Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Она ушла с работы, посвятив себя творчеству. Новая встреча со старой знакомой

Особенная радость — встречаться с героями прежних интервью по новым инфоповодам. Ощущение жизни, которая не стоит на месте, всегда вдохновляет.

Еще радостнее — встречаться с героем, который создает мир вокруг себя, не взирая на трудности, справляясь с ними, не пасуя перед неудачами. Хозяин своей судьбы — достойный собеседник.

Надея Ясминска, чудесная детская писательница, светлый и неординарный человек, большая затейница и придумщица — сегодня снова у нас в гостях

velvet_1.jpgНадея Ясминска и ее настольная игра «Книгаполия»

 Надя, это же три года прошло? Тогда вы были начинающим автором, в одиночку сражающимся на поле литературных боев. Сейчас вам уютнее в белорусской литературе?

— Да, это и забавно, и немного трогательно — сравнивать себя прежнюю и настоящую. Издательский рынок Беларуси с тех пор практически не изменился, но я разобралась в его правилах и более-менее в нем освоилась. Оставила позади издание книжек за свой счет, попробовала себя в белорусскоязычных и нехудожественных проектах.

Год назад я получила премию Цётки за сборник сказок «Сем ружаў» в номинации «Лучшая книга для детей и подростков». Потом вошла в число пяти лучших белорусских авторов по версии Централизованной системы детских библиотек. Не скажу, что это сильно добавило мне известности, но теперь при встрече с издателями мне легче отвечать на вопрос: «А, собственно, кто вы такая?».

Сейчас у меня за плечами семь печатных книжек и три электронные. Но основные перемены связаны не с «потяжелевшим» портфолио, а с тем, что я, наконец, могу сказать: «Я — писатель». Раньше я боялась этого слова, уклончиво говорила, что в свободное время пишу тексты, а так у меня есть «настоящая» профессия преподавателя.

Теперь же я ушла с работы и полностью посвятила себя творческой деятельности. Я не только пишу книги, но и веду блог для книголюбов, регулярно выступаю в библиотеках, участвую в литературных фестивалях. И чувствую отдачу от своих усилий — правда, чаще всего нематериальную.

velvet__2.jpgНадея Ясминска

— Выглядит ли это как исполнение мечты: изданная книга, литературная премия? Как вообще все это чувствовалось? Так ли ярко и сильно, как в мечтах?

— Обычно мечты похожи на звезды — они красивы издалека, а вблизи представляют собой нечто… не обязательно противоположное, просто иное. Начинающие авторы, которые еще не перешли на профессиональный уровень, думают, что писатель — это сочинитель.

Конечно, сочинять, придумывать героев, прорабатывать сюжетные линии — приятное занятие. А вот писать бесконечные и часто безответные письма издательствам, по три-четыре раза править свою рукопись перед отправкой в печать, самостоятельно заниматься рекламой, потому что больше это делать некому, — уже не очень.

Теперь для меня писательство — это работа. Любимая работа, которую я делаю ежедневно, которая порой бывает нудной и тяжелой, но по большей части доставляет радость.

С премией получилось нечто похожее: я была и польщена, и рада, но эмоции скорее походили не на фейерверк, а на удовлетворение от того, что твой труд заметили и высоко оценили. Отметила куском тортика — и нужно работать дальше.

Мир книжной продукции очень насыщенный и изменчивый, в нем, как в Зазеркалье: «приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее».

velvet_3.jpgИгра «Книгаполия»

— Почему следом появилась не следующая книга — а настольная игра? Проект, по-моему, еще более сложный, чем иллюстрированная книга для детей.

— Вспоминаются слова персонажа историй Туве Янссон, «мамы» муми-троллей: «Иногда меня осеняют разные идеи…». «Книгаполия» не была осознанным проектом: вот, сейчас я закончу книжку, отправлю рукопись издателю, а потом сяду за разработку настольной игры.

Просто я заядлый читатель, который стремится поддерживать интерес к бумажной книге, а еще большой любитель настольных игр. Такое сочетание рано или поздно должно было к чему-то привести — вот и привело к идее настольной игры для книголюбов.

velvet_5.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— Настольных игр сейчас — тьма тьмущая. Какие игры нравятся именно вам и почему? Какую взяли за основу для своей игры?

— Для себя я разделяю настольные игры на две категории: те, в которые погружаешься с головой и забываешь о внешнем мире, и те, которые дополняют общение, раскрывают собеседников и не отрывают от реальности.

К первым я бы отнесла «Каркассон» или «Игру престолов». Ко вторым — к примеру, «Ундервуд», «Гномов-вредителей», «Диксит». «Книгаполия» тоже относится ко второму типу: у нее простая и понятная механика, но она подкидывает множество книжных идей, создает темы для обсуждений.

Совсем недавно я проводила игротеку среди знакомых, и в самом начале, еще в процессе разложения карточек одна девушка увидела «книгу» Ивана Мележа «Люди на болоте». И сказала: «Хорошая книга, нужно перечитать». Ее подруга удивилась: «Да? Это ведь что-то скучное, школьное…» — «А вот и нет, посмотри хотя бы спектакль, тебе понравится». Я следила за этим диалогом с затаенным восторгом: игра еще не началась, а уже идет разговор о книгах. Ведь для этого «Книгаполия» и задумывалась!

Что касается моих личных игровых пристрастий, то могу сказать так: в игры, относящиеся к первому типу, я люблю играть с незнакомыми людьми, на публичных игротеках. Я полностью ухожу в игровой процесс и «перезагружаюсь» там, отдыхаю от забот. А вот игры второго типа мне нравятся в кругу друзей. Можно уютно провести время, поговорить, узнать о своих близких много нового.

Вот вы, к примеру, знаете любимую детскую книжку своего друга? А есть ли книга, которую он читал всю ночь напролет и никак не мог заснуть? Или книга, которую он не смог дочитать до конца? Я узнала ответы на эти вопросы, когда проводила «Книгаполию».

Что касается сравнений — мне говорили, что «Книгаполия» чем-то напоминает лото, хотя, признаться, в классическое лото я никогда в жизни не играла.

velvet__6.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— Неужели настольные игры сейчас могут составить конкуренцию компьютерным играм или мобильным приложениям?

— Как-то раз я назвала настольные игры «последним оплотом живого общения». Разумеется, это преувеличение, но доля правды в том тоже есть. Многие люди уже перекормлены гаджетами, им хочется видеть своих собеседников без посредничества камеры и монитора, слышать полутона в голосе, считывать невербальные сигналы.

Но в наш стремительный век, где у каждого столько дел и все по расписанию, мы немного разучились встречаться «просто так». Поэтому настольные игры становятся хорошим поводом собраться — пообщаться, посмеяться, поесть вкусняшки, а заодно развлечься и поиграть. Именно этим, как мне кажется, объясняется сегодняшняя популярность «настолок».

velvet_7.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— Настольная игра по литературе — рискованный проект. Ничуть не менее рискованный, чем детская книжка нераскрученной молодой писательницы.

Чего вы от него ждете: прибыли? известности? Или это в какой-то степени социальный проект?

— Прибыли от него я не получу: на краудфандинговой платформе игра выставлена по рассчитанной себестоимости плюс комиссия организаторам плюс почтовые расходы. От собственной выгоды я отказалась, чтобы выставить небольшой тираж (100 экземпляров) по вменяемой цене.

Известности тоже не жду, поскольку настольная игра — это не книга. Вот вы знаете, кто создал «Монополию»? И можете ли назвать имя разработчика «Cluedo», не заглядывая в «Википедию»? Поэтому «Книгаполию» можно назвать социальным проектом, проектом по поддержанию интереса к чтению.

Вначале я создавала и совершенствовала игру из личных побуждений: мне было интересно, смогу ли я воплотить в жизнь то, что отчетливо вижу в мыслях. Потом, когда правила приняли окончательный вид, я решилась представить «Книгаполию» широкой публике — на фестивале «Город и книги» 2016 года. Я боялась, что буду одиноко сидеть за игровым столиком, но на игротеку записалось так много людей, что я не успевала делать перерывы.

И еще я сделала открытие: «Книгаполия» очень понравилась детям в возрасте примерно от семи лет. Более того, для них она даже полезнее, чем для взрослых, потому что открывает им многообразие жанров и показывает, что книга — это совсем не скучно и не страшно, а, напротив, интересно и увлекательно. На фестивале были такие дети, которые записывались сразу на четыре игры подряд, с удовольствием пробовали свои силы и даже у меня выигрывали!

Я решила обратиться в российские издательства настольных игр (в Беларуси таковых не нашла), но там мне прямым тестом ответили: все, что связано с книгами, сегодня мало популярно и невыгодно. Вот если бы вы придумали еще один «Свинтус»… Я рискнула им не поверить и решилась на краудфандинг, чтобы поставить точку в этой истории: либо воплотить в жизнь проект, либо больше к нему не возвращаться.

velvet_8.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— Меня во многих настольных играх удручает их одноразовость: поиграл, понял закономерности, выучил варианты — вроде как уже и играть неинтересно.

Ваша игра — многоразовая? Сколько сеансов может с интересом провести один человек?

— Обычно одни и те же люди с готовностью играют три-четыре партии за раз. Кроме того, «Книгаполию» можно и усложнить, и обогатить.

Первый вариант — подготовиться заранее и добавить элементы эрудиции: давать дополнительные бонусы за знание авторов и произведений. Второй вариант, который нравится мне больше, — превратить игру в развлекательно-познавательный процесс. Например, устроить тематический раунд одного автора или жанра, цитировать произведения и читать отрывки из стихов — их можно находить сразу же, в мобильном интернете.

У меня был замечательный опыт, когда на нынешнем фестивале «Город и книги» мы играли со студентами БНТУ, которые, по их словам, не увлекались чтением. Сначала мы шутили, что в игре выиграет тот, кто лучше всех читает стихи. А потом на самом деле начали их читать! Один парень декламировал Маяковского с таким чувством, что к нашему столику начали подтягиваться зрители с соседнего спектакля — они решили, что здесь происходит нечто более интересное.

А еще я иногда готовлю маленькие задания на чтение после игры — например, прочитать или перечитать последнюю «книгу» в колоде, или ту, что осталась в лавке сюрпризов, или продающуюся в книжном магазине — и в нашу следующую встречу поделиться впечатлениями.

velvet_9.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— А как это изнутри выглядит — придумать и сделать настольную игру? Так же, как и с книгой: вдохновение, полет, жар творчества… Или тут все-таки больше техники, расчета, рассудка?

— Пожалуй, можно провести параллель с книгой — игровое поле как сюжетный фон, активные карточки или фишки как действующие лица… И вдохновение тоже присутствует, оно наполняет красками идею.

Но основное отличие состоит в том, что книга может быть законченной, если так решит ее автор. С открытым финалом, с нераскрытыми героями, с неразвитыми сюжетными линиями — все равно это окончательный продукт, и многим читателям он придется по душе именно в таком виде.

С настольной игрой все иначе: точку здесь ставит не автор, а игроки. Это значит, что игру придется много тестировать с разными людьми, устранять нестыковки, ошибки, так называемые «баги». Творчество заканчивается, начинается механическая отработка.

Я шлифовала правила игры почти три года, прежде чем привела их к нужному виду. Все равно, что переписывать книгу двадцать или тридцать раз после отзыва каждого читателя. Так что, пожалуй, просто написать сказку или повесть — гораздо легче.

velvet_10.jpgПроцесс игры «Книгаполия»

— А почему решили выставить проект на краудфандинг, да еще и летом? Летом у людей традиционно другие интересы — отпуска, путешествия, расслабиться, забыть о серьезном…

— Хороший вопрос, который нужно было задать себе до начала кампании. Но все получилось спонтанно: со мной связались представители платформы «Улей» и спросили, есть ли у меня какая-то мечта, на реализацию которой нет средств. И я поняла, что такая мечта действительно имеется.

Это мой первый опыт краудфандинга, и я уже поняла, что в нем много подводных камней. Может быть, следовало выбрать другое время, но если постоянно откладывать, то самый удачный момент может так и не настать.

— А вот если очень коротко — буквально одной фразой — что самое захватывающее в этой игре?

— Конечно же, книги. Пусть в «Книгаполии» они являют собой карточки, по сути обложки, но все равно за каждой — целый мир.

Так что самое захватывающее в игре — это ее атмосфера, погружающая в настоящий книговорот и открывающая новые книгоризоты.

velvet_4.jpg

Поддержать издание «Книгаполии», а также подписаться на свой вариант игры можно на краудфандинговой платформе Улей.

Фото из личного архива Надеи

VELVET: Анна Северинец
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus