Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Возможно ли победить насилие, обучая директоров школ?

Не слишком ли мы преувеличиваем — или, наоборот, преуменьшаем — всемогущество курсов, тренингов и семинаров?

bullying_shutterstock_284502437-1024x683.jpg

В курсы и семинары я давно не верю. Времени тратишь немыслимо, пользы выносишь — с гулькин нос. Две-три свежих идеи, полторы полезных методики, один новый термин. Иногда случаются хорошие — или полезные, или вдохновительные — знакомства, но они, как правило, очень мимолетны и оставляют по себе чувство глубокого неудовлетворения: был хороший человек, да промелькнул молнией.

А с другой стороны — а как быть? Как знакомить широкую общественность с новейшими достижениями в той или иной области? Как доносить до людей действенные методики и эффективные стратегии? Как помогать тем, кто в помощи нуждается?

Вот, скажем, буллинг. Сколько есть в мире школ, столько есть в мире буллинга — психологического насилия и травли. Взрослые коллективы при желании умеют самостоятельно пресекать буллинг в себе в самом зачатке, детские — не умеют, и поэтому нет такой школы, в которой кого-нибудь не травили, притравливали, побивали или по-настоящему били. Проблема существует. А теперь существуют и курсы.

До 31 октября проходил набор на дистанционный учебный курс «Современные подходы в предотвращении насилия и популяризации культуры мира в образовательных учреждениях», который организован на базе платформы дистанционного обучения Белорусской Ассоциации клубов ЮНЕСКО. 

Участие в курсе — бесплатное. Правда, воспользоваться предложением смогли не все: заявку принимали в первую очередь от директоров и завучей школ, могли принять заявку и от учителей, но в первую очередь ждали именно администрацию. По словам организаторов курсов, за неделю до конца регистрации было подано порядка 130 заявок.

В этой идее хорошо все: и то, что о проблеме насилия в школе наконец-то заговорят во весь голос, и то, что буллинг станет общеупотребительным термином, и то, что наши учителя наконец-то познакомятся с богатым опытом западных школ, которые говорят о буллинге и пытаются пресечь его не первое десятилетие.

И то, что у каждого участника будет хотя бы минимальный, хотя бы в полтора пункта, набор действий на случай буллинга в конкретном классе конкретной школы.

И даже то хорошо, что на курсах не ждут пока ни детей, ни родителей — а именно учителей.

«Это ответственность администрации школы, потому что часто директор может сказать: «У нас такого нет». Но то, что директор не знает или не хочет знать и видеть, не означает, что этого нет. Поэтому ответственность лежит и на педработниках, которые работают с классами, проводят уроки или организуют внешкольную деятельность, — отметил куратор курса Юрий Никонович в интервью порталу NAVINY.by.

— Задача курса — помочь учебным заведениям разработать политику школы, как она будет реагировать на случаи насилия, которые есть практически в любой школе. Это не просто ознакомление с темой — участники будут на уровне школы создавать документы, комиссии по решению конфликтных ситуаций, чтобы школа не замалчивала проблему, а решала ее».

И с этим трудно поспорить — да, буллинг — проблема школы, и именно школе проще всего ее заметить, проанализировать и решить. Но что-то меня здесь все-таки смущает. Попробую объяснить.

Так и представляю себе наши школы лет эдак через пять, когда это дистанционное обучение пройдут в том числе и специалисты из контролирующих органов — РОО и министерства. Идея от ответственности школы за буллинг и его последствия найдет в их сердцах обязательный и горячий отклик. А раз есть ответственность — должно быть доказательство работы с этой ответственностью.

А что у нас является доказательством? Правильно, отдельная папка с надписью «Буллинг», а в ней — план работы по данной проблеме, заверенный директором, индивидуальные планы работы по профилактике буллинга от каждого классного руководителя, отчеты психологов и социальных педагогов о выявлении и предотвращении случаев буллинга, планы классных часов, тематических бесед, внеклассных мероприятий…

Чего доброго, проверяя эту папку, методист по буллингу из РОО недовольно спросит:

«А что это у вас за целый год ни одного случая буллинга не выявлено? Плохо работаем! Не может быть, чтоб не было! Нас предупреждали на курсах, что вы сделаете именно такой вид, мол, ничего нет и не бывает. Неделю на исправление замечаний!»

108438176_0.jpg

Нашей насквозь забюрократизированной системе нельзя даже шепотом говорить, что школа за что-то отвечает. Потому что немедленно на каждую, пусть даже шепотом озвученную ответственность у нас набрасываются стаи желающих ее проверить, овеществить и наложить. И теперь со всех вокруг взятки гладки.

Случилось что — классного руководителя в тюрьму, завуча по воспитательной работе — с белым билетом вон из профессии, директору выговор и все довольны. Виновные найдены и наказаны. Листочек в папочке. Что? Кого-то травят в сетях? Вы о чем вообще?


Думается мне, за буллинг ответственны все. Родители, учителя, пользователи соцсетей — и не потому, что на нас эту ответственность повесил кто-то при власти, а просто потому, что нельзя проходить мимо насилия. Просто потому, что каждый из нас имеет право владеть соответствующими методиками. Просто потому, что это вопрос человеческого, а не должностного. 

И тогда классный руководитель — только ради бога, без планов и папок! — немедленно вспомнит, чему его учили когда-то на курсах и начнет действовать не из страха проверки, а из чувства человеческой солидарности со слабым. Не потому, что должен, а потому, что иначе не может.

VELVET: Анна Северинец
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus