Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Волшебная сказка восьмого марта. С праздником!

Восьмое марта — это как дополнительный Новый год для прекрасных дам.

В этот день мужчины воплощают в действительность самые сокровенные женские мечты. По крайней мере, должны воплощать.

Но на самом деле для среднестатистического мужчины мечты и надежды женщины — тайна за многими печатями. Многие и не пытаются ее разгадать, а зря.

Победителю достается волшебный приз. И ведь не так много нужно.Достаточно измениться самому. Чуть-чуть. Самую малость. Но в нужную сторону. В какую? Об этом знают только сами женщины.

Но и сами мужчины имеют стойкое представление о женском идеале.

Вот что думают по этому поводу ученики минской гимназии № 13, которым задали несколько вопросов накануне главного весеннего праздника.

Что ценят юноши в своих ровесницах?

На первом месте чувство юмора.

На втором (увы?) внешность.

Ну, что поделать, им нужно, чтоб была красивая, стройная, с голосом и глазами.

Далее по списку доброта, и

приветствуется наличие интеллекта и характера.

Надеемся, хорошего.

Что раздражает юношей в ровесницах?

НАДОЕДЛИВОСТЬ.

Вот так вот, крупным шрифтом. Самое часто встречающееся слово, из всех, которые были в анкетах.

Далее:

высокая громкость,

много говорит,

требовательность,

нервность,

наивность,

дурацкая одежда,

любовь ходить по магазинам…

Ну, тут нам крыть нечем, что есть, то есть…

Что ценят юноши во взрослых женщинах?

Доброту, интеллект, умение поддержать разговор, честность, ответственность, юмор, красоту и хороший характер.

Что раздражает их во взрослых женщинах?

Лидер — требовательность. Далее деспотизм. Жестоко карают за провинности. Непонимание.

Женских черт тут совсем немного — любовь к магазинам, нервность и наивность.

Ну и — занимает компьютер, это ко всем взрослым претензия.

Вот такой обобщенный портрет современной принцессы.

А нынешний «принц» — он кто?

1.jpg

Подробный и понятный ответ на этот вопрос дает замечательная белорусская писательница Ольга Тарасевич.

Восьмое марта в клеточку.

Если бы телефоны, и сотовый, и стационарный, могли бы раскалиться от напряжения – именно это они бы и сделали. Без вариантов!
Еще в половине девятого утра Кате позвонила мама; для проформы сообщила, что с Лерочкой все в порядке.

А потом, волнуясь, поинтересовалась: «Ну как, ты Восьмое марта уже начала отмечать? Твой принц уже появился?»

«Принц скоро появится! А я еще в постели,– отозвалась Катя, сладко потягиваясь. – Мне кажется, в такое время приходить в гости – это неприлично! Я общаюсь только с приличными людьми!»

Доклады о Лерочке с той поры следовали с интервалом в четверть часа. Похоже, мама просто умирала от желания не пропустить тот трепетный момент, когда в скромной квартирке дочери на улице Некрасова вдруг материализуется самый настоящий принц.

Намеков прекратить телефонный терроризм мамуля, естественно, понимать не хотела.

А еще звонили девчонки с работы. Им ведь тоже была рассказана романтичная история о том, что за дочкой присмотрит бабушка, а Восьмое марта пройдет в обществе нового интересного знакомого.

Плюс еще несколько заклятых подружек; из разряда тех, что никогда не отметят исчезнувшие с бедер пару килограммов, зато о прибавившихся граммах сообщат всенепременно – им озвучить свои фантазии о принце было особенно приятно.

И вот итог – от шквала телефонных звонков можно просто сойти с ума!
– Я зря затеяла весь этот розыгрыш,– пробормотала Катя, выбираясь из постели. – Похоже, мне пришла в голову не самая удачная идея. Хотела отвлечься, представить себя не матерью-одиночкой, а просто обычной девушкой, которой есть кого пригласить в гости, есть для кого приготовить праздничный ужин. Ничего не вышло… Наоборот, все оказалось даже хуже, чем обычно…

Она подошла к окну, прижалась лбом к прохладному стеклу, бросила взгляд вниз. Естественно, никаких принцев на улице не было и в помине; только набравшиеся с утра пораньше соседи-алкоголики нетвердой походкой брели в направлении магазина.

И погода оказалось серой, совсем не праздничной. Весна еще явно дремала там, в скованной каким-то особенно остервенелым морозом земле, в безнадежных снежных сугробах.

Катя слабо улыбнулась.

Мысленно включить солнце – пара пустяков. И вообще, легко можно представить, что вот сейчас из окна видны не детский садик и школа номер пятьдесят три, а берег океана, белоснежный песок пляжа, голубая кромка воды…

Там может стоять столик, на котором теплится свеча, бросающая легкие тени на светящиеся от счастья лица – красивой светловолосой девушки Кати Ермакович и ее избранника, сильного, мужественного, надежного. Может быть, он немного похож на директора фирмы, Илью Аркадьевича? Впрочем, пустое: его секретарше всего двадцать лет, и она смотрит на шефа со вполне понятным восторгом…

Ох уж эти мечты, мечты…Вы такие сладкие, такие яркие!

Мечтать приятно, но потом собственная реальность воспринимается еще мучительнее.

Много напряженной работы, вечная нехватка времени даже на сон; и уже не вспомнить, какое оно, море. Есть близкий человечек, Лерка, ангелочек с золотистыми кудряшками; есть родители, Слава Богу, живы-здоровы. Только вот самых дорогих людей грузить своими проблемами не станешь. Так что жаловаться совершенно некому. А иногда так хочется сказать: «Надело быть сильной, устала, сил никаких больше нет…»

Впрочем, так плохо ведь было не всегда. Пару лет назад все было совсем по-другому!

Любовь… Муж, красивый, заботливый. Просыпаться рядом с ним, торопиться готовить завтрак – такое наслаждение. Еще очень нравился тот первый миг пробуждения мужа: распахиваются огромные голубые глаза, на губах - улыбка. Он улыбался, как солнышко. Было здорово владеть таким персональным солнцем!

Дальше – только лучше.

Беременность – весь мир становится фейерверком, ждать ребенка от любимого мужчины – такое чудо!.. И вроде бы все было как у всех: семья, обычные житейские хлопоты. Все было лучше, чем у всех – потому что горела в душе лампада любви, и в ее свете даже проблемы воспринимались без особо негативных эмоций.

А потом вдруг грянул гром среди ясного неба. «Я полюбил другую», – безжалостный удар плетью; страшно, когда с любимых губ срывается такое. Страшно, не верится. «Как это – другую? А я, а мы, а Лерка?». Куча вопросов, лавина боли, пропасть страданий, все глубже и глубже. Спрашивать не у кого – закрылась дверь. Уцепиться, казалось, не за что. Из закрытых дверей – что за опора?..

Впрочем, потом опора нашлась. Опора, основа, смысл.

Лерочка, доченька. Она пришла в этот мир, чистый наивный ребенок, наверное, думая, что ее ждут только любовь и счастье. Но, к сожалению, не вышло. Семья разбилась сразу и вдребезги, не получилось даже обсудить, возможно ли склеить осколки. Когда улеглась первая волна острой боли, стало понятно: с образовавшейся дыркой в сердце все-таки можно жить. Но, конечно, ребенок ни в чем не виноват, и не должен страдать от того, что родители разошлись.

Лерочка, кажется, и не страдает. Бог дает не только детей, но и на детей.

Это ничего, что ее отец оказался мерзавцем; не только меняет женщин, как перчатки, но и алиментов не платит, так как формально не работает. И совесть ему позволяет раскатывать по Минску на дорогом джипе и даже не интересоваться, есть ли у доченьки зимняя куртка и сапоги!

А у нее все есть. Все, что нужно: книжки, игрушки, красивая одежда, качественная еда. Мама, которая вкалывает и за маму, и за папу. Устает. Но ведь может же, сама, несмотря на все сложности – может!

Правда, это все ценой вообще отсутствующей личной жизни.

И вроде бы какое-то время казалось: нет – ну и не надо; немного скучно, зато не больно; доверие больше никогда не обернется мучительными страданиями.

Вот только праздник этот женский…

Накануне его все девушки и женщины оживляются, что-то особенное появляется во взгляде, походка становится летящей, на губах играют загадочные улыбки.
Вспоминают… Девочки вспоминают о своей сущности. О том, что они – не только для работы, не лишь для хозяйства! Любовь, поцелуи с привкусом шоколада, соблазнительные платья, нежные ароматы духов – вот она, атмосфера настоящей женщины.

«Я и сама не заметила, как сочинила для девчонок эту историю – что познакомилась с серьезным парнем, что у нас закрутился роман. В реальности где такого найти, чтобы любил, заботился, к ребенку хорошо относился? Вот и пришлось придумывать, кого-то похожего на начальника – симпатичного, остроумного, – размышляла Катя, выключая сотовый телефон. Отвечать на звонки у нее уже просто не было сил. – И я решила провести один день так, словно бы мой любимый мужчина существует по-настоящему. Отвезла дочь к бабушке и дедушке, замариновала мясо для праздничного ужина. Вот сейчас приведу себя в порядок, надену красивое платье, выпью бокал шампанского… Шампанского?! Ой, я же забыла его купить! И вообще, спиртного в доме – ни капли… Дожила, заработалась! Нет, без бокала вина нет романтики!»

Приняв душ, Катя надела джинсы и свитер, бросила мельком взгляд в зеркало.

При неярком освещении – все еще красотка, как ни странно, несмотря ни на что. Светлые волосы и карие глаза – такое редкое сочетание всегда выглядит довольно эффектно. Худенькая фигурка часто провоцирует обращения вроде: «Девочка, ты в очереди последняя?». Конечно, при ярком солнце мелкие морщинки на лице видны. После развода они обозначили глаза и губы, как паутина…

Впрочем – не раскисать!

– Я – самая обаятельная и привлекательная,– улыбнулась Катя, набрасывая на плечи элегантное бордовое пальтишко. Вжиг-вжиг – предвкушая прогулку, радостно отзываются молнии сапог на высоких каблуках. – И вот-вот я встречу своего самого лучшего принца! Я готова для встречи с мечтой!

Какое-то время ей казалось, что аутотренинг помогает.

Бодрой походкой от бедра добраться до магазина.
С удовольствием потолкавшись у прилавка, выбрать бутылочку мартини.

Поймать заинтересованный взгляд парня – а ведь ему не больше двадцати пяти, и он находит привлекательной даму, которой уже хорошо за тридцать!

Наконец-то удалось расплатиться, очередь в кассу ого какая выстроилась!
Как здорово похрустеть оберткой шоколадки – прямо на ходу, а что тут такого? На свежем прохладном ветру темный шоколад кажется особенно вкусным! Пожалуй, настроение уже в норме!

Можно включить мобильник и продолжать дурачить подружек. Можно его включить, но…

Катя снова и снова обшаривала то карманы пальто, то сумочку, потом опять заглядывала в пакет, где лежало вино.
Мобильника нигде не было…

А ведь он находился в кармане, это совершенно точно.
Потому что перед тем, как отправиться в магазин, возникли сомнения: брать, не брать? Разговаривать-то все равно ни с кем не хочется!

Осторожность (а вдруг что случится, как же без связи?) победила, телефон переместился в кармашек пальто.
Откуда его, должно быть, ловко вытащил бессовестный вор. В супермаркете людей было – не протолкнуться, праздник. Вот «карманник» этим и воспользовался…

– Ничего себе, подарочек! – вздохнула Катя.
И, отломив в утешенье еще кусочек шоколадки, отправилась в отделение милиции – писать заявление о краже.
Конечно, надежды на то, что телефон вернут, мало.
Но, может, такой сигнал заставит милицию взять на контроль тот магазин, где орудует преступник? И больше никто из честных людей от его действий не пострадает.
Должна же быть справедливость в этой жизни?

Должна!

Даже если иногда бывает так, что в верность этого тезиса невозможно поверить…

***
– Гражданка Ермакович, а почему вы так уверены, что у вас телефон украли? Может, вы его просто потеряли. Выронили в сугроб – и ага. Случается же такое! У нас через день так бывает: приходит гражданин или гражданка заявление писать, начинаем беседовать, и в итоге выясняется: нет никакой кражи, только рассеянность… Возможно, и ваш телефончик просто утерян? – с надеждой поинтересовался старший оперуполномоченный Данилович.

«Знаем мы таких дамочек, – пронеслось у него в голове. – Праздник, хлопнут по бокалу шампанского – и давай свои вещи терять, телефоны, кошельки. Потом в милицию прибегут – украли-ограбили, спасите-помогите. А чего спасать, если никто на имущество не покушался, и гражданочка сама по неосторожности телефон в сугроб обронила? Ей шуточки, а у нас статистика раскрываемости преступлений из-за таких случаев портится…»

Но, похоже, гражданка Ермакович сдаваться была не намерена.

- Я точно уверена, что телефон не потеряла. Его украли! – девушка подскочила со стула и принялась нервно расхаживать вдоль стола. – Понимаете, перед тем, как пойти в отделение, я еще раз осмотрела дорожку перед магазином – тротуар был расчищен от снега, никаких телефонов там не лежало. Да и услышала бы я, если бы аппарат вдруг упал! В супермаркете телефон еще точно был в кармане, я искала носовой платок и нащупала мобильник… Думаю, у меня его вытащили в очереди в кассу. Мне казалось, меня кто-то коснулся, как будто бы мимо в толпе протискивался… Но я не обратила внимания, праздник, много людей…

– Какой у вас номер? – поинтересовался Данилович, пододвигая к себе свой мобильник. – Сейчас проверим, если аппарат отключен – значит, точно украли, преступники первым делом сим-карты выбрасывают. А если никто не ответит на звонок – то, наверное, гражданочка, придется вам еще раз сугробы осматривать.
Оперуполномоченный собирался еще сказать про статистику. Но не успел.

- Мой сотовый был отключен. Я сама его выключила, подружки звонками замучили, - перебила девушка и сочувственно вздохнула: - Я понимаю, работать в праздник нет никакого настроения. Наверное, домой хочется, жену поздравлять…

«Заведешь тут жену с такой работой, как же! – мысленно возмутился старший оперуполномоченный. - С утра до вечера есть чем заняться: то магнитолу у кого стянут, то драка, то еще какая беда.
Да тут даже с девушкой познакомиться некогда, не говоря уже о свиданиях!»

Наморщив лоб, Данилович открыл ящик стола, где лежали бланки заявлений.
Настойчивая дамочка в отделение пожаловала, ничего не скажешь.
Впрочем, не похоже, чтобы она активно отмечала праздник.
Взгляд трезвый, спиртным от нее не несет; только духами пахнет, приятными.

И вообще, эта гражданка вся такая серьезная, сосредоточенная, опрятная.
Не тот контингент, что обычно статистику портит.
А у воришек, действительно, праздничный день – самая работа…

***
Катин телефон, как ни странно, напоминал свою хозяйку.

Классического золотистого цвета, он на первый взгляд казался абсолютно простым и невычурным. Однако стоило только повертеть его в руках, пробежаться подушечками пальцев по аккуратным кнопкам – и сразу становилось понятно: стильный, элегантный, надежный. Настоящий. Как и сама Катя…

Илья поднял воротник куртки, в очередной раз бросил взгляд на дорожку, ведущую к ближайшему магазину.

Той самой любимой тонкой фигурки в бордовом пальто что-то до сих пор не видно.

Илья сунул телефон в карман, подул на озябшие пальцы. Кати нет уже два часа.

Все ясно, как Божий день: наверное, возле магазина ее подобрал этот самый ее принц, и они поехали к нему домой отмечать праздник, а в свою квартиру в ближайшее время Катя не вернется.
Катенька… она такая, такая… самая лучшая! И умница, и красавица. Юрист от Бога, у нее не голова, а база данных всех многочисленных кодексов и законов. Договора оформляет без сучка без задоринки, клиенты в ней души на чают. Только она ни с кем не флиртует, не кокетничает… Как начальнику к такой подойти с личным предложением? Ты ее на ужин пригласишь, безо всяких там намеков на постельный вопрос - а она тебе заявление об уходе. С Катериной не забалуешь! Такая, и правда, уволится в два счета, ее на любой фирме с радостью возьмут. И как потом без нее? Без первоклассного юриста, без… любимой?

Да, любимая. Та самая, единственная. Катя просто устроилась на работу – и в жизни руководителя юридической фирмы сразу все изменилось. Девчонки, пьянки-гулянки – вот это, оказалось, было совершенно лишним. А не лишнее, самое нужное – Катя, ее смешная Лерка, семья… И это все так дорого, настолько важно, что решиться на разговор неимоверно страшно. Потому что мечта прекрасна, ее бережешь, боишься разбить…

Были намерения поговорить с Катей после праздников.

И тут – наше вам с кисточкой. Девчонки разболтались: у Ермакович роман, она Восьмое марта с каким-то там принцем будет праздновать. Из кабинета начальника все эти подробности, обсуждаемые в коридоре, были очень даже прекрасно слышны.

Приплыли…

Выходит, раньше надо было разговоры разговаривать. А теперь все, девушку увели!

Произошедшее, несмотря на теоретическую логичность ситуации, просто не укладывалось в голове… Впрочем, после бутылки виски вдруг наступило озарение. А может, не очень-то Катя его любит, своего принца? Может, еще не все потеряно?!

Звонить ей, скорее… Как колотится сердце.

Еще и ситуация эта дурацкая: ты – начальник, она – подчиненная.
Но ничего, Катя – девочка умная, она все поймет правильно. Это не служебный роман. Это просто просьба. Рядом с ней так тепло! Может, она разрешит побыть рядом? Немного или на всю жизнь: как она захочет, так все и будет. Может, и ей тоже станет тепло?..
Но…
Не может.
Никто ничего не может.

«Аппарат отключен или находится вне зоны действия сети…»
Мыслей уже нет.
Только рефлексы.
Дурацкие.
Но какая разница, если сердце разбито?
К ее подъезду (зачем туда понесло? Илья Синкевич, владелец преуспевающей юридической фирмы – скрытый мазохист? Жаждет увидеть любимую девушку рядом с соперником? Впрочем, не важно) удалось подъехать как раз в тот момент, когда Катя сбегала по ступенькам.

Красивая, улыбающаяся… и одна, она была одна!
Девушка добежала до супермаркета, прошла к полке с винами, задумалась: белое мартини или розовое? Выбрала белое, направилась к кассе.

Катя улыбалась каким-то своим мыслям, выбирала шоколад, опять улыбалась и в упор не замечала своего начальника, стоявшего буквально в полушаге.
От ее красоты и близости сердце стучало, как сумасшедшее. Было так страшно, что даже немного подташнивало. Но вместе с тем душа таяла от радости.

«Моя женщина, моя любимая, моя жена», – думал Илья, и ему хотелось, как в детстве, прыгать от восторга или выкинуть что-нибудь такое, такое, такое…

Необычайное!

Из кармана Катиного пальто немного торчал сотовый телефон.
План сложился мгновенно. Вытащить мобильник, дождаться девушку у входа, вручить ей «потерю».

Да, детский сад, старшая группа. Но Катя – она шутку поймет, не обидится, только развеселиться.
Сотовый извлечь было несложно.

Причем что характерно: какой-то парень маневр заметил, но ничего криминального не заподозрил, может, решил, что это муж над женой решил подшутить. Парень посмотрел на Катю и ободрительно кивнул головой. «Красотка!»,– читалось в его глазах.
Смешно, но Катя заметила явную заинтересованность того парня, отвела взгляд, но было видно: ей приятно…

Стратегическая ошибка выяснилась потом. В магазине было два выхода!

После получасового ожидания Кати стало ясно: она куда-то исчезла, невозможно так долго стоять в очереди в кассу.
Илья нашел еще один выход из магазина, потом побежал к Катиному подъезду, долго звонил в ее квартиру.
Продолжать ждать и мерзнуть было глупо.

И вообще, все получилось глупо, неправильно, больно.
«И даже мобильник у нее отключен, – уныло думал Илья, потирая озябшие пальцы. – Интересно, почитал бы я ее смс или нет? Не уверен, что решился бы, вдруг она там своему принцу в любви признается? Наверное, она вино купила и в гости к нему поехала. Странный у нее принц, конечно, если его подруга сама в праздничный день за мартини бегает, и…»

- Илья Аркадьевич, вы? Что вы здесь делаете?

Пару секунд он просто любовался Катей, ее карими глазами, белокурыми локонами, пухленькими губами, чуть тронутыми вишневой помадой. А потом протянул сотовый телефон:
- Мне кажется, ты что-то потеряла. И, пожалуйста, не называй меня по отчеству. Я для тебя просто Илья…

***
- Да, мама, принц пришел. Пришел, правда. Хочешь, я ему трубку дам? Ладно, не стесняйся. Я вас скоро познакомлю, и ты поймешь: он очень хороший… Нет, мясо я не сожгла. Я вообще его не жарила. Нет, мама, я не морю принца голодом. Просто мы пока немножко… заняты… нет, все в порядке. И, пожалуйста, не звони мне каждый четверть часа, ладно?

Засунув телефон в карман, Катя посмотрела на Илью и расхохоталась.

Вот это праздник так праздник! Такое Восьмое марта на всю жизнь запомнить можно!

Во-первых, мысль материальна, теперь это совершенно точно ясно. Оказывается, Илья, при взгляде на которого так сладко замирало сердце, тоже влюблен, и не знал, как сказать об этом!
Во-вторых… праздник продолжается за решеткой!
Конечно, были намерения перезвонить в отделение и сказать оперуполномоченному Даниловичу, что телефон нашелся. Но… когда рядом тот мужчина, который безумно нравится, когда он признается в любви…

В общем, телефон был включен, но потом стало как-то совсем не до звонка в милицию.

Когда материлизовавшийся мужчина твоей мечты спрашивает: «Я тебе нравлюсь хотя бы немного?», и сердце вот-вот выпрыгнет из груди, и в голове все время крутится: «Поцелуй же меня скорее, я весь год об этом мечтала…»
Губы Ильи, наконец, оказались близко-близко, но…
Звонок в дверь…
- Это твой принц? – ревниво интересуется Илья Аркадьевич. То есть, конечно, уже просто Илья.

Ответить Катя не успевает, потому что дверь вылетает, и в квартиру врываются какие-то мужчины в черных комбинезонах…
Все выяснилось еще на пути к отделению. Спецназовцы, узнав про эпопею с телефоном, сразу поняли, что имеют дело не с преступниками. И даже рассказали, в связи с чем случилось их эффектное появление.

Оператор сотовой связи сразу после подачи заявления о краже телефона получил сведения из милиции о том, что если вдруг сим-карта Екатерины Ермакович будет активирована, надо срочно сообщить в МВД. Кражи мобильных телефонов – это, действительно, большая проблема. В Минске действует целая сеть преступников, которые воруют телефоны с целью перепродажи. И вот вроде бы впервые бандиты «попалились», и можно брать их прямо в их бандитском гнезде…

Оперуполномоченный Данилович, к которому доставили «бандитов», орал, как резанный.

Про то, что у всех людей праздник – а у него даже подружки нет, поэтому он Восьмого марта всегда работает. Про то, что по заявлению о краже уже успели возбудить уголовное дело! Про то, что ребята из группы захвата никогда не будут относиться серьезно к сотруднику милиции, давшему непроверенную информацию!
В конце концов, оперуполномоченный закрыл Илью и Катю в «обезьяннике».

– Посидите тут, подумайте о жизни! – заявил он, бряцая замком. – Гражданка Ермакович, не ожидал от вас такого несерьезного отношения к органам внутренних дел!

Толстенький, лопоухий, старший оперуполномоченный Данилович в гневе выглядел особенно комично.
Изо всех сил стараясь не хихикать, Катя стиснула ладонь Ильи.
«Это ничего, что Восьмое марта у нас получилось в клеточку, - подумала она, любуясь красивым профилем начальника. – Жизнь – она в полосочку. Главное, что черная полоса в моей жизни закончилась. Теперь, я чувствую, все будет совсем по-другому».

Правда, с телефонными звонками все было, как в прошлой жизни – полный аншлаг.

На роковой мобильник, который и не подумал изымать разгневанный страж порядка, звонила то мама, то подруги.
Впрочем, теперь им можно было честно сказать: «Нахожусь рядом со своим принцем! И у меня, наконец, случилось самое лучшее Восьмое марта, какое только может быть!».
Конечно, узнай приятельницы о том, что время с мужчиной мечты приходится пока коротать за решеткой в отделении милиции – их изумлению не было бы предела.
Объяснения тут последовали бы не оригинальные. Не важно, где. Важно – с кем.

Вот так просто…
 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Творческий клуб «Честно говоря»
#
Система Orphus