Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Маму с грудничком, которого избил отец, положили в больницу. Что делают белорусы в таких ситуациях?

Новости о том, что родители избили грудничка, уже становятся чем-то обыденным.

На сей раз месячного малыша поколотил отец в Костюковичах.

Почему он это сделал? Объяснения выглядят пугающе просто: кроха не хотел засыпать, капризничал, от бесконечного детского плача родитель потерял контроль над собой.

Последствия «успокоения» обнаружила медсестра, пришедшая с патронташем в семью. В итоге закончилось тем, что грудничка вместе с мамой положили в больницу.

«Я осуждаю — я хороший»

Что делают белорусы в такой ситуации? Правильно, радостно бегут доставать белые пальто из шкафов. Именно такой наряд больше всего подходит для того, чтобы строчить комментарии: «Моральный урод!», «Зверь!», «Расстрелять! Посадить на кол! Все равно от этого монстра никакой пользы не будет».

А главные «борцы за справедливость» еще и не упускают возможность кинуть камень в феминисток: дескать, это они женщин «развращают». Интересная, конечно, логика: избил грудничка мужчина, но, конечно же, не он.
Хотя «Кто виноват?», вопрос, конечно, риторический.

И задавать надо точно не его. Лучше спросить: «Что мы можем сделать для того, чтобы больше таких ситуаций не происходило?»

Самый простой способ «сделать добро», даже пальцем не пошевелив, — это осуждать. «Я критикую «монстра» — значит, я хороший человек». Нет, ты просто человек, который любит критиковать.

velvet24.jpgКритикующие люди не имеют ничего общего с добротой и сочувствием 

Более того: ты человек, который тоже способен попасть в аналогичную ситуацию. Потому что тот, кто оправдывает насилие, все эти призывы «Расстрелять!», сам готов применить насилие. Вопрос только в том, кто «спровоцирует» агрессию: жена, которая приготовила «неправильный» ужин, ребенок, разбивший телефон, или престарелый родитель, который «отказывается понимать русский язык».

Вы знали, что в большинстве случаев люди, которые оправдывают насилие в отношении детей, оправдывают и насилие над людьми в возрасте? Аргументы одни и те же: «Он по-другому не понимает»

Так что тем, кто читает новости и упражняется в придумывании наиболее изощренного наказания для агрессора, стоит в первую очередь заняться самоанализом.

Нормально хотеть, чтобы в стране перестали избивать детей, и вообще кого бы то ни было. Не нормально — требовать крови.

На самом деле, отец в той истории тоже жертва

В семье, которую сейчас так активно обсуждают, по факту три ребенка: два старшеньких — сиблинги — и грудничок. Взрослых нет.

Маме с папой 18 и 19 лет. И они сироты, выросшие в детском доме.

Вот он, главный корень проблемы: дети, которые растут в белорусских детских домах, не готовы к жизни в реальном мире. Они не плохие люди. Они просто ничего не умеют: не умеют готовить, не умеют планировать бюджет, а самое главное — не умеют любить. И опять же — не из-за того, что сердце каменное, а потому, что перед глазами не было примеров любви.

Несколько лет назад я познакомилась с девочкой, которая выросла в детском доме. Она так нуждалась в любви, что выскочила замуж за первого встречного. Ей просто казалось, что штамп в паспорте гарантирует любовь.

Само собой, тут же потребовался ребенок. Оказалось, что материнская любовь, вопреки рассказам, не возникает в тот момент, когда ребенок оказывается в руках у матери.

velvet23.jpgВопреки распространенному мнению, материнская любовь не возникает в тот момент, когда ребенок оказывается в руках у матери

Когда малышу было три месяца, она хотела его отшлепать. Почему? Ответ примерно такой же, как в истории, которая попала в СМИ: малыш капризничал и молодая мама, устав от криков, решила его «наказать».

И бесполезно было объяснять, что ребенок в три месяца не специально «вредничает». Мать с отчаянием в голосе повторяла: «Моя мама меня не качала на ручках. Почему я должна?»

В том случае «наказать» ребенка помешал отец, едва не сломав руку жене. В итоге побои в семье случались регулярно. Круг насилия замкнулся.

В той семье было много чего: начиная от нежелания выкидывать использованные подгузники — они просто складировались на шкафу.

Ужасно. Ужасно не то, что люди так себя ведут, а то, что они не представляют, что может быть по-другому. Они выбирают самую примитивную модель поведения, даже не догадываясь, что есть иные.

Поэтому первое, что мы должны сделать — это создать систему, которая поможет сиротам социализироваться. Обычный ребенок, растущий в семье, наблюдает за взрослыми и видит, как важно планировать бюджет, не спустить за день все деньги на свои «хотелки», чтобы в конце месяца не остаться без копейки в кармане, как выстраивать отношения.

Ребенок из детского дома, оказавшись во взрослом мире, теряется. Он пытается интуитивно отыскать дорогу, но не всегда находит верный путь.

Радует то, что у пары из Калинковичей не стали сразу забирать ребенка. К чему отправлять в детский дом малыша, который потом также будет не готов к самостоятельной жизни. С молодой семьей работают психологи. И очень хочется верить, что супругам действительно помогут адаптироваться.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET
#
Система Orphus