Полная версия сайта Мобильная версия сайта

По следам человека, которого никогда не было

Эта Варшава была совсем не такой, какой ее обычно видят туристы.

«А я так ездила в Париж», — говорит Галина Жарко, которая вместе с мужем Николаем Хаустовичем перевела знаменитую «Куклу» Болеслава Пруса на белорусский язык. — «По следам Вакульского. Приехали мы с дочкой, подошли к Гранд-Отелю, и я ей говорю: нет, мы не можем сюда не зайти. Тут был Вокульский, которого никогда не было…»

velvet_1.jpg

Мы идем по варшавским улицам. Галина живет здесь уже десять лет.

«Сначала просто ходила по улицам, брала карту, выходила из дома — и пропадала на целый день. Сегодня у меня уже есть своя Варшава, и во многом она похожа на Варшаву Болеслава Пруса.

Варшаве с Прусом очень повезло: он не одно десятилетие лет вел хронику в столичной газете, подробно, день за днем, описывая варшавский быт и нравы. Немного есть городов, которые могут похвастаться такой подробной историей, написанной таким блестящим писателем».

Мы поворачиваем за угол — и оказываемся в начале оживленной улицы. Начинается Краковское предместье — основное пространство «Куклы».

velvet_2.jpg

Знаменитое «старо място», теперешний центр варшавской туристической жизни, во времена Вакульского считалось бедным, непрестижным районом — там провел детство старый экспедент Жецкий. Оттуда он попал сначала в лавку Минцля, а потом в обеспеченный и элегантный мир Краковского предместья, где и обосновался в магазине Вокульского.

Вот они, окна квартиры Вакульского, прямо от угла на втором этаже — мы видим только одно из них, остальные закрывает памятник Копернику — выходят прямо на бывший дворец Сташица.

velvet_3.jpg

Здесь Вакульский жил, сюда прибегали к нему суетливый Марушевич и простодушный Ленцкий, здесь, запершись ото всех, переживал Стах предательство Изабеллы.

А вот вид из его окна.

velvet_4.jpg

Видите дворец за спиной великого ученого? Это дворец Сташица.

Теперь здесь Академия наук, а раньше было Товарищество друзей науки. Правда, во времена, описанные в романе, Товарищество уже было распущено, а здание занято русской администрацией и переделано на русский манер.

Но Вокульский из своего окна видит именно Товарищество друзей науки таким, как оно было раньше.

Вот что должен был видеть Вокульский.

velvet_5.jpg

Москва надстроила над старинным варшавским дворцом характерных куполов и маковок, превратив европейское здание в русскую церковь, однако наш герой этих куполов не замечает в упор. Вспомните, как он разглядывает площадь — Коперник есть, дворец есть, куполов — нет. Для простого читателя — несущественно, для просвещенного польского читателя конца девятнадцатого века — потрясающей смелости и глубины деталь.

Бунтарь Вокульский, бывший повстанец, бывший ссыльный, благонадежный купец и партнер Москвы, в душе остался все тем же непокоренным героем свободной Польши.

Вот эта дэканька, в которой находился тот самый бар: помните эту пронзительную сцену, когда в ответ на проникновенную речь студента-революционера, речь, заканчивающуюся отчаянным вопросом «Есть ли среди нас такой человек?», раздается ответ: «Я — этот человек!»

Кто это выкрикнул — понять невозможно, но больно уж знакомым кажется голос Старому экспеденту Жэцкому…

velvet_6.jpg

А вот — новый магазин Вокульского, который он построил, разбогатев.

В этом самом магазине в витрине стояла красавица кукла, из-за которой разгорелся сыр-бор с прекрасной пани Ставской: теперь здесь тоже магазин, центральный варшавский книжный.

velvet_7.jpg

А это — табличка, которая висит в подворотне, через которую Вакульский приходил к своему верному другу Игнатию Жецкому.

А эта табличка в подворотне обозначает место, где была квартира Игнация Жецкого.

velvet_8.jpg

Здесь начинается «тропа Болеслава Пруса» — экскурсионный маршрут, посвященный Прусу и его знаменитому роману.

Кстати, вот он, Прус:

velvet_9.jpg

Стоит в небольшом парке на углу двух улиц — не слишком приметный, спрятанный в зелени. Не давит величием, не назидает, не красуется. Просто наблюдает.

А вот тот самый костел, в котором Вакульский подошел к красавице Изабелле — помните, они сидели за столами перед праздником Пасхи и занимались благотворительностью, собирая с богатых визитеров деньги для бедных.

velvet_10.jpg

velvet_11.jpg

Примерно так выглядела исповедальня, в которой скрылся Вокульский, чтобы наблюдать за своей Изабеллой.

velvet_12.jpg

А так — улица, шумная и оживленная и во времена Вакульского — какой тягостный контраст с тихим обожанием, воцарившемся в душе нашего героя.

velvet13.jpg

А помните, как Вакульский в растрепанных чувствах выходит из дома и бредет по улицам, пытаясь сосредоточиться и расставить точки над «i» в своей несчастной истории любви?

Он идет, куда глаза глядят, сворачивает на улочку, ведущую к реке и вдруг решает посмотреть, как могли бы выглядеть бульвары вдоль Вислы.

Сворачиваем на эту улочку и мы.

velvet_14.jpg

Идет стройка. Взрывают асфальтное полотно, что-то штробят и долбят…

«Совсем как при Вакульском» — смеюсь я.

«Еще бы, — улыбается Галина. — «Бульвары-то вдоль Вислы — их ведь только сейчас начали строить. Если мы пойдем к ним — мы увидим берег Вислы, почти такой же, каким его видел Стах Вакульский».

От этой близости времен на самом деле захватывает дух — мы смотрим вокруг глазами героя, придуманного полтора столетия назад, глазами человека, которого на самом деле никогда не было — но который абсолютно реален здесь и сейчас в этом шумном современном городе на этих глянцевых улицах.

Удивительна сила писательского воображения, правда?

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (4) Последнее сообщение
garpun аватар

Невероятное приключение у вас было! Фантастика! Спасибо!

Книгу я не прочла, упустила возможность поддержать такой интригующий пост.

Winter Time аватар

Я так объездила Париж по книге М. Дрюона))

Chaild аватар

О, у меня в этом году Флоренция с книгой "Инферно"

Нежность аватар

Потрясающе красивая Варшава получилась!  Гениальный роман.

#
Система Orphus