Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Истории минских улиц. Судьба Розы Люксембург

Если бы праздники были похожи на судьбы тех, кто их придумывает — чернее, чем 8 марта, трудно было бы найти праздничный день в календаре.

Мы называли ее «Розочкой» — эту тихую улицу в самом центре Минска, в двух шагах от вокзала, где в годы нашей молодости можно было снять очень недорогую квартиру в доме с уютным зеленым двором.

Сюда, на «Розочку», мы ходили в гости к первым нашим «минчанам», у которых на пятом курсе вдруг заводились деньжата на съемную квартиру, и наше студенческое веселье перетекало из суровой общаги в уют почти что собственного жилья. Кто такая Роза Люксембург — мы, конечно, знали: это она совместно с Кларой Цеткин придумала женский день Восьмое Марта.

Больше, собственно, ничего. А зачем?..

velvet_1.jpgФото: misanthropicdivision.com

В общем-то, даже если понадобилось бы рассказать про Розу что-нибудь более подробное, хватило бы общего кругозора: пламенная немецкая революционерка, феминистка, борец за права людей, пожертвовала личным счастьем во имя счастья народного, хороший праздник придумала, опять же, вот и улица теперь носит ее имя.

И как всегда: стоит чуть-чуть углубиться в тему, залакированную многочисленными политинформациями и лидами праздничных статей, открываются черные бездны...

Роза Люксембург — никакая не немка. Она — чуть ли не наша землячка. Родилась она недалеко от Люблина, в местечке Замостье, в тогдашней Российской империи, в богатой еврейской семье.

Люксембург — фамилия, подправленная самой Розой: может быть, ей хотелось придать космополитическое, планетарное звучание своему имени, может быть, новый вариант казался благозвучнее, но в родительском доме ее звали Розалией Люксенбург: твердое «Роза» вместо мягкого «Розалия», решительное «М» вместо неуверенного «Н» в фамилии как будто бы что-то решали.

1893luxemburg-young.jpg

Училась Роза блестяще: в женской гимназии Варшавы ею поначалу очень гордились. Но так часто бывает: чем умнее и решительнее ученик, тем сложнее удержать его в удобных для гимназии рамках. В последних классах Роза с головой нырнула в революционную борьбу.

За одиннадцать лет до конца века она уезжает из Польши в Швейцарию: на родине оставаться небезопасно.

Роза — одна из самых активных деятелей польского студенческого подполья. Ее привлекало прогрессивное и стройное учение Карла Маркса, она свято верила в социал-демократические ценности, активно противостояла польскому национализму и пламенно призывала к революции, а польская полиция отслеживала каждый ее шаг.

В Швейцарии Роза жадно учится: философия, социология, юриспруденция, политэкономия. Что может быть скучнее? Но ей интересно — странная девушка. Может быть, она просто не верит в свое женское счастье?

Ее можно понять: носатая, очень низенькая, коротконогая, к тому же — хромая (врожденный вывих бедра).

Но что есть красота, если внутри женщины горит ярким пламенем святая вера и большая идея? Здесь, в Швейцарии, случается первая большая любовь неистовой Розы: Лео Йогихес, подпольная кличка — Тышка, революционер из Вильни.

f51_3004.jpg

Роман страстный и быстрый — когда оба горят, все вокруг быстро превращается в пепел.

Йогихес остывает первым — и месяца не проходит. Он не делает никаких шагов навтречу Розе — но и не рвет отношений окончательно. Слепая и отчаянная любовь известной революционерки, которую очень ценят и уважают в узких кругах, которая состоит в личной переписке с Плехановым, Лениным, Бебелем, Жоресом — льстит.

Он мучает и мытарит Розу годами, унижая снисходительным отношением и заводя интрижку за интрижкой прямо у нее на глазах.

6851006209_ffcf81c256_b.jpg

Два года до двадцатого века. Роза уезжает в Германию.

Чтобы быстро и надежно получить немецкое гражданство, она вступает в фиктивный брак, впрочем, на настоящий нет времени: Роза каторжно работает на ниве мировой революции. Финляндия, Силезия, Польша, площади, митинги, польская тюрьма, громкий процесс, срок…

velvet_5.jpgФотография Розы Люксембург из уголовного дела

Царизм, против которого они так ожесточенно борются, довольно мягок: Розу выпускают под залог и дают ей спокойно уехать в Германию.

Здесь она знакомится с Кларой Цеткин. Две пламенные революционерки с тяжелой судьбой, они мгновенно становятся подругами.

velvet_6.jpg

А потом и больше: Роза влюбляется в сына Клары, молоденького студента Костю Цеткин. Костя тоже очарован: взрослая, умная, известная, опытная. Их обширная переписка — более шестисот писем! — может служить образцом лирической прозы.

Но через пять лет Роза (ей уже за сорок) становится обузой для двадцатипятилетнего Константина.

Он бросает ее, и даже несмотря на давление со стороны матери — а Клара стала на сторону подруги — уходит к другой.

velvet_7.jpgРоза Люксембург и Константин Цеткин

Революция снова спасает Розу от мучений оскорбленной любви — страдать некогда. Она очень много пишет и выступает, ее брошюры моментально становятся бестселлерами, ее арестовывают прямо на митингах и дают тюремные сроки не за что-нибудь — за произнесенные речи. 

В 1917 году в России приходят к власти большевики — и Роза с соратниками бросаются в работу с утроенной яростью. Все ближе, кажется, все очевиднее и их победа — в Польше, в Германии, по всему миру. Мучительная, выматывающая первая мировая, революционные фронты на востоке, пожар по всей Европе…Люди все злее, враги все страшнее.

В 1919 после восстания берлинских рабочих Розу Люксембург и Карла Либкнехта арестовывают прямо на улицах Берлина. Везут на допрос в отель «Эден».

Допрос чудовищный — Розу выносят из отеля окровавленную, в разорванной одежде, Либкнехта бросают в машину в бессознательном состоянии. Их везут в Моабит, самую надежную немецкую тюрьму. Но — не довозят.

Офицеры конвоя, ослепленные яростью, по личной инициативе (по крайней мере, так они напишут в рапортах) одновременно в разных частях города стреляют жертвам в голову: Роза убита на набережной недалеко от Зоологического сада, Карл — на берегу Нового Озера.

Тело Розы Люксембург столкнули в канал, и беспощадная вода утащила его из города, его нашли только спустя четыре месяца.

Тело Карла так и бросили на берегу озера.

velvet_8.jpgПамятный знак на месте гибели Розы Люксембург

Через два месяца в тюрьме предварительного заключения таким же выстрелом в голову будет убит Лео Йогихес.


Надо сказать, что и улица — особенно поначалу — была не очень-то счастливой.

Имя пламенной Розы она получила сразу же, как только в Минск надежно вошла советская власть, а до этого называлась Матвеевской. Селились здесь в основном железнодорожники — к вокзалу близко, не нужно долго бежать к месту службы в случае тревоги или рабочей необходимости.

Деревянные домики, огородики… В начале тридцатых здесь разыгралась одна из самых страшных городских трагедий.

Один из железнодорожников, машинист паровоза, отказался вести состав с раскулаченными, потому что это и вправду было преступление против человечности: их везли просто на какой-то условный километр, где ни жилья, ни пахотной земли, ни хотя бы досок или землянок, выгружали в зимней тайге и бросали замерзать. Выживал только тот, кому удавалось спрятать где-то топор и пилу — и хотя бы построить на первые страшные дни себе и детям шалаш посреди тайги.

Так вот один машинист отказался вести такой состав. В ту же ночь энкавэдисты пришли на улицу Розы Люксембург — и забрали всех мужчин из домов в шахматном порядке по обе стороны улицы. Просто заходили в каждый второй дом — и забирали: отца и сына, тестя и зятя, братьев, свояков. Железнодорожники жили там династиями.

Мужчины эти домой больше не вернулись — говорят, это их останки выворачивали ковшами бульдозеры, когда активно строилась Каменная Горка...

velvet_9.jpgТихая «Розочка»

Досталось улице и в войну: вокзал рядом, бомбили по-черному и немцы, и — при наступлении — свои. Но улица выжила — в семидесятых снесли дышащие на ладан деревянные постройки, возвели новый микрорайон, засадили кустами и деревьями дворы. Дворы на Розочке и правда — загляденье: обжитые, уютные, тихие, все друг с другом здороваются, если надо, в магазин соседке сбегают, из садика ребенка заберут…

Дай Бог всем улицам всех городов жить жизнью более счастливой, чем жили те, кто дал этим улицам своё непростое имя.


Предыдущие материалы цикла: 

1. Вера Хоружая: жена героя, вдова труса, любимая поэта

2. Истории минских улиц: Куйбышева, Украинки, Мержинского 

3. История минских улиц. Тайна Хелен Кульман

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (4) Последнее сообщение
Rusya аватар

Спасибо, как и все материалы этого цикла, очень интересно 

Larysa аватар

я даже жіла на этой уліце Happy Спасибо!

Тати аватар

Интересно))) Спасибо))) 

Gorgeous аватар

Спасибо за статью! Очень познавательно!

#
Система Orphus