Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Петр Первый как адресат

Интересно, что бы я написала Петру Первому, если бы представилась такая возможность?

Наверное, стала бы во первых строках своего письма восхвалять и славить его таланты и значение для потомков, а потом состряпала бы какое-нибудь оригинальное интервью: чтоб вопросы были не банальными, чтоб царю было интересно на них отвечать, а потомкам — любопытно читать.

Словом, я бы обязательно чего-то хотела бы от Петра Первого, если бы он стал моим адресатом, и просто рассказать ему о своем-житье бытье и пожелать доброго здоровьишка мне бы и в голову не пришло.

И не одной мне.

Такова уж царская доля: как адресат он интересен больше с целью попросить, а не с целью повеселить. Как для друзей, как для подданных, так и для любимых женщин.

Вот пишет один из царских генералов, Никита Репнин, слегка напортачивший в Прутском походе:

«Везде один я, понеже генерал Чамберс, человек уже слабой, а и прочие офицеры, которые тут были, нетокмо бы с ними советовать, и во управлении искусства не все довольного, чего ради слезно прошу, дабы ваше величество божеское милостивое ко мне милосердие показали, понеже, кроме вашего высокого милосердия, предстателя себе не имею».

Совета, значит, просит, ибо, как всегда, человеку на Руси, кроме как с царем, и посоветоваться не с кем.

А вот письмо первой супруги Петра, царицы Евдокии, заточенной в Суздальском монастыре:

«Здравствуй, свет мой, на множество лет. Просим милости, пожалуй государь, буди к нам, не замешкав. А я при милости матушкиной жива. Женишка твоя Дунька челом бьет».

Eudokia_Lopukhina.jpg

Вот так вот просто: приезжай. И ни слова, ни полслова, как, мол, жизнь твоя, как там у России дела, может, шведов разбили, может, корабль какой новый построили. А если бы Евдокия чуть больше внимания к мужу проявляла, а не только просила за себя — глядишь, не в монастыре бы годами мыкалась, а в царских палатах расхаживала.

Не удивительно, что та, которая в письмах не просила, а предлагала, не жаловалась, а шутила, не плакала, а хохотала, была вознесена Петром из самой что ни на есть грязи в самые что ни на есть князи: супруга его, самодержица всероссийская Екатерина Первая — простая прачка (по-старинному — портомоя) Марта Скавронская писала Петру совсем другие письма.

«Хотя и есть, чаю, у вас новые портомои, однако ж и старая не забывает», — шутит Екатерина, вместо того чтобы зарыдать что-то вроде «ах, царь-батюшка, опять ты в походе с девками спутался, возвращайся же назад ко мне, ведь скучно».

Между прочим, с таким-то правильным подходом, Екатерина не только писала, она и ответы читала, чего, между прочим, ни Репнин, ни Евдокия не удостаивались.

«Катеринушка, друг мой, здравствуй! Я слышу, что ты скучаешь, а и мне не безскучно же, однако можем рассудить, что дела на скуку менять не надобно», — пишет ей надежа-царь, занятый под Полтавой.

Так что этому секрету уже, почитай, триста с лишним лет: хочешь быть царицею — лучше ничего в письмах не проси. Сами, как говорится, увидят, предложат и дадут.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (3) Последнее сообщение
Kozlik Mozlik аватар

да, трудно разобраться в истории России  придуманной немцами. 

iya аватар

Ой. ОН явно не герой моего романа. Коненечно-молодец и тыды и тыпы.

Но.. тиран обыкновенный, козлинушка ....

Veronchik аватар

"..чтоб вопросы были не банальными, чтоб царю было интересно на них отвечать, а потомкам — любопытно читать" - ТАК А КАКИЕ ВСЁ ЖЕ ВОПРОСЫ ВЫ БЫ СПРОСИЛИ???

А я бы спросила у Него, какие блюда из КАРТОФЕЛЯ ему готовят, вкусно ли?

#
Система Orphus