Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Что убили в белорусской программе по литературе в 2017 году

Из каждого факта, который поначалу кажется негативным, всегда можно извлечь и пользу и выгоду.

И это касается даже такой «невыгодной» вещи, как школьная программа по русской литературе. 

1030313983.jpgВ этом году программы и обязательные списки для чтения претерпели, пожалуй, самую масштабную правку за последние 10 лет. Фото: sputnik.by

Стоит ли переживать белорусским мамам, что их дети не дочитают каких-то книг в школьных классах? Попробуем разобраться. 

О том, что из программ по литературе нужно что-то классическое исключать, чтобы нечто новое добавить, говорят давно и каждый год. Закономерно: литература развивается, теперь — семимильными шагами, а наши дети все еще читают «Капитанскую дочку» и «Мцыри», попавшие в школьные программы в далеком 1882 году (!). 

В этом году программы и обязательные списки для чтения претерпели, пожалуй, самую масштабную правку за последние 10 лет: их серьезно ужали. Нынешние дети не прочитают несколько десятков произведений, которые читали их старшие братья и сестры.

Изменения в программах продиктованы в первую очередь стремлением разгрузить детей: школьные требования к ученикам все еще никак не придут в соответствие с требованиями санитарно-гигиенической службы к школам. 

Мало того: современные школьники все меньше читают, и составители программ пытаются оптимизировать списки для чтения, ужать их до необходимого минимума.

1027265077.jpgСовременные школьники все меньше читают, поэтому составители программ пытаются оптимизировать списки для чтения. Фото: sputnik.by

Трудно сказать, продуктивен ли такой путь: идти на поводу у постоянно прогрессирующей лени современного школьника и беспомощности, растерянности учителей литературы. Сокращение учебной нагрузки на ученика (хотя она не чрезмерна, утверждаю это как мама школьников) за счет литературы — мера сомнительная: дети должны, обязаны читать. 

Они могут не делать что-то другое, но читать — основополагающий для образованного человека навык. 

Впрочем, большинство родителей и детей с облегчением вздохнут: меньше произведений в списке — меньше проблем.


Что ж, познакомимся подробнее с теми книгами, которые наши дети уже не прочитают в школе.

Из программы пятого класса убрали симпатичный рассказ Фазиля Искандера «Тринадцатый подвиг Геракла» и романтичное размышление о детстве В.Астафьева «Конь с розовой гривой» — между прочим, дети с удовольствием читали оба эти рассказа. 

1030415531.jpgШкольные учебники по литературе. Фото: sputnik.by

Искрометный юмор Искандера и неспешное повествование Астафьева давали возможность и посмеяться, и поразмышлять о сложном, непростом, чего хватает в жизни каждого ребенка, причем сделать это на материале современном, недавнишнем.

Шестой класс лишился знаменитого «Зимнего вечера» Пушкина, того, в котором «буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя» и где «что же ты, моя старушка, приумолкла у окна». Теперь это стихотворение ни читать, ни тем более учить наизусть уже не будут. 

Перестанут шестиклашки вместе с Некрасовым размышлять у парадного подъезда — это пламенное стихотворение также покинуло школьную программу. Не будет больше чеховского «Налима», басен Крылова «Осел и Соловей» и «Свинья под дубом» и стихотворения А.Ахматовой «Перед грозой бывают дни такие». 

Каждое из этих произведений — небольшое по объему, но очень важное в контексте формирования общего культурного языка, на котором общаются поколения: и «Зимний вечер», и «Размышления у парадного подъезда» все-таки входили в тот «джентльменский набор» цитат и смыслов, который должен быть известен каждому образованному человеку. 

Отныне белорусские школьники из этого общения исключены.

f67a96f34f3ef703db7f7d18b55f306a.jpg

Седьмой класс пересмотрен кардинально. Нынешние дети не будут уже читать громоздкую и совсем непонятную детям ХХІ века «Песню про купца Калашникова» М.Лермонтова — пожалуй, это произведение и вправду стоило убрать, хотя оно давало возможность поговорить с детьми об опричнине, о несправедливостях властей предержащих, о страшном и сложном периоде правления Ивана Грозного. 

Остальные потери — ощутимее. Теперь семиклассники не читают: 

  • стихотворения Н. Некрасова «Меж высоких хлебов затерялося…» и А. Сурикова «Рябина»; 
  • исторические песни А. Навроцкого («Утес Стеньки Разина»), Д. Садовникова («Из-за острова на стрежень…»); 
  • балладу А.К. Толстого «Песня о Гаральде и Ярославне»; 
  • главу «Кто стрелял?» из поэмы А. Твардовского «Василий Теркин»;
  • сказку-быль А.Платонова «Неизвестный цветок». 

Также исключены две подростковые повести: Р. Фраерман, «Дикая собака Динго» и В. Киселев, «Девочка и птицелет».

Восьмой класс тоже «пощипан» изрядно. Из списка для чтения и изучения исключены: 

  • «Прометей Прикованный» Эсхила, 
  • «Узник» и «Завещание» М. Лермонтова, 
  • действительно сложная, но, если хорошо разобраться, очень смешная повесть Н. Гоголя «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»; 
  • убран страшный, но очень важный для понимания истории ХІХ века рассказ А. Чехова «Тоска», 
  • исключен симпатичный рассказ В. Шукшина «Срезал».

podgotovka-k-ct-posobiya-uchebniki-sborniki-testov-1.jpgВычеркнули из программы и «Ромео и Джульетту» — вместо них теперь читают сонеты Шекспира

Одно из самых неожиданных изменений в программе касается рассказа М.Горького «Старуха Изергиль»: отсюда исключена часть, посвященная старухе Изергиль. Можно себе представить, как будут изворачиваться учителя, объясняя детям, почему рассказ называется именем героини, о которой в рассказе, собственно — ни гу-гу.

Вычеркнули из программы и «Ромео и Джульетту» — вместо них теперь читают сонеты Шекспира. Очень жаль. Вот этого — просто очень жаль.

Абсолютно нетронутым остался девятый класс — здесь сосредоточена золотая русская классика: «Слово о полку Игореве», «Недоросль», «Горе от ума», «Онегин», «Мертвые души». Программа этого класса остается неизменной, пожалуй, лет уже сто — и это хорошо. Должно же нас — между странами и поколениями — хотя бы что-то культурно объединять.

В десятом классе — тоже изменения. Исключены блестящие рассказы А. Чехова «Ионыч», «Дама с собачкой»; прекрасные рассказы И. Бунина «Антоновские яблоки», «Легкое дыхание», «Грамматика любви», «Темные аллеи» — классика русской литературы. 

Особенно грустно, что все они — о любви, и самое время читать их — как раз в десятом классе.

a1.jpgСамое время — предложить что-то из исключенных рассказов к прочтению дома

Одиннадцатиклассники закончат школу, так и не познакомившись с рассказом А.Солженицына «Матренин двор» — пронзительном размышлении о смысле человеческой жизни, добре, терпении и самоотречении.

Что ж, видимо, нынешним школьникам это и не нужно, такое пронзительное размышление. По крайней мере, по мнению составителей программ.  


Впрочем, далеко не все потеряно — ведь не школой единой исчерпывается читательский опыт ребенка. Самое время — предложить что-то из исключенных рассказов к прочтению дома

Произведения эти все как одно — отличные, высокого литературного качества, апробированные поколениями учителей и детей, так что вот вам и готовый список — что предложить ребенку почитать вне программы.  

VELVET: Анна Северинец
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus