Полная версия сайта Мобильная версия сайта

VELVETовое интервью. Шляхта не умирала

Мы беседуем с потомком древнего шляхетского белорусского рода, историком, архивистом и писателем Александром Заливако.

zalivaiko0.jpg

Почти все, чем может сегодня гордиться белорусская генеалогия — отработанным алгоритмом составления родословных, знанием о самых знатных и древних фамилиях, упорядоченными представлениями об архивных документах, пониманием имущественных прав наших предков — связано с именем историка, архивиста и писателя Александра Заливако.

Автор восемнадцати книг, посвященных генеалогии и истории белорусской шляхты, множества научных и научно-популярных публикаций, активный лектор по проблемам архивов, составитель шести сотен (!) родословных — наш сегодняшний собеседник.

Говорят, человек должен знать свой род до пятого колена. Вы своих предков знаете как далеко вглубь?

Вы знаете, Анна, вообще-то «говорят», что до 10-го. Своих предков я знаю с начала XIV века. Это действительно поучительно и заслуживает внимания. Хотя бы для того, что «без знания прошлого — нет входа в будущее». Это кратко.

Знание о деяниях своих предков — это и знак уважения к своим: маме и папе, бабушке и дедушке и т.д. Чем они занимались, что делали, когда умерли и от чего, средняя продолжительность жизни с учетом женских линий (их гены ведь ровно на 50 %).

Такая родословная — только ваша заслуга, или в роду Заливако было принято бережно относится к истории рода?

Наверное, да — не только я. В XIX веке очень много представителей моего рода, объединив всех живущих на то время, доказывали свое шляхетство.

zalivaiko2.jpg

Расскажите о белорусских Заливако — кто они? Как жили, чем остались в истории?

А они все «беларуские», т. е. — литвины, жители ВКЛ.

Среди моих предков: Милош Гедыгольдович (Юрьевич), внук Койликина (Константина), боярина во времена Ольгерда и Кейстута, принимал участие в Грюнвальдской битве, сын Милоша — Белый, дьяк великокняжеской канцелярии на 1473 г., его сын — Милош, наместник новогрудский на 1510 г., сын Милоша — Григорий, женат на княжне Глинской, сын Григория — Константин, урядник (управляющий) имением Свержень, староста Дуниловского графства (главный управляющий) у князя Николая Радивила Чёрного, старший сын Константина — Юрий, депутат Главного Трибунала ВКЛ, родоначальник старшей ветви,один из внуков Юрия — Стефан Александрович — профессор Виленского университета, вице-ректор Несвижского коллегиума, префект школы в Новогрудке, был проповедником во время судебных сессий Главного Трибунала ВКЛ, автор панегириков на 1652-26.04.1667; Николай-Бонифатий, сын Яна Андреевича (Андрей это родной брат Юрия, родоначальник младшей ветви) был ксендзом бернардинского ордена; Юрий, Павел, Франтишек, сыновья Николая Константиновича в 1765 г. в посполитом рушении были командирами взводов. В 16 веке служили в трех поколениях князьям Радивилам: Николаю Чёрному, Криштофу Сиротке, Станиславу и Альбрихту Николаевичам, Яну-Альбрихту Альбрихтовичу.

Владели на конец XVI века многими имениями с многочисленными деревнями и селами в 6 поветах: Ошмянском, Менском, Новогрудском, Полоцком, Пинском, Слонимском, Гродненском.

Вот это родство! Скажите, среди ныне существующих белорусских фамилий есть ли фамилии столь же древние, с такой же богатой историей? Какие древние шляхетские роды живут и здравствуют по сей день?

Вы не поверите, но очень много! И это несмотря на то, что многие фамилии исчезли из-за войн XV-XVI вв. и особенно в XVII в., в ходе самой кровопролитной войны в истории Беларуси — 1654-1667, когда погиб каждый 2-й беларус!

Сейчас живы потомки таких очень древних беларуских родов как: Яцыничи, Песляки, Терла-Терлецкие, Довнар-Запольские, Зароские, Юхневичи, Ясенские, Ковалевские, Достоевские, Гоголи, Лешкевич-Зенович-Ольпинские, Мурашко, Хотковские, Врублевские, Милоши, Сопеги, Чарторийские, Шумские, Харевичи, Юндилы, Пиотухи, Павлюци и др.

А какие из ваших собственных жизненных принципов, проверенных временем, достались вам по наследству?

Интересный вопрос и тяжелый, так сразу не ответишь! В первую очередь — безграничная любовь к Родине, выраженная в том, чтобы принести как можно больше пользы (да, я согласен, что звучит пафосно — но это так, и никак иначе), бескорыстное служение на благо интересов Своей Страны.

Эти слова звучат как лозунг — смысл стерся, потому что последние сто лет он болтался сам по себе в информационном пространстве, не подкрепленный ни историей страны, ни историей рода, но в том и есть миссия сегодняшней шляхты — вернуть жизнь в эту ценность.

zalivaiko3.jpg

Я знаю, что многие белорусские семьи «забыли» о своих корнях, спасаясь в послереволюционном лихолетье. Было ли опасным для ваших предков хранить память рода?

Безусловно — редко какой род избежал такой участи.

Родная сестра моей прабабушки — Антонина Карловна Терлецкая (из Венгерского королевства с XIV века) была репрессирована и сослана на 20 лет, вернулась и прожила 104 года. Она ничего не забывала, мы не забывали.

Забывать или не забывать — это ведь личный выбор каждого человека, каждой семьи.

Шляхетские корни: мне кажется, они дают человеку какие-то особенные внутренние права и обязанности. Так ли это?

Каждый сам решает, что это ему дает: огромную ответственность, особенные моральные принципы… да, и еще кое-что…

zalivaiko4.jpg

На фото: родовая диаграмма рода Заливако, крайний справа — дед отца нашего героя.

А что вам дает осознание вашей личной причастности к истории страны через историю ваших предков? Вам лично это знание — зачем?

Оно помогает жить как личности, ориентироваться в этом многомерном мире. И потом я просто делаю свою работу — помогаю людям в обретении родовой памяти — чем больше я сделаю базовых родоводов — тем больше людей об этом узнают.

Шляхтич XXI века — существует ли он и чем живет? Что его заботит, радует или печалит сегодня?

Для меня — да, существует! Я считаю, что самое главное у потомка шляхетского рода сейчас — это попытка возродить морально-этические традиции шляхты, продемонстрировать общность исторических событий традиции славянских народов.

Что может дать современной Беларуси память о своей шляхте?

Настоящее патриотическое воспитание — любовь к Родине начинается с любви к своим предкам, которые весь этот Мир, вокруг тебя создавали по крупицам, защищали, проливая свою кровь и отдавая жизни, и оберегали (в моем случае — я с XIV века литвин-белорус).

Тяжело ли восстанавливать генеалогическое древо современному белорусу? С чего начать, куда обращаться?

Поверьте — занятие это не для всех, сложное и утомительное, связанное со специальными знаниями. Если коротко, то человек, не умеющий читать тексты, написанные скорописью на старобеларуском, на латинском и польском языках — он дальше второй половины XIX века «не пройдет».

Впрочем, особенно старательные могут чуть-чуть подождать: в мае выходит моя очередная, девятнадцатая уже, книга  «Историография генеалогии Беларуси IX-XXI века. Новейший период (2004-2014 гг.)», там, в заключении, будет поэтапно изложен системный поиск.

Насколько полно отражают историю Беларуси белорусские архивы? Сможет ли разобраться в них простой человек, которого пустят работать с документами?

Судите сами — в сборник документов по моему роду за XVI век входит 179 документов, за XVII — 119, за XVIII — более 100, за XIX — более 1000!

Вряд ли все это под силу простому, как вы его называете, человеку.

Фото: Алина Орлова, личный архив Александра Заливако

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus