Полная версия сайта Мобильная версия сайта

VELVETовое интервью. Не за деньгами, а за мечтой

Кажется, хорошие учителя постепенно возвращаются в школы. 

Было время — педагоги массово уходили из школ кто куда: в торговлю и рекламу, в маркетинг и администрирование, в собственный бизнес и фриланс. Сегодня все чаще можно услышать, как они возвращаются — в те самые школы, которые не стали лучше, но оказались той самой работой мечты, которую хочется иметь каждому неравнодушному человеку.

Наталью Селецкую я знала как автора интернет-проекта «Минск для Детей», соведущую «Литературного Чая» и «Литературного Кофе», успешную маму двух очаровательных девчонок, человека мягкого, спокойного и никак не склонного к сумасбродным поступкам.

Поэтому ее внезапное решение бросить все и уйти в школу оказалось для меня более чем неожиданным.

img_0106_1.jpg

Наталья, как так, бросить все, чем жили последние годы, своё дело, свои проекты — и уйти в школу, из которой другие бегут не оглядываясь?

Все не так драматично. Скорее, пока я отказалась от идеи собственного бизнеса, связанного с детьми, ушла из сферы частного образования и, не потеряв свои действующие городские проекты («Литературный Чай» и «Литературный Кофе» в соавторстве с Аленой Величко), пришла в государственную городскую школу.

Всё это время я была в образовании, это около 16 лет (с 3-го курса начала преподавать мировую художественную культуру дошкольникам, после вуза по распределению осталась работать в университете, окончила магистратуру и аспирантуру по специальности — общая педагогика, история педагогики и образования, работала в частных образовательных центрах и клубах).

Школа со мной «случилась» отчасти благодаря моей старшей дочери Анне — она в этом году пошла в 1 класс СШ № 1 с музыкально-хоровым уклоном г.Минска.

Выбирая весной будущую школу для своего ребёнка и посетив несколько, мы остановились на школе № 1, она мне сразу отозвалась. Завуч начальных классов, Раиса Алексеевна Иванова, при первой встрече со мной, как с мамой будущей первоклассницы, внимательно всмотревшись в меня, что-то во мне такое увидела и серьезно предложила: «А приходите к нам учителем начальных классов?! У нас для вас будет вакансия».

Несмотря на то, что в то время у меня была хорошая работа, которую я не собиралась бросать или менять, по телу (хотите, верьте, хотите, нет) пошло тепло — от самой идеи, что я буду работать в школе, как всегда мечтала, в школе, где будет учиться моя дочь, и что это будет рядом с домом…

velvet__1.jpg

Как семья отнеслась к такому серьезному решению мамы — погрузиться в жизнь других детей с головой?

Помню, первой реакцией мужа по телефону было удивленное «Ты шутишь???» Мама, свекровь, невестка (все женщины семьи) поддержали идею школьной перспективы, но это, думаю, больше было связано с Аней, с важной поддержкой, которую я могу ей оказать, будучи рядом. Конечно же, мне больше всего не хотелось принимать жертвенное решение «дочка, всё из-за тебя или для тебя!». Нашим детям не нужны наши жертвы и методичное напоминание о них в будущем.

Я искала внутри себя своё желание или нежелание идти в школу. И могу сказать, что неожиданно для меня самой это решение далось легко. И сейчас мне кажется, что я «решилась на школу», наверное, ещё тогда, в разговоре с Раисой Алексеевной.

Все близкие меня поддержали. Папа взял отпуск на эти дни и даже приехал на торжественную линейку — за себя и за маму — посмотреть, как дочь пронесла, донесла и за столько лет не расплескала желание и готовность стать школьным учителем...Друзья из других городов и стран сетовали, что они с детьми живут не в Минске, друзья-минчане начинали высчитывать, через сколько лет я буду набирать первоклашек.

На самом деле, это был огромный ресурс безоговорочного доверия мне как учителю.

Ресурс доверия, веры, поддержки, которые необходимы каждому из нас в любой профессии.

img_0049.jpg

velvet__2.jpg

Откуда такая мечта — быть учительницей начальных классов?

Меня покорила моя первая учительница, Маргарита Владимировна Близнецова, с первого взгляда в первый же день.

Она была красивой. Не казалась красивой, а была, действительно, очень красива, и мы были её первыми учениками. Не помню никаких её методик, приемов, в памяти хранятся лишь отдельные моменты — как мы всем классом бежим ей навстречу, как первая в классе я получила в день рождения первую пятерку за составление рассказа по букварю.

В октябре этого года будет ровно 29 лет со дня той моей первой школьной пятерки. Помню, я была очень счастлива — и именно это «ощущение счастья в начальной школе» очень хорошо запомнилось.

img_0111.jpg

В детстве я постоянно играла в школу со своим младшим братом. Он часто потом вспоминал эти игры. Но для меня это была даже не игра, а какая-то одержимость, важное действие со всей школьной атрибутикой, доской, мелом, тетрадями, книгами, журналом, дневником. Для брата это было, наверное, каждодневным испытанием после детского сада и весьма сомнительным удовольствием.

Помню, покупала ему какие-то подарки и вручала после нашей «школы» — задабривала, так сказать…

Никаких терзаний, кем стать, у меня не возникало. Именно с тех первых школьных дней желание быть учителем начальных классов сплошным текстом, одним длинным абзацем протянулось до поступления в вуз. Когда пришло время поступать, мама и папа позволили мне случиться в той профессии, в которой я сама себе предназначила быть. И я им за это очень благодарна.

Ещё моя бабушка, как и я, в детстве мечтала быть учительницей начальных классов. Помню, она рассказывала, как возвращалась домой со своих первых уроков и всю дорогу воображала, что она уже учительница: раздавала задания ученикам, ставила двойки. И я всегда отчетливо представляла себе хрупкую 6-летнюю девочку, всю дорогу домой мечтающую вслух об учительстве… 

Бабушка тоже всегда поддерживала мой выбор и считала профессию учителя чуть ли не самой важной.

У неё не получилось стать учителем, она не дожила до моего учительства в школе, и на первой линейке я честно стояла в роли учительницы за нас обеих. Мой брат тоже был со своей семьей, с тремя детьми на торжественной части, провожая свою племянницу-крестницу — в 1 класс, а меня — в школьные учителя. Прошло около 30 лет, и картинка школы из нашего с ним детства стала живой.

velvet__3.jpg

О школе говорят много плохого, и особенно жалуются сами учителя. Что было самым страшным, когда принималось решение пойти в школу?

Мне легко далось решение пойти в школу. Я выслушала мнения и впечатления от работы всех знакомых учителей начальных классов, но только два учителя из многих сказали мне, что не представляют себя где-то в другом месте и кайфуют все годы работы в школе.

Именно такие формулировки я и взяла за основу, именно эти люди мысленно держали меня на плаву и вдохновляли всё лето.

По поводу «жалуются» — кого этим сегодня удивишь? Скорее удивляешься, если учителя, (врачи, продавцы и т.д.) не жалуются.

Как говорит моя подруга Ольга, у которой собственный бизнес: «Сложнее всего — работать с недовольными людьми». Мне, по своей жизненной привычке, не нравится позиция нытья и жалоб (я никому не жалуюсь на мужа, детей, усталость, курс доллара). И надеюсь, я, как минимум, не стану ещё одним недовольным учителем.

Многие учителя увлечены темой «других» детей: время другое, дети другие, как раньше, не будет. Моя точка зрения такая: да, время другое, но дети всегда остаются детьми — непосредственными, открытыми, способными отделить строгость от злости, внутреннюю доброту от внешней доброжелательности.

img_0066.jpg

velvet__4.jpg

Каждый день на моем столе появляется салфетка, и на ней растёт гора печенья и конфет. Всё, как в нашем детстве.

Только нас, я считаю, проще было усмирить, пристыдить, приструнить, и самое главное — нас легче было удивить! А сегодня, поди, удиви, заинтересуй их, если у каждого первоклассника в кармане по мобильному, дома — планшет и компьютер, и со своим другом, бабушкой или дедушкой, живущими в другой стране или на соседней улице, он по скайпу или вайберу общается, когда захочет.

Сегодняшних детей удивить крайне сложно. А если нет удивления, интереса, нет и погружения в учебный процесс, увлечения учебой, познавательного азарта, заинтересованности в получении необходимых знаний.

Но для этого надо как минимум учителю не терять способности удивляться самому... Удивляться и быть интересующимся.

С другой стороны, дети же не говорят нам: «Время другое, учителя пошли уже не те, таких, как раньше, уже не будет». Хотя так оно и есть — время другое и мы, учителя, тоже другие. Не хуже, не лучше, а другие. Мы и не можем остаться прежними…

Я сейчас не говорю о конкретных учителях моей школы, за двадцать дней работы в школе я больше могу сказать о детях и родителях, чем о коллегах. Это скорее общие учительские настроения, которые витают в воздухе, в средствах массовой информации, от друзей, знакомых, детей друзей, в социальных сетях. Независимо от типа учреждения, стажа или города, учителя кажутся уставшими и в постоянном ожидании спокойных учеников. Мне нравится фраза Корчака: «Надо остерегаться смешивать хорошего ученика с удобным».

Педагоги, согласитесь, мечтают об удобных учениках. А дети приходят чаще «неудобные», но искренние, подвижные, активные, каждый приносит свою биографию-историю за плечами, свои 100 вопросов на день, свой почерк и характер, мечты и опасения, увлечения и привычки.

velvet__5.jpg

Нет ли опасения, что мечта быстро погаснет перед безжалостной школьной реальностью?

Нет времени на опасения: до 12 часов — уроки, потом факультативы, журнал и документацию оформить, на кружки собственных детей отвезти, встретить, ужин, подготовка к завтрашнему дню, чтение детям перед сном…

Фильм с мужем посмотреть некогда, высыпаться — пока некогда, а опасаться — тем более.

Есть миф, что школа — это жесткая система, а частное образование — её отсутствие. В частной сфере образования — меньше бумаг, меньшая комплектация групп, но это тоже четко заданная система взглядов, действий, отношений и ответственностей.

Я отношусь к учительству в школе как к красивой, глубокой профессии, как к каждодневному повышению квалификации и как к возможности дописать кандидатскую диссертацию, которая у меня, кстати, по очень интересной теме формирования умений речевого конструктивного взаимодействия у детей младшего школьного возраста.

Отвечая на ваш вопрос, я вспомнила фразу Жан-Поля Сартра: «Я не питаю иллюзий, я делаю, что могу. И это не пессимизм, это упрямый оптимизм». Вот я — такой же упрямый оптимист. По отношению к школе. И не только.

velvet__6.jpg

Как думаете, в силах ли мы, простые учителя, что-то изменить в современной школе?

В наших силах не всё, но многое. Как мы здороваемся с детьми, разговариваем ли мы с первоклассником глаза в глаза или только в позиции сверху, кричим или ищем цивилизованные способы поддержания дисциплины, готовим ли что-то интересное каждый день, делимся ли открытиями, радостью, признаемся ли в своем незнании, повышаем или понижаем авторитет родителей в глазах детей, хорошо ли знаем своих учеников, в каком виде находится наш класс, придаем ли значение мелочам, увлечены ли мы только своими успехами и неудачами либо помогаем каждому ребенку осознать свои значимые успехи — всё это не может не влиять на детей и на их родителей.

Родительское разочарование в школе как в феномене, на мой взгляд, растет из детского отношения и понимания школы.

Я не могу себе представить разочарованного в школе ребенка и родителя, с горящими глазами расспрашивающего у учителя, что задано на завтра. Настроения учеников и родителей чаще рифмуются, чем не совпадают.

velvet__8.jpg

Первые уроки — какими они получились? Все ли вышло? Что хотелось бы сделать по-другому?

Первые дни были очень информативные, наполненные,  радостно-трудные. В моем классе 29 человек, из которых 20 мальчиков.

Сейчас у нас с ними курс «Введение в школьную жизнь». Мы уже работали в тетради, говорили о школе, принимали правила и законы, рисовали на разные темы, сочиняли, фантазировали, читали книгу о М.Ломоносове, сделали групповой автопортрет класса, клеили волшебное дерево, загадали желания, посадили жёлуди, решили сортировать мусор и бумажные отходы складываем отдельно, выучили пару стихотворений, завели «бюро находок» для потерянных вещей, научились отличать рабочую строку от нерабочей, писали графические диктанты, играли в подвижные игры, создавали свой оркестр, учились различать музыкальные, природные и механические звуки…

За эти две недели я услышала и «Наталья Антоновна, я вас люблю!», и «Я вас ненавижу!». Вот такие были эти первые недели.

Мальчишки уже успели подраться, девочки поплакать над исправлениями в задании, у кого-то болел живот, развязался бантик, потерялся карандаш… Один мальчик Миша нарисовал меня в руках с шарами, и прокомментировал, что я жонглирую своими учениками… Очень глубокая мысль, согласитесь!

velvet__9.jpg

Организовать и провести литературный чай, открыть и наполнить жизнью интернет-проект — и прийти на урок в класс. Что сложнее, что интереснее, к чему надо больше готовиться, и вообще — чем отличается жизнь вне школы и жизнь в школе?

Любой проект имеет право быть исполнен с любовью и вдумчивостью — будь то очередная встреча литературного проекта или урок в 1 «В».

И это не синдром отличницы, это самоуважение, ответственность и профессиональное отношение к тому, чему посвящаешь время своей жизни. Для меня пока вести уроки сложнее, чем готовиться к встречам «Литературного Чая», но не менее интересно.

Как вы относитесь к модной сегодня идее хоумскулинга? Хорошая ли это замена нашему среднему образованию? Что лучше для ребенка: садик и школа или все-таки домашнее обучение?

Мои дети посещали и посещают сад, пошли в школу. Верю в то, что одному подойдет домашнее обучение больше, другому ребенку — подходит школа с талантливым педагогом. Кто-то из родителей не может себе позволить хоумскулинг, а кто-то ни за что не отдаст ребенка в обычную школу. Тут нет правильного и неправильного.

Каждый выбирает по себе, как поется в песне…

img_0102.jpg

Как быть маме, которая отдает ребенка в первый класс — как искать хорошего учителя, как понять, что именно этот учитель хорош, на что обратить внимание?

Все мы разные, и по-своему проживаем каждый день, принимаем много решений — когда готовить, что читать, какой есть хлеб, как проводить время с семьей, в какую школу отправлять ребенка.

Посоветовать что-то всем мамам я не могу. Могу озвучить, что мне было важным в выборе учителя — я очень хотела, чтобы в жизни старшей дочери появился яркий, глубокий, обстоятельный, красивый человек, влюбленный в детей и в свое дело.

И такая учительница «нашлась» для моего ребенка по моему внутреннему запросу — Ирина Иосифовна Черетун.

Единственное, что я бы точно посоветовала — постараться увидеть учительницу до 1 сентября. Увидеть и интуитивно предположить, сможет ли она подарить вашему ребенку радостных и счастливых 4 года…

Фото: Андрей Ананич и личный архив героини.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (5) Последнее сообщение
Sapienti Sat аватар

Какая чудесная учительница! и работает в моей школе, только я училась в "А" классе. через 2 года сына отправляем в школу, но пока выбрали другую, теперь задумалась Happy спасибо, очень интересное интервью, и спасибо таким учителям, которые дают отличный старт маленьким людям 

knopik аватар

благодаря таким людям мир становится лучше! 

Наталья напомнила мне мою первую учительницу. такие же добрые глаза, такая же теплая улыбка... 

удачи Вам и достойной оценки Вашего труда 

Rizanka аватар

А моя доброй не была, она была строгой и требовательной. Учила хорошо, потом стала заслуженным учителем и все такое, не знаю точно, какие еще у нее звания-регалии. Но начальную школу с трепетом и теплыми чувствами не вспоминаю. Наоборот, пара неприятных моментов всегда всплывает.

Нежность аватар

Какая учительница! Вот бы и нам через год такую!

Dinka аватар

радостно, что у кого-то будет такая первая учительница. 

#
Система Orphus