Полная версия сайта Мобильная версия сайта

VELVETовое интервью. Театр будет меняться только тогда, когда будем меняться мы сами

О бедах, горестях и победах белорусского театра мы говорим с театральным критиком, кандидатом искусствоведения Алексеем Стрельниковым.  

teatr_1.jpg

Белорусский театр сегодня: какой он?

Очень сложно говорить на уровне театра вообще, вспоминая о том, что спектакль — это такая специфическая вещь, которая существует только здесь и только сейчас.

В отличие от книги, которую можно перечитать, или фильма, который можно пересмотреть, или мелодии, которую можно записать и переслушать, спектакль есть только в то время, когда мы его смотрим — и все.

Так вот белорусский театр имеет очень хорошие спектакли. Но у нас очень плохо выстроено информационное поле, в котором должен существовать театр, поэтому хорошие спектакли случаются очень разрозненно.

Я знаю, что они бывают в Бресте, знаю, что случаются в Могилеве, в Минске в каких-то театральных подвалах, что-то хорошее происходит и на больших площадках, театр живет, развивается, в него приходят интересные люди, но мы не можем увидеть это целиком.

Конечно, театр может быть и более эффективным, и более представительным, конечно, он мог бы выполнять свои функции более полноценно…

У нас, например, сейчас, на этом этапе, нету такого спектакля, как, скажем, «Тутэйшыя», который символизировал бы наше национальное, самобытное, который выделял бы нас на мировой сцене.

teatr_2.jpg

А «пан Тадэвуш»?

Я имею в виду не просто хороший спектакль, а такой спектакль, который мы могли бы предъявить нашим соседям, зрителям в других странах.

И сказать: вот, этим мы сейчас болеем, этим живем, вот это нас сейчас волнует больше всего. Таких спектаклей у нас сегодня нету.

А из чего такой спектакль должен сложиться?

Ну, во-первых, время. Общий вдохновенный порыв, который случается в обществе. Все мы помним это радостное время, пускай тяжелое материально, пускай не очень сытое, но полное каких-то надежд и ожиданий.

Сегодня время для театра не очень благодатное — мы все выживаем по одиночке, а театр — искусство события вместе. Сегодня мы сами по себе — это нетеатральное время.

В такой атмосфере спектакли получаются мелкие, локальные, и это считывается любым зрителем в любой точке мира.

Наш театр сегодня очень разный, и каждый из театров представляет очень узкое направление, очень узкий сегмент. Ни один театр сегодня не возьмет на себя ответственность говорить от лица всей Беларуси.

Впрочем, какие-то из функций, которые должен выполнять театр, он выполняет: у нас полные залы, зритель в основном выходит со спектакля довольный. У нас много гастролей, у нас проходит фестиваль ТеАрт, мы живем и развиваемся, функцию развлекательную, зрелищную мы выполняем.

Но еще хотелось бы, чтобы театр постепенно становился бы тем местом, в котором люди поднимают серьезные проблемы, задают вопросы, волнующие общество, обращаются друг к другу и к элитам. У нас пока нет политического театра, нет социального театра, нет широкого общественного обсуждения по-настоящему насущных проблем — и от этого театр очень серьезно страдает.

Кроме того, даже в условиях небольшой страны у нас очень не хватает театров. В среднем по Европе на 100 000 населения приходится один театр — у нас даже Минск не досчитывается, как минимум, десятка театров. 

Плюс — наше общество пока еще даже не осознает, что ему нужен театр. Так, например, ребенок пока не подозревает, что для дальнейшей жизни ему понадобится знать таблицу умножения.

Девяносто процентов людей, говорящих, что им не нужен театр, просто пока еще не знают, что он им нужен. Я надеюсь, что рано или поздно каждый из нас поймет, зачем нам нужен театр.

teatr_3.jpg

И зачем же?

У театра очень много функций. Театр, например, это самое простое и очевидное место, где нам явлены «иные», «другие» люди во всем своем разнообразии.

На сцене мы их видим объемно, выпукло, в действии, в диалогах и монологах. В литературе, в живописи мы просто узнаем другого человека, видим его образ, в театре он предъявлен нам живьем, во всех своих действиях, поступках, размышлениях, противоречиях. В театре человек присутствует прямо рядом с нами.

Совсем недавно у нас была совсем другая культура тусовок — и в высшем обществе, и в сельском, например. Было больше церемонии, больше ритуала, и смысл этого ритуала состоял в том, чтобы обеспечить человека законным правом на самопрезентацию.

Например, первый бал Наташи Ростовой. Сегодня это все очень размыто — дискотеки, танцы, кино — очень демократично и одновременно — не совсем справедливо. Яркие личности с самого раннего детства узурпируют внимание группы, и Наташа Ростова скромненько стоит у стены, лишенная своих законных пяти минут славы, своего права на первый бал.

Поэтому сегодняшний театр дает человеку и право на самопрезентацию: это и спектакли, в которых у зрителя есть возможность  выйти на сцену, и психологические тренинги с использованием театральных методик, театр уже не просто развлечение — это инструмент самопознания, самореализации, самопрезентации.

Сегодня существует уникальный вид театра — свидетельский театр: когда обыкновенные люди, не-актеры, выходят на сцену и рассказывают свои истории, объединенные какой-то одной темой или проблемой, играют самих себя. Это уникальная возможность для каждого из нас — попасть в такой театр и исполнителем, и зрителем. Таких проектов все больше и больше.

Кроме того,театр сегодня дает огромные возможности для изучения человеческих возможностей. Театр — синтетическое искусство.

Когда-то мы его изучали по частям: отдельно текст, отдельно сценографию, отдельно костюмы. Но сегодня мы понимаем, что спектакль — это специфическое действо, и текст не существует сам по себе, и декорация не есть просто скульптура или картина. Изучая спектакль, мы движемся к новым высотам изучения искусства вообще, жизни вообще.

В театре интересна даже заштампованность: пусть актер работает на пяти-шести штампах, но ему интересно их разрывать, их преодолевать, их крутить туда-сюда, это бесконечное развитие, и толчок ему — театр.

teatr_4.jpg

А как подготовить себя к новым спектаклям, если ты привык к традиционному спектаклю, у тебя есть определенные ожидания, определенные привычки?

Я против такого отношения к культуре — что, якобы, есть какие-то универсалии, какие-то общие для всех привычки, какие-то критерии «хорошести» или «плохости».

Нужно отдавать себе отчет,что совершенно запросто может быть так,  что какой-то данный спектакль окажется «не вашим». У нас есть мировоззрение, и театр работает именно с мировоззрением, и сделать так, чтобы «не ваш» театр понравился именно вам — это не нужно.

Понимать все нюансы должен специалист, театральный критик, но заставить себя любить нетрадиционный театр для обыкновенного зрителя — это ненужное умение.

teatr_5.jpg

Вот, скажем, театр Павла Пряжко. Он ведь вам не нравится?

Совсем не нравится.

Ну и хорошо! И не нужно, чтобы нравился.

Павел Пряжко — драматург, который не пишет для филологов. Он пишет для людей из панельных микрорайонов. Этим людям сегодня театр нужен гораздо больше, чем вам — у вас есть классическое театральное искусство, которое вам близко, а у них, людей из панелек, ничего этого нету. Им тоже нужно свое искусство, особенное, нестандартное.

Спорный момент — воспримут ли они эстетику Пряжко, потому что у большинства людей из панелек все-таки классицистские представления о театре, но как раз в «панельках» новый взгляд на театр рождается быстрее.

И ведь именно там не хватает театров — в центре их предостаточно,а в микрорайонах? На окраинах? Там ведь тоже должен быть свой театр, говорящий с людьми об их проблемах на их языке. Малиновка, Зеленый Луг, Сухарево — какой театр там нужен? Тот, который ставит «Чайку»?

Или такой, в котором художественными средствами решается вопрос вырубки Севастопольского парка? Или, может, такой, в котором на сцену выйдут обычные бабушки, которые сидят на лавочках у подъезда, и расскажут свои истории, через призму которых мы увидим историю района, города, страны?

Например, «Три дня в аду» Павла Пряжко — спектакль про Малиновку, отличный спектакль, который читали в Москве, смешно коверкая белорусские названия — знают ли этот спектакль в Малиновке? А ведь это переживание, очень личное, очень «малиновское», оно ведь необходимо тем, кто живет в этом районе.

Театр — это совместное переживание каких-то общих противоречий.

Согласитесь, у жителей Малиновки они — свои. И осознать, прожить их, выстроить свое мироощущение — поможет театр.

Кстати, замечательно помогает спровоцировать вот это самое общее переживание пластический театр…

teatr_6.jpg

У нас есть в Беларуси хороший пластический театр?

У нас есть, как минимум, Иноземцев, есть Ольга Лабовкина, Ольга СкворцоваЕвгений Корняг — специалисты, широко известные в мире, в России, это у нас здесь их никто не знает, а за границей это — признанные мастера своего дела.

Это, конечно, не специфически белорусский театр, это формы, которые мы постепенно начинаем осваивать в общеевропейском русле. Да, этот театр по задумке своей — не наш. Но с другой стороны: что, белорусы не двигаются? У них нет тела?

Вот, скажем, наша типичная белорусская сутулость — что это про нас говорит? То, как мы ходим по улице — что это о нас говорит? На эти вопросы отвечает белорусский пластический театр.

teatr_7.jpg

То, что вы сейчас рассказываете, — это потрясающе интересно. Но я никогда и нигде не читала и не слышала об этом. Чего не хватает нашему информационному полю? Что в нем стоило бы поменять?

Наше пространство атомизировано, расколото, у нас ведь с вами есть просто рудименты советской системы прессы: центральные газеты, районные, заводские… У нас и сейчас так: есть центральные органы, есть — второстепенные. Поэтому в нашей с вами жизни есть то, что есть в центральных газетах и на главных каналах.

Нас не интересует информационная периферия. Поэтому первое и главное, что нужно сделать — это поменять наше с вами отношение к источникам информации. В театре ведь тоже самое.

Мы все ходим и ждем шедевра в Купаловском театре. И не верим в шедевры в театре, например, брестском. А я, например, один из самых сильных спектаклей в своей жизни видел в Рязани, в школьном студийном театре, и поставила его девятнадцатилетняя девочка.

Оформленный в обычном таком стиле — черные легинсы, белые блузки, он выбил меня из колеи на несколько месяцев. Суть была в том, что дети, старшеклассники, говорят со сцены о том, что у них есть какие-то мечты, какие-то планы, но они уже сейчас точно знают, что их не исполнят.

Потому что пробиваются только гении и папины сынки, а остальным дорога наверх закрыта. Это было так искренне, так сильно, так по-настоящему, что никакой центральный театр не справился бы.

Эта мысль, между прочим, удивительно современна и для нас, потому что карьерные потолки у нас в стране очень и очень низкие, и часто жизнь профессионала в тридцать уже закончена, так и не начавшись. Но такого спектакля у нас нет.

А вообще надо учиться смотреть на искусство вне иерархических отношений. Сегодня в обычной студии Тракторного завода может родиться уникальный, по-настоящему сильный спектакль.

Кстати, в Минске 90 театров имеют статус народного! А статус этот присваивается театру, только если он побеждает. Например,на крупном фестивале. Девяносто! Хороших театров! Неотсмотренных, непосещаемых. Это очень серьезный ресурс для развития.

Сейчас очень помогают социальные сети — в них бесплатно и эффективно можно сообщать о себе большому количеству людей.

Сейчас идет медленный процесс — медленный в силу нашей белорусской антисоцианльности, интровертности — рождения фестивалей, разнообразных театральных форумов, процесс этот займет очень долгое время, десятилетия, но проблема театрального безвестья будет решена. Чтобы ускорить этот процесс, нужно очень и очень много денег.

teatr_8.jpg

На журнал? На интернет-портал?

Я бы посмотрел шире.

Например, на организацию городского фестиваля. На гастроли хорошего спектакля — и по школам, чтобы дети смотрели не елочную постановку, которая ограничивает потенциальную публику уже с детства этой вот елочной эстетикой, а хороший, качественный, высокий спектакль.

Это очень дорого. И неокупаемо. Но он будет у нас. Правда, не скоро. Ведь поток молодых людей, которым нравится искусство, не оскудевает. У нас вообще есть одна такая странная культурная особенность.

Прерывистость поколений. Почему-то какие-то ямы между театральными школами.

У нас, например, есть великолепные достижения театральные шестидесятых, семидесятых годов, от которых не осталось ни-че-го. Вообще ничего. И следующему поколению пришлось начинать заново. А потом и оно как-то куда-то кануло. Для меня это очень сложный вопрос — почему так.

Поколение двадцатых-тридцатых прошлого века дало удивительные театральные находки — но мы их сегодня выкапываем, просто как археологи. Я боюсь, что в самом обществе не налажены какие-то культурные механизмы по сохранению культурного и творческого наследия. 

Даже на моих глазах — хотя какой там мой век, пятнадцать лет хождения в театр — сменилось уже два театральных поколения, и каждое из них  изобретает один и тот же велосипед.

Были какие-то яркие явления — и они почему-то не стали общественным явлением. Нужно своих героев чтить, любить. Стоя на плечах у атлантов, ты сам становишься выше. Мы этого не делаем.

Между прочим, в Беларуси всегда была очень сильная драматургическая школа. Отчасти потому, что у нас благодатная драматургическая среда: у нас драматургов ждут, читают, ставят, театры открыты для сотворчества.

У нас, например, первых на постсоветском пространстве появился театр современной драматургии, который ставит только молодых. Кроме того, драматургия — это ведь очень интимный, сложный, интровертный процесс, на что мы большие мастера. Драматургу не нужен театр. Он творит сам себе, в одиночестве.

А вот где начинается собственно спектакль, коллективная, командная работа — тут наш характер становится нам помехой. Нам трудно что-то создавать коллективно. Но в одиночку в театре ничего не сделаешь.

Сколько раз я наблюдал, как по-настоящему сильная группа студенческая выходит из нашей Академии, разбредается кто куда — и эти несомненно талантливые люди, такие потрясающие вместе, по отдельности не делают сильнее ни театр Горького, ни тот же Купаловский. Это очень характерно для нас.

teatr_9.jpg

И что же нам делать?

Ждать. Ничего искусственно в театре не сделаешь. Тем более театр — это отражение процессов в обществе. Мы ведь никак не можем на них повлиять. А театр будет меняться только с обществом.

Пока мы полностью зависим от инициативы энтузиастов. Вот есть Женя Корняг, такой человек-оркестр. Куда бы он не пришел — вокруг собираются интересные люди, делаются замечательные спектакли.

Такие же огоньки — Катя Аверкова, Оля Лабовкина. Но общество наше пока не может самоорганизоваться и им помогать — деньгами, площадками, зрителями, вниманием. Когда-нибудь это будет и у нас — система грантов, фондов, меценатство. Просто не сейчас.

Сейчас нам нужно вплотную заниматься молодыми нашими режиссерами. У нас есть, например, Денис Федоров, он сейчас работает в Брестском театре, а начинал в Слониме, это один из немногих наших режиссеров, который владеет большой площадкой, владеет театральным пространством, сложившийся, опытный режиссёр, к которому нужно очень внимательно присмотреться. А еще — обратите внимание на кукольный театр.

Алексей Лелявский, Олег Жюгжда, Игорь Казаков в Могилевском театре, Александр Янушкевич — очень сильные молодые режиссеры, известные за рубежом, но неизвестные у нас, потому что кто они? Кукольники. А ведь кукольный театр — это не детский театр. Это очень серьезный, очень мощный, очень взрослый театр, и белорусы отлично с ним справляются.

«Чайка. Опыт прочтения». «Ладдзяроспачы» — это примеры театра очень высокого уровня, и их обязательно нужно смотреть. Но там полупустые залы.

А еще нам нужно менять позиции театра в обществе. У нас долгое время был — и во многом остается — крепостной театр.

Да, он так не назывался, но посудите сами: вот сделал ты что-то не так, тебя, конечно, не выпороли, но — выгнали, и куда ты теперь?

Это на Западе легко: собрался — уехал в Дортмунд, не понравилось — переехал в Дуйсбург. У нас же пока в общем-то — один большой крепостной театр.

teatr_10.jpg

А еще нужно воспитывать публику. Мы сами должны быть заинтересованы в театре, в качественных театральных постановках, в поддержке спектаклей, театров, актеров. 

Пусть мы будем меньше и тише хлопать, но будем взыскательнее относиться к театру, к спектаклю, устраивать публичные дискуссии, обсуждения, ходить в театр не просто посмеяться или расслабиться, а — подумать, сотворить вместе.

В Италии, например, я видел, как люди просто не расходятся после спектаклей — стоят, сидят, общаются, обсуждают. Такого внимания очень не хватает нашему театру.

Почему, например, у нас театральные кафе закрываются сразу после спектакля? Почему не дать людям возможность посидеть, поговорить?

Вот это на самом деле крайне важно для театра — чтобы о нем говорили. 

Фото: Алина Орлова

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (31) Последнее сообщение
Lapka аватар

Morgenstern аватар

Интересное интервью, спасибо,  примерно до середины прочитала с воодушевлением, вторую же часть - гораздо более критически.

Мне стало неприятно за какое-то высокомерное отношение к людям из "панелек" в Малиновке - это какой-то псевдоинтеллектуальный снобизм. Неужели он в самом деле думает, что всем живущим в Зеленом Луге людям спектакль о вырубке Севастопольского парка будет интереснее какой-нибудь классической постановки? Может, одна из проблем современного театра - в непонимании и недооценке зрителя? Я бы не стала рассчитывать, что театр сможет привлечь часть целевой аудитории любителей туповатых сериалов, даже ставя спектакли, максимально приближенные к "народу", а вот оттолкнуть этим людей, заинтересованных в качественных постановках - запросто.  

 

Alexey_Strelnikov аватар

Отвечу напрямую. Happy
Нет, я не думаю, что "всем живущим" в Зеленом луге вдруг понравиться что-то одно. И в Зеленом луге и в Малиновке - разные люди живут. Но у любителей классики в Зеленом луге возможность посмотреть классическую постановку есть. У нас три национальных театра в городе, постоянно привозят что-то интересное, и если озаботиться, то билет достать несложно.

А вот тем, кого волнуют злободневные темы, выбора нет. Любая экспериментальная постановка собирает много людей со всего города. И то, что интересы этого сегмента публики не учитываются - несправедливо.

И ваш скепсис по поводу того, что театр не сумеет оторвать от телевизоров часть публики, мне понятен. Но театр успешно конкурирует с телевидением уже больше полувека. И несмотря на то, что Высоцкого и Хабенского можно всегда посмотреть по телеку, всегда находится достаточное количество желающих посмотреть на них живьем даже за большие деньги.

Театр кроме этого дает возможность реализовать фундаментальную потребность человека "поговорить", выговориться. Этого не один телевизор вам не даст.

Сигрун аватар

Спасибо за интервью. Очень люблю театр, и такие постановки, которые выймут из меня часть души, заставят её рассмотреть, и потом поставить обратно. И поэтому я иду в "классический" театр. 

А вот экспериментальные не вынимают.

 

Alexey_Strelnikov аватар

Ну если вы все-таки ходите на экспериментальные, ну так иногда, попробовать, значит, шансы еще есть Happy

Потому что любопытство - это такое качество, которое в жизни не всегда доводит до добра, а вот в искусстве рано или поздно приведет к открытиям.

Если не затруднит, расскажите, что из классических спектаклей вам понравилось больше всего? И что из экспериментальных разочаровало?

Сигрун аватар

Классические - балет "Ромео и Джульетта". Я читала пьесу много раз, многое знала наизусть, но только там меня просто пронзило: вот кто они такие! это подростки, но вместо дискотек - балы, а вместо тайком угнанного папиного автомобиля - дуэли. И местные Ромео и Меркуцио вспомнились ... 

Ещё очень давно "Извините, свободных мест нет" в театре - студии киноактёра. Спектакль без слов и туча мыслей в 17-летней голове.

И "Дракон", "Тутэйшыя" Купаловского. 

А из экспериментальных не вспомню - давно было и промелькнуло. На одной из "Белых веж" польский театр на площади. На ходулях. Не пошло.

Alexey_Strelnikov аватар

Ну извините, тогда я ваше мнение на счет экспериментального театра не приму.

Это как из анекдота про то, что Моцарт фальшивит, потому что мне его Гиви так напел.

Впрочем, если вы нашли тот вид театра, который вам нравится, то и хорошо. Зачем вам еще что-то? Пусть ищут те, кто еще не нашел.

Сигрун аватар

Сори, но хоть один раз я Моцарта все - таки послушала не от Гиви (если вообще Гиви был)

А мнение моё очень простое - не моё. 

Alexey_Strelnikov аватар

Ну раз не ваше, что тут сделаешь?
Ничегошеньки тут не сделаешь... Happy

Сигрун аватар

Думаю, Вы правы и я просто не видела того, что подошло бы.

В любом случае - хочу в театр!!! 

 

Morgenstern аватар

Спасибо за ответ. Боюсь, Вы неправильно поняли мой комментарий .

Вот что я имею ввиду. Какая бы постановка не была, попытки "опустить" искусство до культурного уровня, как Вы выразились, "людей из панелек в Малиновке" приводят к низкосортной самодеятельности. Это не адаптация культуры под желания потребителя, а опошление самой идеи театральных постановок. Не театр должен меняться под запросы людей, а люди должны меняться в лучшую сторону под влиянием театра. 

В интервью Вы достаточно пренебрежительно отзываетесь о культурном уровне людей из панелек, и, если к постановке спектакля подходить с таким мнением и с высокомерной идеей "это для них будет слишком сложно, давайте о вырубке парка и попроще", то и результат будет соответствующий - будет потеряна целевая аудитория людей, которым театр действительно интересен.

Чем хорош театр - на сцене сразу видна любая фальш и любой талант. На по-настоящему талантливые постановки люди пойдут всегда, так дайте Минску больше хорошего театра !

Если что - я живу не в панельке). Последняя постановка, которая меня действительно впечатлила - "Призрак оперы" в Лондонском театре её Величества. Из последнего увиденного в Минске - Ladies Night, уж не знаю, можно ли назвать "Альфа-театр" экспериментальным, но игра актеров совсем не впечатлила.

А мнение Сигрун Вы совершенно зря не учитываете - она из тех людей, у которых еще не погасли глаза.

Юлия Петруненко аватар

хм... а я не прочитала слова Алексея о панельках как предложение "опустить искусство до людей из панелек"  мне кажется, Алексей предлагает локализовать тематику постановок - до близких и понятных людям из  конкретных микрорайнов... и это же можно сделать качественными, высокохудожественными способами, ведь тема в искусстве - о гибели парка или о большой запретной любви подростков - не определяет уровень искусства, "темы разные нужны, темы разные важны"  Ну я так о панельках слова поняла, может, невнимательно читала, я вообще театр не люблю, хоть и не живу в панельке:)

Alexey_Strelnikov аватар

Я очень хочу, чтобы вам попался когда-нибудь спектакль, который вам понравится.

Юлия Петруненко аватар

дело не в том, что мне не понравился ни один спектакль, дело в другом, но мне почему-то кажется не корректным развивать эту тему в комментариях к Вашему интервью)

спасибо за пожелание, я тоже хочу 

Morgenstern аватар

Павел Пряжко — драматург, который не пишет для филологов. Он пишет для людей из панельных микрорайонов.

Там ведь тоже должен быть свой театр, говорящий с людьми об их проблемах на их языке.

К чему тогда противопоставление филологов и людей из панельных микрорайонов? И на каком "их" языке должен говорить театр?

А тематика постановок как раз может быть любая, ведь, чтобы переживать за гибель парка, не обязательно жить в Зеленом Луге.

 

Юлия Петруненко аватар

 ну там еще было об особенном, нестандартном театре - экспериментальном. И, кажется, противопоставлялся классический театр (для филологов) и экспериментальный, который может стать, с одной стороны, понятней людям из панелек, а с другой - новым словом в театральном искусстве... 

Morgenstern аватар

Юля, ты прикалываешься?

Для образованных людей (филологов, к примеру) - есть классический театр. А жители панелек классический театр не понимают? поэтому дадим им экспериментальный, может хоть так поймут...? 

Alexey_Strelnikov аватар

Вы знаете, что вы передергиваете.

У меня нет этой фразы, что жители панелек не поймут классический театр. Ни разу я этого не сказал Happy

Я сказал, что Пряжко пишет для них, а не для профессиональных филологов. И что среди такой публики поэтому он гораздо легче находит понимание и уважение.

 

Юлия Петруненко аватар

Аня, ну мне не хочется выступать адвокатом Алексея, тем более он сам тут)

Но для меня филологи - люди в какой-то мере в восприятии искусства консервативные, у них высокие запросы и к сценарию, и к тексту... А новаторство - оно такое, бывает, методом проб и ошибок... пока найдет своего зрителя, пока пройдет свой путь) Зритель без строгих требований легче воспримет что-то новое, ломающее классические стандарты, а тем более, если тема будет ему близкая, родная) В общем, я так как-то почувствовала сквозь строчки, может, и ошибаюсь 

Risha аватар

Юлия,  я оч люблю бел театр.  особенно тот что был 10 лет назад.

я после родов затянула мужа на панну нясвижскую --  страх и ужассссссс

ани там не было... в этом весь сказ

всё как всегда решают кадры

 

Юлия Петруненко аватар

у меня другая история: я пыталась полюбить театр) я как-нибудь отдельным дневником напишу, почему не сложилось)

Morgenstern аватар

Я прочитала как обычно дословно), но, честно говоря, буду очень рада, если ошиблась именно я. 

Alexey_Strelnikov аватар

Юлия тут очень точно пишет, но все равно уточню.

Тут не очень точно у меня мысль звучит, потому что она сказана в разговоре с Анной Северинец, и под филологами имеется именно она ввиду. Happy

А под жителем панельных микрорайонов я понимаю себя самого, своих друзей и знакомых. Герои пьес Пряжко для меня узнаваемы, мне понятны их мотивы, что и как они говорят, и о чем и почему умалчивают.

 

Alexey_Strelnikov аватар

Я боюсь, что не только я вас неправильно понял, но и вы меня.

Я очень далек от идеи оценивать чей бы то ни было культурный уровень. Особенно в русле обобщений в духе "люди из панелек в Малиновке". Разные люди живут в Малиновке, очень разные. Я убежден, что среди них есть достаточное количество зрителей, которых на мякине не проведешь и халтурой не удовлетворишь.

И я вовсе не считаю необходимым "опускать" искусство до чего-то уровня. Я считаю, что есть разные виды искусства, и нельзя одним подменять все остальные.

Вот есть тип психологического театра переживания, который, так уж получилось, принято считать театром высокого сорта. И большое количество людей находят эти спектакли скучными, и действительно сразу подвергаются остракизму, мол, их уровень невысок и его нужно поднимать.

Мне кажется, это и есть настоящий снобизм.

Кроме психологического есть театр представления, есть фарсы, есть кукольные гиньоли, есть уличные файер-шоу и представления на ходулях в духе китайских карнавалов, есть театр контактной импровизации, и сотни самых разных видов танца. И очень многие специалисты высокомерно называют многие из этих видов исполнительских искусств низкосортной самодеятельностью.

Хотя абсолютно все эти виды исполнительских искусств выполняют главную функцию, а именно - дают зрителям опыт человеческого общения. И, на мой взгляд, если это общение происходит (как удачно выразилась Сигрун, "выймут из меня часть души, заставят её рассмотреть, и потом поставить обратно"), то абсолютно не важно, что там происходит с идеей театральных постановок, опошляется она или нет.

Ladie's Night - никакой не экспериментальный театр, а обыкновенная коммерческая антреприза.

А мнение Сигрун мне интересно. Только о том, что она видела сама.

Risha аватар

 есть тип психологического театра переживания

всё. точка))

Alexey_Strelnikov аватар

Почему?

Morgenstern аватар

Точно, коммерческая антреприза - как нельзя лучше характеризует эту постановку. Но суть даже не в этом. Вероятно, я ваши слова из интервью восприняла именно через призму впечатлений от этого спектакля. Там очень хорошо обыграны моменты "быть ближе к народу" - думаю, Вы смотрели и понимаете, о чем речь. Да, люди пришли в театр, и да, они получили удовольствие, судя по громким аплодисментам. Это театр? да. Это искусство? нет. В ином файер-шоу может быть больше таланта, чем в таких наших постановках.

Искусство - в первую очередь в актерах, а не в теме спектакля. В актерском мастерстве, а не в проблематике представления. 

И да, меня пугает, что люди согласны на халтурную развлекаловку, а театры, ради привлечения зрителя, готовы потворствовать этому.

 

 

Sapienti Sat аватар

спасибо! очень интересный герой,во многом согласна с его суждениями . и фестивали театральные у нас есть, но, тот же ТеАрт в прошлом году - намного более сильные спектакли, на несколько попала, была под впечатлением, в этом году ждала фестиваля - смотрела-смотрела программу, так никуда и не пошла. Лелявский и правда очень ярко и своеобразно работает, с удовольствием ходим на его постановки. а в Купаловском вроде бы большой репертуар, и билетов не взять, хоть они и не копеечные, но и интересных постановок, на мой взгляд, не так и много.  так, все больше по накатанной 

Morgenstern аватар

Пользуясь случаем, прошу Вас порекомендовать постановки, которые стоит посмотреть в Минске - в том числе и классические, и экспериментальные - допустим, топ-5 или топ-10.

Буду очень признательна (думаю, не только я). И еще - несмотря критику некоторых моментов, повторюсь - интервью мне очень понравилось, я узнала много интересного, спасибо.

Alexey_Strelnikov аватар

Мы с моими коллегами провели опрос журналистов и критиков, и такой "топ-10" действительно существует.

Но мне кажется, он достоин отдельной публикации. Мы ее как раз сейчас готовим.

Morgenstern аватар

Это замечательная идея, буду ждать !

#
Система Orphus