Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Агрессия, направленная на саму себя. История шрамов миловидной женщины

Приятная женщина, на вид около тридцати лет, работает секретарем в приемной. Все время, даже в такую несносную жару, прячет руки за длинными рукавами кардигана.

На вопросы коллег или отмалчивается, или рассказывает, что ее царапает кот, ребенок расшалился и поставил несколько синяков по всему телу или она споткнулась и ударилась о шкаф. Разумеется, все считают, что Светлану бьет и обижает ее муж.

И только несколько человек знает, что она бьет себя сама.

Для Velvet.by Светлана рассказала, как ей живется с аутоагрессией, точнее — с самоповреждением, что это такое и видит ли она какой-то выход из сложившейся ситуации.

Что это — самоповреждение?

— Это когда вы намеренно причиняете себе боль, но при этом не думаете о попытке суицида. То есть режете кожу не для того, чтобы умереть, а чтобы наказать себя, как я. Или справиться с эмоциями, — говорит Света. — Причины у каждого свои.

velvet1.jpgСамоповреждение — один из способов справиться с эмоциями

Способов наказания есть много: самые очевидные — резать руки и другие части тела, вырывать волосы, прижигать кожу. А еще не давать заживать ранам на коже или намеренно их «расковыривать» — это все туда же.

Поэтому, если вы вдруг видите женщину с фингалом под глазом, не спешите делать выводы. Я так однажды специально к двери приложилась. До кровоподтека.

Это болезнь?

— Ну, не совсем. Скорее, это симптом многих расстройств: депрессии, ПГР, шизофрении. При этом у некоторых людей это проявляется без основного диагноза, то есть просто так.

Как курение, например. Скажем так, просто дурная привычка, от которой сложно избавиться — это мой случай. Хотя я допускаю мысль о том, что это только первые звоночки.

Как это началось?

— С детства у меня не сложились отношения с мамой: она меня достаточно рано родила, в 18 лет, и поэтому много гуляла, а я ей мешала, конечно же. Она меня не била, но морально уничтожала: когда мы ругались, могла сказать, что лучше бы сделала аборт и все в таком духе.

velvet6.jpegНеужели все начинается с семьи? И аутоагрессия тоже?

Папа переехал на ПМЖ в Россию, завел новую семью, у него родился ребенок, а потом еще один, поэтому ему было не до меня.

И я очень хорошо помню, что однажды, когда мы поругались с мамой, я пошла в ванную и попыталась порезать вены. Лет 14-15 мне тогда было. Знаний в этом деле не было никаких, поэтому ничего, кроме боли, не вышло.

Было так больно и неприятно, что я ни о чем другом и думать не могла. При этом как-то на задний план отошла история с мамой. И так я стала делать порезы каждый раз, когда мы с ней ругались — а это происходило слишком часто.

Тогда появились первые шрамы, которые упорно не хотели заживать. По молодости даже хотела тату на всю руку набить, чтобы эти шрамики закрыть, но побоялась, поэтому решилась на эксперименты.

Какие? Да всякие. Например, а что будет, если засунуть пальцы в кипяток? Или прижечь руку сигаретой? Или по одной вырывать себе ресницы? Какой у меня вообще болевой порог?

Разумеется, это все не просто так происходит. Не так, чтобы встала с утра, и давай думать, как бы себя угробить.

Нет, обязательно должно что-то произойти, чтобы был повод для самонаказания: облажалась сегодня перед всеми, переела булок, хотя не худышка, завалила контрольную, поругались с мамой, а потом и с бабушкой вдогонку. Чем хуже, тем больнее ты себе делаешь. Я испытывала облегчение, почти что эйфорию.

Неужели никто не замечал, что у ребенка порезаны руки или постоянно появляются синяки? Родители, учителя, школьный соцработник?

— У мамы был роман, она вообще ничего не замечала в этой жизни. Она начала что-то подозревать, когда я пару недель не ходила в школу и ей позвонила классная руководительница.

Там все странно получилось: она меня хватает за руку, и видит мои шрамы. От неожиданности она вообще дар речи потеряла. Потом спросила, что это. Хотела силой отвести к школьному психологу, но мне удалось отвертеться. Зря, ой как зря, я думаю.

velvet7.jpgПризнаться в проблемах, куда сложнее, чем с улыбкой  говорить, что все хорошо

А в школе никто не мог ничего замечать, я все скрывала. Под одеждой, потом под горой тональника. В общем, не знаю уж, куда эти спецслужбы смотрят, но явно не в мою сторону.

Что-то замечала моя близкая школьная подруга. Я с ней делилась многим, в том числе и тем, что мне нравится глушить душевную боль порезами. Она просила быть аккуратнее и во многом пыталась меня поддерживать.

Как это сказалось на дальнейшей жизни?

— Напрямую. Не скрываю, какое-то время я этого не делала. После того, как уехала учиться, завела новых друзей, жизнь стала поинтереснее и некогда было заниматься самобичеванием.

Но стремление к разрушению себя обрело новые формы: например, на студенческих вечеринках я могла спать с кем попало, причем предпочитала «пожестче», появилась дурацкая привычка давить прыщи до крови.

Про алкоголь и сигареты вообще молчу. Это я сейчас могу весь пазл собрать, а тогда никто из моего окружения и не думал, что у меня проблемы с этим. Ну, студентка отрывается, что тут такого.

А тем временем, стремление утопить себя в алкоголе — это ведь тоже аутоагрессивный признак. Когда он сопровождается специфическими мыслями: «Вот, сейчас нахрюкаюсь до поросячьего визга, ничего не вспомню наутро». Это стремление к саморазрушению в чистом виде.

velvet7.jpgЖелание напиться тесно связано с причинением себе боли

Мне повезло, а вот один мой знакомый целенаправленно пытался спиться, чтобы уничтожить себя как личность. Наказание за провал на пути к цели. Кстати, сейчас сидит в тюрьме: наркотики.

Сейчас я на пути к нормальной жизни. Раньше во время приступов агрессии я выскакивала в туалет чуть ли не в середине беседы с начальником, с родными, когда угодно — и колола себя, царапала, дергала за волосы.

Однажды за таким действием меня застала коллега по работе. Пришлось отшучиваться, что день выдался сложный. Представляю, как это выглядело со стороны. Взрослая тетка стоит в туалете и дергает себя за волосы.

Что ты делаешь для того, чтобы исправить положение?

— Стараюсь заменять реальное насилие над собой насилием культурным: бегаю по вечерам, три раза в неделю — спорт, тренажерный зал. В общем, активничаю физически.

А еще нужно уметь отследить, почему тебе стало некомфортно, и ты решила себя порезать. В какой момент это произошло. Такой анализ очень помогает справляться с ситуацией.

velvet5.jpgСпорт и другая физическая активность помогают справиться с негативными эмоциями

Обращают ли внимание на твои шрамы?

— Я их тщательно скрываю. Некоторые люди обращают внимание, конечно. Но спросить напрямую, сколько раз я кончала с собой, решаются единицы. 

VELVET
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus