность официально выбрать врача, который будет принимать роды.

Шмак сказал честно: «Я не возьмусь. Это слишком большая ответственность».

Но отступать от плана я не собиралась. Проходила обследования в частных медцентрах и советовалась с врачами. Акушеры-гинекологи подтверждали, что беременность проходит хорошо, и я вполне могу родить сама.

В итоге поехала в шестой роддом снова — менять врача. Капустину мне заменили на Елену Писаренко. Милейшая женщина! Но и она говорила: «Думаю, что у вас все может получится, но, я считаю, лучше бы вы пошли сразу на кесарево. Скорее всего, у вас и во вторых родах будет слабая родовая деятельность».

Стало очевидно, что в роддоме я поддержки не получу. Значит, нужно искать ее где-то еще — я нашла акушерку. Домашние роды мы с мужем не планировали, но хотелось провести дома как можно больше времени, чтобы, при этом был контроль специалиста. Акушерка должна была следить за ходом родов и сказать, когда точно стоит ехать в роддом.

Данное решение было самым верным. Еще мне очень повезло с гинекологом в женской консультации, она полностью меня поддерживала, а в 38 недель не стала выписывать направление в роддом: «Давайте еще подождем».

А вот медики из шестого роддома всячески пытались на меня давить: «Приезжайте скорее к нам! Вы создаете угрозу себе и ребенку»!

Мы вроде договорились дождаться следующего дня, но начмед Кеда уговорила на осмотр, а после стала убеждать: «Давай сейчас сделаем экстренное кесарево, я даже домой сейчас не пойду, хоть мой рабочий день уже окончен, настолько мне важно, чтобы у тебя все было хорошо! Подумай сама — уже через час ты увидишь своего малыша»!

Я отказалась. Как раз перед визитом в «шестерку» заехала в частный медцентр, где мне сделали узи и сказали, что все прекрасно. Написала отказ от госпитализации и расторгла договор с роддомом.

Что мне помогло не сдаться и настаивать на своем, даже когда на меня психологически давили?

Во-первых, я была уверена, что беременность проходит хорошо, и нет реальных рисков для меня и ребенка. Естественно, если бы в какой-то момент что-то пошло не так и мне сказали, что есть РЕАЛЬНЫЕ показания для кесарева сечения, я бы моментально согласилась.

Во-вторых, рядом был муж — он всегда ездил со мной к врачам. Не могу сказать, что супруг активно включался в обсуждение вопроса, но то, что он просто был рядом, очень помогало.

И, в-третьих, я не общалась агрессивно с врачами, не грубила, не кричала, а спокойно отстаивала свою точку зрения.

Когда я вернулась домой из «шестерки», акушерка сказала, что я уже нахожусь в родах. Могла ли Кеда, начмед, не понять этого? Нет, конечно. Это все-таки врач с большим опытом. Но она, видя, что все началось, до последнего пыталась склонить меня к экстренному кесарево. Я планирую написать свой отзыв об этой ситуации в шестой роддом, для меня важно, чтобы в нашей стране что-то изменилось.

Как я сама, имея опыт беременности и родов, могла не почувствовать схватки? Дело в том, что в первый раз я переживала схватки на окситоцине — и это были далеко не самые приятные ощущения. А тут, несмотря на стресс, все шло своим путем и особой боли не было, я просто с утра чувствовала, что немного тянет живот, но из-за нервов не обратила на это особого внимания.

Конечно, из «шестерки» я уехала в смешанных чувствах. Что делать, куда податься? Позже мы с акушеркой решили, что поедем в ближайший к дому роддом — в «двойку».

Мы приехали в роддом практически на полном раскрытии. Что понравилось: несмотря на то, что договора с «двойкой» на партнерские роды мы не заключали, начмед увидел наш сертификат и сказал: «Ну, если вы хотите, чтобы муж присутствовал рядом, я не возражаю».

Что еще подкрепляло мою уверенность — это «план родов». Я прикрепила его к своей медкарте. В 2-ке у меня его приняли. Но так как я приехала близко уже к самому рождению ребенка, не было необходимости в соблюдении многих пунктов. Но я передала план родов врачам, и мы отметили наиболее важные моменты для моего этапа родов. Самое важное, что я просила во 2-ом роддоме, сделали.

Роды были прекрасные — я родила буквально за три потуги, мы только-только успели подняться в родовую палату. Врачи меня очень хвалили, они одобрили мое решение рожать самой.

Акушер-гинеколог спросил про мои первые роды, которые тоже были в «двойке». Когда он узнал, почему мне в тот раз решили делать кесарево, то сказал: «Мне стыдно за своих коллег. Вы и тогда могли родить сама».

Вообще, тема кесарева в Беларуси довольно неоднозначна. Я знаю много историй девочек, у которых были абсолютные показания для кесарева сечения, но врачи им говорили: «Что ты выпендриваешься! Родишь сама, никуда не денешься!» — а в конечном итоге все-таки приходилось делать экстренное кесарево. Поэтому так важно бороться с акушерской агрессией. Если нет поддержки от врачей в решении женщины — это тоже акушерское насилие.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus