Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Рускiя беларусы

Есць такая думка: мы, беларусы, толькi на чужыне чаго-небудзь вартыя.

Глядзiце: Сымон Будны, Францыск Скарына, Мiкола Гусоўскi, Софья Кавалеўская, Iгнат Дамейка…

Першаму дапамагла Масква,  другому —Прага, трэццяму —Рым, дзяўчынцы —Пiцер… Iгнату Дамейке дык i наогул давялося зʹехаць у Чылi, каб стаць сусветна вядомым вучоным.

Мабыць, не дае родная зямля беларусу моцы для росквiту? Можа, i так.

Але факт: гэтая ж самая зямля можа так зачараваць чужынца, так сцiснуць сэрца сыну iншай зямлi, што не здолее ён маўчаць —запяе, зайграе, закрычыць для новай радзiмы, не такой ужо i ласкавай, але каханай —да самай смерцi.

Цi ведаеце вы, што самы беларускi з беларусаў, самы родны з родных, сапраўдны наш пясняр, якi зрабiў для сусветнайвядомасцi нашай радзiмы болей, чым усе палiтыкi ўсiх часоў, узятыя скопам, цi ведаеце вы, што наш славуты Мулявiн — не беларус?

Гэта гучыць блюзнерскi, але ж… Уладзiмiр Мулявiн нарадзiўся ў Свярдлоўску, у сямʹi працоўнага завода «Уралмаш». У дзіцячым узросце Валодзя пачаў захапляцца музыкай і ў 12-ці гадовым узросце пачаў граць на гiтары, пасля школы паступіў у Свярдлоўскае музычнае вучылішча, на аддзяленне струнных інструментаў.

Быў выключаны з вучылішча за захапленне джазам, але ж — талент! — хутка яго запрасiлi назад. Не пайшоу. А навошта? Дзверы ўсiх фiлармонiяў былi распахнутыя для таленавiтага хлопца.

А ён выбраў нашую. З 1963 года Мулявiн — супрацоунiк Беларуская фiлармонii.

I наш пясняр.

p00003_006.jpg

Што дапамагло яму, цалкам рускаму, адчуць i зразумець самую душу беларуса, якая часам незразумела i нам самiм? Адкуль ён узяў гэты беларускi-беларускi тэмбр голасу, гэтую беларускую-беларускую мелодыку, гэтае чароўнае шматгалоссе, гэтую знешнюю стрыманасць i ўнутраны запал…

Няма адказу.

А вось яшчэ — наш вялiкi паэт, дзякуючы якому бедная, занядбаная, кволая беларуская лiтаратура, якая ў ХХ стагоддзi толькi-только выпусцiла два «сапраўдныя лiсткi», як кажуць гаспадынi пра зiмовую рассаду — гэтая маленькая лiтаратура за пяць год, пакуль ён ствараў свае неверагодныя вершы, прайшла i рамантызм, i рэалiзм, i iмпрэссiянiзм, i усе магчымыя «iзмы»…

Няма такога лiтаратурнага напрамку, такой лiтаратурнай формы, якую б не падараваў беларускай лiтаратуры гэты чараўнiк, малады красавец, генiй, якi, нажаль, сышоў ад нас, як i ўсе сапраудныя генii, вельмi маладым…

Цi ведаеце вы, што амаль усё сваё жыцце Максiм Багдановiч — а гаворка ментавiта пра яго — пражыў у Расеi? Там ён навучыўся чытаць, у Нiжнiм Ноўгарадзе, там скончыў школу (у Яраслаўле), там — у Ялце — i памер…

 460px-Bagdanovich_M_2.jpg 

Адкуль бралiся ў яго гэтыя неверагодныя словы i вобразы, гэтая пяшчотная зорка Венера, гэтыя сумныя слуцкiя ткачыхi, гэтыя чорныя косы, ад якiх чарным-чарно маладое растанне…

Я не ведяю.

Магчыма, так адплацiла нам тая, чужая зямля за нашых сыноў, якiх мы, беларусы, аддалi ёй на славу: за Буднага, за Кавалеўскую… I, напэўна, яшчэ i аванс — за тых, каго мы абавязкова аддадзiм…

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (4) Последнее сообщение
Futur аватар

А ошибок-то, ошибок!..

"Есць такая думка", "супрацоунiк", "iмпрэссiянiзм", "не ведяю" etc.

"Претендуешь — соответствуй" ©  Happy

Dziunaya аватар

А яшчэ колькі месяцаў таму на TUT.BY быў артыкул пра амерыканскіх беларусаў. Я і падумаць не магла, што такія знакамітыя асобы, у асноўным, бежанцы-габрэі з Беларусі.

Edelweiss аватар

У тех, кто останется, судьба может быть тяжелой. Может быть, просто страшной. Но поэты все равно пишут о тех, кто с Родиной, а не о тех, кто без неё или против неё. «Нет, и не под чуждым небосводом// И не под защитой чуждых крыл// Я была тогда с моим народом// Там, где мой народ, к несчастью, был». Сколько горя перенесла Анна Ахматова, знает только она сама. Но, написав такие строки, она не смогла бы предпочесть благополучную жизнь в эмиграции своей горькой и страшной жизни в России. Все равно бы не смогла. А это помните? «Знать, у всех у нас такая участь// И, пожалуй, каждого спроси:// Радуясь, свирепствуя и мучась,// Хорошо живется на Руси?!// Свет луны, таинственный и длинный// Плачут вербы, шепчут тополя// Но никто под окрик журавлиный// Не разлюбит отчие поля». У Есенина были вербы. У Есенина были тополя. У Есенина были журавли. А некоторых ничего этого нет. И потому они с такой легкостью бегут за границу. 

 «Ты знаешь, наверное, все-таки Родина// Не дом городской, где я празднично жил// А эти проселки, что дедами пройдены// С простыми крестами их русских могил». Самое пронзительное и, по-моему, самое лучшее стихотворение о войне - это симоновское «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины...» - всё целиком, без остатка наполнено Родиной, Россией. «Нас пули с тобою пока еще милуют// Но трижды поверив, что жизнь уже вся// Я все-таки горд был за самую милую// За горькую землю, где я родился// За то, что на ней умереть мне завещано// Что русская мать нас на свет родила// Что в путь провожая нас русская женщина// По-русски три раза меня обняла». Ну, и как - поехал бы человек, написавший такие строки, искать лучшей доли в Америке или Германии? Он был готов умереть за страну, и миллионы были солидарны с ним.

  Сейчас за дезертирство не расстреливают. Даже в военное время, не говоря уже про мирное. Но поэты все равно не пишут про дезертиров, как бы они сами себя ни называли. По какому-то таинственному непреложному закону лучшие певцы и поэты мира могут воспевать патриотизм и не могут - космополитизм. В защиту космополитизма есть много хороших разумных слов, но нет ни одной песни. Поэты напишут о других. О тех, «кто останется здесь// Увидит, как солнце встает// И рождается Новый век// Кто выдержит здесь, тот поймет// Что он - Человек» Это Тальков пел тогда, когда и шло массовое бегство наших ренегатов на Запад в поисках лучшей жизни. А ведь он знал, он предупреждал, что все может быть совсем не так хорошо, как надеялись беглецы: «Она сломалась в США, из Бонна он исчез...// Я это знал, прощаясь с ними навсегда// У эмигрантов грустная судьба».

Aleksandra аватар

Як заўсёды, шыкоўна На жаль, усе імёны тут нельга пералічыць...

#
Система Orphus