Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Марина Карпова — Айседора Дункан от мира анимации

Марина Карпова — белорусский художник-аниматор и режиссер, обладательница бесчисленных международных наград и премий и просто удивительная женщина.

Мы поговорили с Мариной о ее творческом пути, обретении себя в профессии и борьбе с перфекционизмом.

velvet_1.jpeg

С чего начинался ваш путь в анимации?

Начну с небольшого отступления: в детстве мне больше всего нравилось рисовать и танцевать, и я все не могла придумать как это совместить. Решила, что до 30 лет буду танцовщицей, а после уйду на пенсию и займусь рисованием. Затем случилось, что я не поступила на интерьерный дизайн в театрально-художественную академию, и устроилась в студию анимации помощником художника. Когда на следующий год я поступала на режиссуру анимации, за моими плечами уже был небольшой опыт работы подмастерьем: я прошла всю школу от самых «низов». На тот момент после распада Советского союза в Беларуси была первая и единственная независимая студия ABC под руководством Олега Павловича Белоусова, где в работе было сразу четыре амбициозных полнометражных проекта.

Моими первыми обязанностями были дыроколить бумагу и нарезать из картона папки нестандартного размера огромными ножницами. В конце дня я дожидалась пока все уйдут, садилась за столы аниматоров, фазовщиков, прорисовщиков и полностью повторяла их работу. Затем расставляла все по местам, чтоб никто ничего не заметил.

Таким образом, я постепенно приобретала навыки всех этих профессий и через некоторое время стала ассистентом художника-постановщика. Я работала в команде, которая создавала мультфильм «Кентервильское привидение».

А еще в годы студенчества у меня был очень интересный опыт работы на каникулах в Польше. В те времена очень много крупных западных проектов отдавались на аутсорс в восточную Европу, и я была наслышана, что в Польше есть много студий, куда требуются аниматоры. Я решила попробовать. В кармане у меня было 20 $, этого хватало только на билет в одну сторону. Я позвонила в одну студию, сообщила, что я аниматор из Минска, еду к ним работать и буду у них уже через два часа.

Мне дали очень сложную тестовую работу (стоит отметить, что у меня за плечами был один год учебы, за который нас научили анимировать прыгающий мячик и летящее перышко) — по винтовой лестнице пять пролетов вниз за 2,5 секунды должны были сбежать два добермана. До сих пор считаю что это была самая сложная сцена в моей жизни. Но отступать было некуда, мне как минимум нужно было заработать на дорогу обратно в Минск! Денег не было даже на еду, слава богу, в офисе были чай и печенье, а своим сотрудникам студия предоставляла общежитие.

И вот спустя две недели я таки сдала тестовое, после которого меня приняли на работу, и все остальные сцены для меня были уже нипочем.

Как близкие отнеслись к выбору профессии? Поддержали?

К моменту, когда все мои одноклассники определились с тем, куда будут поступать, я заявила маме, что не знаю, кем хочу быть и сначала хочу посмотреть жизнь. Не знаю, как моя мама тогда все это пережила. На тот момент мне было 15 лет, а значит, официально работать нигде я не могла, и меня взяли по блату на завод имени Вавилова в слесарный цех распредом.  Моей задачей было считать им зарплаты на деревянных счетах, а все оставшееся время я что-то рисовала, постепенно осознавая как же мне нравится это делать. Это было счастливое время, я познакомилась с отличными людьми и ни о чем не жалею.

Там я поняла, что хочу стать художником, узнала что нужно сдавать при поступлении и начала готовиться. Однако вопреки моей уверенности, что я буду в числе первых зачисленных, в тот год я не поступила. Как сейчас помню момент как я рыдала в голос по дороге домой. А на следующий год открылся факультет режиссуры анимации, которого раньше у нас в стране не было никогда. С тех пор я знаю, что, когда кажется, что хуже быть уже не может, это никакое не дно, а просто интересный поворот, который приведет туда, куда нужно.

Вы сейчас продолжаете работать с рекламными роликами или полностью от них отказались?

В свое время я очень много работала в рекламе и многому научилась, особенно делать работу в срок с чем у творческих людей зачастую бывают проблемы), научилась просчитывать бюджет. Люди, которые работают в рекламе, — интересные и сильные личности, и я рада опыту, который получила от них, но все же реклама — это не мое.

velvet_2.jpeg

Как боретесь с перфекционизмом в работе?

Борюсь я с ним плохо. Мне кажется, что мне быстрее доделать что-то самой, на объяснения человеку, что нужно поправить, я потрачу намного больше сил и времени. Бывает, приносит мне исполнитель довольно сырую сцену, и сам никаких несовершенств в своей работе не видит в принципе. Потом он уходит поправить эту сцену на неделю, хотя это все можно сделать быстрее, и возвращается ко мне опять с кривой сценой. Так зачем мне мучать себя и исполнителя, если можно просто все «дожать» самой?

Предпочитаете работать на удаленке или в офисе?

Мне и то и то нравится, стараюсь чередовать. Я умею собирать классные команды для крупных проектов. И в офисе мне нравится работать из-за атмосферы — каждый раз, когда проект заканчивается — это такая трагедия!

Никто не хочет расходиться и никто не хочет, чтобы вся эта «магия» заканчивалась. Но, если нужно сделать небольшой трехминутный мультфильм — делаю его дома самостоятельно и работаю очень продуктивно: ни на что не отвлекаюсь.

Как удается совмещать работу и семью?

Единственное что может урегулировать мой рабочий режим — это дети. Их у меня двое. А когда дети уезжают, я могу работать до трех утра, потом непонятно до скольки сплю, во сколько ем, и весь день превращается в черти что. Забота о них дисциплинирует, и хочешь-не хочешь, график работы становится более-менее разумным.

Что для вас самое сложное в работе аниматором?

Ох… Не хотела бы я, чтобы мои дети были аниматорами! Да и художниками вообще. Я всегда была собой недовольна и стремилась к наилучшему результату, вгоняла себя в безумие. Это ощущение можно сравнить с перманентным пребыванием в кислоте. Я знаю единичные случаи, когда мои коллеги довольны собой и своим результатом, и считаю их настоящими счастливчиками. С появлением детей моя система ценностей изменилась, и я спокойнее отношусь к успеху в работе, но в целом это бесконечное стремление к совершенству никуда не ушло.

Любимый проект, над которым работали?

Каждый проект — драгоценный период в жизни, и потому каждый есть за что любить.

После проекта «Колобок» я была уверена, что больше никогда не буду работать с людьми. Было очень сложно, постоянная текучка людей, непростая графика и небольшой бюджет. Но результат оказался потрясающим, мультфильм был очень тепло принят и на данный момент набрал более 16 000 000 просмотров на YouTube.

Очень здорово было работать над моим последним проектом для Сюзмультфильма «Лентяйка Василиса» — мы сняли лофт с выходом на крышу, где открывался потрясающий вид на город и работали там круглыми сутками, получая от процесса общения неимоверное удовольствие.

Как относитесь к 3D-анимации как зритель?

Хорошо! Если картина интересная и сделана со вкусом, то я с радостью ее посмотрю.

3D — это инструмент, который может помочь в создании нужного эффекта и ускорить работу. Очень жаль, что многие представители «старой школы» анимации относятся к 3D враждебно.

velvet_3.jpeg

Ваши любимые аниматоры?

Их очень много, и это в основном те, кто формировал мое творческое и профессиональное сознание. Когда я была студенткой, влияние на меня оказали Бруно Бозетто, Ян Шванкмаер и Норман Макларен — он не делал нарративную анимацию, а работал с абстракцией, при этом ему удавалось делать свои работы «зрительскими». Это и Дюдок де Вит (Dudok de Wit), который, как ни странно много лет проработал в рекламе, а сейчас делает потрясающие поэтические картины, при просмотре которых невозможно сдержать слезы, например «Отец и дочь». Это наивысший пилотаж — рассказать историю и вызвать у зрителя острые эмоции минимальными изобразительными средствами.

Естественно, нельзя не снять шляпу перед Миядзаки. Когда я впервые увидела его анимационный фильм, подумала, что если бы мне удалось снять что-то подобное, моя жизнь была бы прожита не впустую.

Нельзя не назвать Ника Парка, автора легендарного Уоллеса и Громита, который создал пластилиновую вселенную, помножив английский юмор на анимацию. 

И, конечно же, я очень люблю наших мастеров. То, что в свое время сделал для анимации Хитрук, непостижимо. Казалось бы, он делал просто мультики, но это была настоящая революция в анимации, новый уровень дизайна, изложения, свободы. Нордштейн, несомненно, гениален. Игорь Ковалев для меня незыблемый авторитет.

Это наша гордость в рамках мировой анимации, и я уверена аниматор из любой точки земного шара мечтал бы учиться у них.

Гарри Бардин — очень интересная персона в отечественной анимации. Его «Красная шапочка» — это один из редких примеров, когда аниматор сделал сказку на новый лад со вкусом и потрясающим юмором

Как думаете, что ждет 2D-анимацию в будущем?

Анимация стремится к максимальному упрощению рабочих процессов, аниматорам приходится владеть огромным количеством программ, потому что для разных задач требуется разный софт. В анимации с момента идеи до ее конечной реализации могут пройти месяцы и годы кропотливой работы. Это моя боль. И если появятся возможности делать все быстрее и легче, оптимизировать процессы — это очень сильно продвинет анимацию вперед.

VELVET
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus