Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Почему я готов настаивать на том, что лучшая система образования — американская

Опыт знакомства с американской системой образования, героя одного из вельветовых интервью, показался нам настолько интересным, что мы решили опубликовать его письмо без изменений.

velvet_9_168-thumb.jpgФедор Поляков

Действительно ли американская система образования на сегодня — вне конкуренции? Правда ли, что в ней может комфортно чувствовать себя выходец из любой страны? Неужели белорусская система образования никогда не догонит американскую?

Этот и еще десятки вопросов раскроет письмо Федора. Прочитаем его вместе.


Еще летом 2016 года, давая интервью  порталу VELVET.by, за рассказом о трудовых буднях американской иммиграции, я вдруг сам, хотя меня никто за язык не тянул, пообещал, что когда-нибудь напишу большую статью с заглавием, которое вы здесь видите в самом верху.

Но обещать легко, а вот выполнять обещания гораздо труднее. Я несколько раз начинал и бросал эту работу, а когда случайно нашел и перечитал незаконченные куски, удивился тому, насколько они непохожи друг на друга. Я задумался о том, насколько эта проблема необъятна, и чтобы как-то ее все-таки объять, я решил разбить материал на три части и написать три отдельные статьи.

a3c7644661404dd72313523e6c188bd5.jpgCollege of Lake County

В них я пойду от простого к сложному и расскажу о том, как устроен отдельно взятый курс лекций в рядовом американском колледже. Во второй части речь пойдет о том, как эти курсы складываются в программы колледжа. И в третьей — как сами эти колледжи образуют систему образования штата или страны.

В 2016 году меня принял в свои ряды College of Lake County — попросту CLC — публичный колледж, принадлежащий административному округу Лейк штата Иллинойс.

Мне предстояло проучиться там один семестр на так называемом «подготовительном отделении» и сдать выпускной экзамен, чтобы Совет колледжа признал меня готовым к профессиональному обучению. Полное название моего курса значилось как «Английский язык: чтение, письмо и критическое мышление».

Первые впечатления начались еще прежде, чем успели начаться занятия. За месяц до этого я приехал в приемное отделение, зарегистрировался в программе, и сотрудница спросила меня, развернув ко мне монитор своего компьютера:

— Вот все группы, к одной из которых вы можете присоединиться. Есть утренние, вечерние… По вторникам, пятницам… Когда вам удобнее?

Я выбрал подходящую группу на вечер вторника, сотрудница меня сама «добавила» и я вернулся домой ни о чем не беспокоясь. Приемный период пролетел быстро, но за два дня до начала занятий я вернулся домой с работы и достал из ящика письмо с логотипом колледжа на конверте. Подумал, что это дежурное поздравление-напоминание, но, распечатав, был обескуражен:

— «Сообщаем, что выбранный вами класс ELI 109-002 отменен в связи с отсутствием кворума. Приносим свои извинения за доставленные неудобства.

При возникновении затруднений с выбором других курсов, соответствующих вашему учебному плану, настоятельно рекомендуем обращаться в наш консультационный офис. Всегда будем рады вам помочь.

amerikanskaya-sistema-vysshego-obrazovaniya-2.jpg

Я примчался в колледж и узнал… что все неотмененные группы уже укомплектованы.

— Что же мне делать? – спрашиваю я сотрудницу офиса.

— А в какую группу вы бы хотели записаться?

— Вот в эту, в одиннадцатую. Вечер четверга мне бы подошел.

— Окей! Вот вам рабочий е-мейл преподавателя, напишите ему и объясните вашу ситуацию. Скорее всего, он согласится взять еще одного студента. Поторопитесь только.

— …

— Вас что-то смущает?

— Понимаете… У себя на родине я тоже учился. И было принято, что, если студент просит преподавателя о подобных вещах, он должен предварительно заручиться поддержкой сверху.

— Я поняла, о чем вы говорите. Извините, но это уже мы расцениваем как давление на преподавателя. По Уставу колледжа мы не имеем права ни к чему принуждать преподавателей.

— …

— Да не волнуйтесь вы так! Тим — отличный профессор! Все будет хорошо, вот увидите!

… Через два дня вечером я уже сидел в классе на первом занятии.

Преподаватель начал занятие со знакомства и раздал каждому по несколько скрепленных степлером листиков. На них оказался регламент курса. Все по порядку: заглавие, цели и задачи, нужные учебники, рабочие контакты преподавателя — вся «шапка». Дальше — интереснее.

students_in_class.jpg

Правила оценивания.

«От занятия к занятиям, по мере участия в учебном процессе, вы будете накапливать баллы, суммарно до тысячи максимум. Если вы закончите курс, набрав 90-100% от максимально возможного рейтинга, то получите итоговую оценку А, если 80-89% — В, если 70-79% — С, 60-69% — D, менее 60% — F.

Помните, что для признания вас Советом колледжа готовыми к профессиональному обучению, вы должны закончить курс с оценкой С или выше. Также за совершение грубого правонарушения (к чему, в том числе, относится и плагиат) вы можете быть исключены из колледжа с отметкой FW в вашей академической истории, что может надолго осложнить для вас возможность поступления в другие колледжи и университеты.

До пяти процентов суммарного рейтинга вы можете заработать вашим присутствием на занятиях и участием в классной работе. Еще пять – выполнением всех домашних заданий и сдачей их на проверку. В двадцать пять процентов оценятся ваши работы в ходе промежуточного зачета и выпускного экзамена (десять и пятнадцать соответственно).

Остальные шестьдесят пять процентов рейтинга — это ваше портфолио. К указанным в расписании срокам вы должны написать и сдать три творческие работы, три эссе:

  • сюжетно-повествовательное (о вашей жизни),
  • сравнительно-описательное (о системе ценностей вашего родного народа по сравнению с американцами),
  • информационно-аналитическое (о вашей будущей профессии) с видеопрезентацией и стенограммой интервью с уже состоявшимся специалистом. 

ent-1024x768-1024x768.jpg

Также вы будете должны писать краткие отзывы на все тексты, которые мы будем обсуждать в течение семестра. Каждая работа будет возвращена на следующем занятии и, если она была сдана своевременно, то будет можно и нужно исправить ошибки, сдать вторую редакцию и повысить первоначальный балл на двадцать процентов. При несвоевременной сдаче вы теряете и те же двадцать процентов рейтинга сразу, и шанс на доработку. 

Все редакции всех письменных работ должны быть подшиты в одну папку. На последнем занятии все портфолио сдаются на кафедру и оцениваются на ближайшем совещании. Поэтому о готовности своих сочинений позаботьтесь заранее и не пытайтесь искать решение внезапно возникших проблем неакадемическими методами.

В дальнейшем вы будете изучать академический английский язык на более высоком уровне с моими коллегами, и я надеюсь, что вы не ударите в грязь лицом».

Далее последовала большая сводная таблица с подробным расписанием всех занятий в семестре, домашних заданий, дедлайнов и праздников, а также с контактами и графиком работы кафедры, библиотеки, компьютерной лаборатории, полицейского офиса. И в самом конце…

e2a14e7117fc6fe6d57735c6c16698fa05fac5b1_500.jpg

Правила этикета:

— Занятия в классе проводятся в формате дискуссии. Будьте справедливы по отношению к другим участникам. Поднимайте руки и ждите, когда вам дадут слово. Я оставляю за собой право модерирования.

— Ставьте ваши мобильные телефоны на беззвучный вызов и, при необходимости ответить на звонок, выходите в коридор. Старайтесь не делать этого без экстренной необходимости.

— Во время перерыва в классе разрешается пить любые безалкогольные напитки в закрытой посуде. Для приема пищи просьба выходить в буфет.

— Иногда занятия могут проходить в библиотеке, в компьютерной лаборатории, просто в другом кабинете или с другим преподавателем. Будьте готовы к дополнительным требованиям и ограничениям с их стороны.

Четыре месяца занятий пролетели быстро. По итогам семестра мы написали три больших эссе, подготовили одну видеопрезентацию, сдали две письменные экзаменационные работы, десять небольших отзывов на обсуждаемые тексты и чуть больше проверочных тестов на знание новой лексики. 

На последнем занятии преподаватель суммировал рейтинг каждого студента, выставил всем оценки от А до С и поздравил с тем, что теперь мы закончили подготовительное обучение и можем приступать к профессиональному. 

Моим результатом стали девяносто два процента набранных баллов, итоговая оценка А.

studenti.jpg


Обобщим наши наблюдения и подведем итоги. Американская система образования не есть место, куда стремятся все успешные люди и не берег, к которому жизнь прибивает плывущих по течению неудачников. Это плоть от плоти обычных американских деловых отношений, пропитанных идеалами свободы.

И тут нам необходимо сделать важное отступление и немножко поговорить о том, что такое свобода. Эта, пожалуй, самая навязчивая идеологема, которую мы все невольно ассоциируем с Америкой. Свобода в образовании, в бизнесе, в повседневности.

Большинство интернет-блогеров и активистов из стран Восточной Европы любят искать идеал свободы в западных странах, оперируя при этом двумя простыми понятиями: безусловный доход и безвизовый въезд. Никого не хочется разочаровывать, но кое-кому я должен открыть страшную правду: свобода в системе традиционных американских ценностей означает нечто совсем другое. Хотя лично мне это «нечто» знакомо еще из школьного учебника обществоведения за девятый класс.

Вкратце напомню: свободу сегодня принято делить на негативную («свободу от») и позитивную («свободу для»). И если белорусские левые ищут для себя идеал в негативной свободе, то американские правые, представляющие бизнеса в конфликте интересов «бизнес-народ», берут на вооружение тезис о сохранении идеалов позитивной свободы.

migug_yuhag_eohagyeonsu_smcsanta_monica_college_santamonikakeolriji8.jpg

Позитивная свобода — это когда ты маленький начальник, а твой босс спрашивает с тебя только за результат, но никак не за «идеологическую чистоту» применяемых методов.

Это когда у тебя собственный малый бизнес и никакие «общества защиты прав потребителей» не имеют силы шантажировать тебя надуманными основаниями закрыть тебя за то, что ты не хочешь делиться с ними прибылью.

Это когда в одном магазине тебе дают бесплатные пакеты, а в другом нет. Когда в одном ты сможешь, не таясь, вынести товар за километр мимо кассы, а в другом будешь должен показать на выходе чек для проверки.

И если пожалуешься не то, что в суде, а просто в очереди соседу-американцу, он лишь недоуменно пожмет плечами. Может, он и не был отличником в школе, но несколько базовых понятий с самого детства запомнил. Дважды два – четыре. Вашингтон-Ди-Си — столица США. Хозяин бизнеса вправе сам назначать условия обслуживания клиентов. Свобода – для инициативных. Звонок – для учителя, а не для вас.

Не скрою, миллионы американцев сегодня сами втайне считают, что всё описанное — это идеалы, давно ушедшие в прошлое и оставившие самых достойных и целеустремлённых людей самыми беззащитными перед прожорливой и неповоротливой машиной государственного регулирования, сооруженной левыми политиками.

20130321_memphis-slide-cnfx-jumbo.jpg

Один из любимых аргументов, который они любят приводить, — это запредельное повышение местных налогов за последние два десятилетия. Однако, именно за счёт местных налогов и происходит финансирование школ. Ценой огромного напряжения местные власти обеспечивают учителям зарплату, в среднем, раза в два большую, чем получают американские работники магазинов, ресторанов и т.п.

Принцип «учитель  это не обслуга» сомнению еще никто не подвергал.

Однако, даже в Америке средняя учительская зарплата в те же два раза меньше, чем у средней руки бизнес-клерка. Здесь тоже девяносто процентов составляют обычные люди, разными путями пришедшие в свою профессию. И лишь оставшиеся десять — те самые «энтузиасты, на которых всё держится».

И, как бы то ни было, многого стоит уже то, что у них есть возможность весь свой энтузиазм вкладывать в проведение уроков, не размениваясь на необходимость кому-то доказывать свою правоту. Они выписывают для своих учеников выдержки из базовых правил приличия и утверждают их не ради чиновников от минобра (которого в США, к слову, и не существует) и не ради абстрактного принципа комильфо, а ради своего же удобства в проведении занятий.

Они так считают нужным, им так удобнее — и это конечный, самодостаточный аргумент.


Не могу сказать, чтобы я готова была представить себя на месте американского учителя – и не испытывать при этом тревоги. Тем более не могу сказать с уверенностью, что среднестатистический ученик нашей белорусской школы справился бы с предложенной системой обучения. Невероятная для нас степень свободы и самостоятельности — как для учителя, так и для ученика.

Что делать с ней? Как не растеряться? Да, первое впечатление от рассказа моего адресанта — тревога. Но чем дальше я представляю себе это — отсутствие (полное!) Минобра, контролирующих и штрафующих органов, диктата, давления со стороны…

Боже мой, это же ведь какие крылья можно расправить! Каким чудесным вещам можно научить аудиторию! Как здорово в этом русле развиваться самой! Знаете, наверное, я бы почувствовала, как меня вынули из коробочки – и отпустили гулять в чисто поле. Свобода. Как это важно на самом деле.

И знаете, что самое важное было для меня в этом письме? Тезис «учитель  это не обслуга». Вот хотя бы это бы нам взять на вооружение. Всем.

 

VELVET: Анна Северинец
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus