Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Перед ней был выбор: забрать ребенка или отказаться от него. Читайте историю белорусской матери

Оставить ребенка с синдромом Дауна в роддоме или радоваться материнству вопреки всему? Такой сложный моральный выбор пришлось делать Екатерине Филонец.

На одной чаше весов оказался брак — муж поставил ультиматум: «Или дочь, или я!».

На другой — огромное желание быть мамой для своей малышки.

01_velvet.jpgЕкатерина с дочерью

Сейчас Екатерине 36 лет, а ее дочери — 15. И они обе подписали контракт с модельным агентством.

— Я не попадала в зону риска, — вспоминает Екатерина свою беременность. — Никаких проблем со здоровьем у нас в паре не было, беременность мы планировали — я пила витаминки, много гуляла на свежем воздухе и предвкушала встречу с крохой. За восемь месяцев ни у кого из врачей ни разу не возникло сомнений на тему того, что ребенок может родиться с синдромом Дауна.

Таня появилась на свет на восьмом месяце, у нее была остановка сердца — пришлось делать экстренное кесарево.

— На следующий день ко мне пришла врач и стала задавать странные вопросы: «А нет ли у вас с супругом монгольских, китайских корней?». Я очень удивилась: откуда ж им взяться? Оказалось, надо проводить генетическое исследование, чтобы выяснить, есть ли у Тани синдром Дауна.

Месяц, пока ждали результаты исследования, стал для Екатерины адом. Как любая мама в такой ситуации она тешила себя надеждой, что врачи ошиблись.

— Хотя, главным в той ситуации для меня было, чтобы Таня вообще выжила — несколько недель ей пришлось провести с аппаратом искусственного дыхания. Когда впервые взяла дочь на руки, то поняла: она классная! Я не видела синдрома, я видела просто очень милого ребенка — своего ребенка.

1__velvet_hidlovskaya.jpg

2__velvet_hidlovskaya.jpgФото: Виктория Шидловская 

Когда диагноз все-таки подтвердился, доктора стали всячески уговаривать молодую маму написать отказ от ребенка.

— Ко мне каждый день приходила группа врачей и рассказывала: «Если вы оставите ребенка себе, то сломаете свою жизнь. Вам всего 21 год, пожалейте себя!». Пугали, что Таня не сможет вообще двигаться, говорить, не будет никого узнавать. Хотя, на самом деле, таких проблем у детей с синдромом Дауна нет.


Страшно вспомнить: врачи советовали даже купить цветок домой — мол, от него дома больше пользы будет, чем от «неправильного» ребенка.


Из родственников Екатерину поддержала только мама. Остальные, включая мужа, заявили, что им «бракованная» девочка не нужна.

— Из роддома нас выписывали через боковую дверь. Никаких поздравлений, цветов, шариков. Муж отказался брать дочку, когда медсестра попробовала вручить ребенка отцу: «Папочка, забирайте,» — «Не буду!». Очень неловкая ситуация. Благо тут же подскочила моя свекровь и взяла внучку.

Знакомые рассказали Екатерине о Центре раннего вмешательства — тогда он был единственным в Беларуси.

— Именно там я впервые услышала фразу, которую долго ждала: «Поздравляем вас с рождением дочери! Она такая замечательная!». До этого все только сочувствовали и причитали.

02_velvet.jpg

6_velvet_sosinovskaya.jpgФото: Лиана Сосиновская

В центре Екатерине рассказали, как заниматься с дочерью — это основа дальнейшего развития ребенка с синдромом Дауна.

— Кроме того, специалисты центра не стали прописывать лекарств. Большая проблема белорусских невропатологов в том, что они стараются «залечить» пациента разнообразными медикаментами.


Другие врачи строили разговор с Екатериной по схеме: «Ваша дочь никогда не сможет…». Специалисты центра наоборот утверждали: «Таня сможет это, и это, и вот это».


Муж Екатерины скрылся за горизонтом спустя полтора года.

— Честно говоря, я очень рада, что он исчез из нашей жизни. После тяжелого дня мне хотелось какой-то заботы, моральной поддержки — а вместо этого я еще должна была прыгать вокруг взрослого мужика и устраивать показательные выступления: «Ой, а посмотри, чему Таня научилась!», доказывать, что она имеет право быть нашей дочерью. Точно знаю, что, если бы муж остался, то он никогда бы не позволил нам быть в модельном бизнесе.

Когда Таня подросла, то пошла в самый обычный детский садик — тот, что был рядом с домом.

— Предупредила педагогов о диагнозе дочери, пообещала, что если будут проблемы, то сразу же ее заберу. И мне пошли навстречу — десять с лишним лет назад это была уникальная ситуация. Родители других детей не возражали — даже наоборот, отзывы были очень положительные. Первая любовь у Тани случилась именно в детском садике. Она дружила с самым задиристым мальчиком, а он приносил ей игрушки.

8_velvet_arinoher.jpg

9_velvet_arinoher.jpgФото: Cергей Аринохин

Сейчас Таня учится в общеобразовательной школе.

— Вы наверняка слышали про маму из Жлобина, которая судилась с врачами из-за того, что они не смогли во время беременности определить наличие у ребенка синдрома Дауна. Женщина хотела добиться права не платить алименты на содержание дочери, от которой она отказалась в роддоме.


— Меня очень возмутило, как эту историю преподнесли журналисты. Они восхищались этой женщиной, говорили о ее правах. Но почему-то никто не упоминал о праве ребенка иметь семью. Я не за то, чтобы осуждать ту маму — но и выставлять ее героиней тоже не стоит.

Мало того, что родители отказываются от дочери, так они еще пытаются отсудить у своего ребенка копейки на его содержание. Такое чувство, будто люди с Богом договорились — и они уверены, что будут здоровы и счастливы всю жизнь.


Надо помнить о том, что даже обычный ребенок может стать ребенком с особенностью или с инвалидностью — жизнь штука непредсказуемая. И что, это повод сразу же от него отказаться? А если бы у той девочки, к примеру, был аутизм, который бы обнаружили года в три — ее бы тоже сдали в детский дом как бракованный товар?

Я являюсь председателем общественного объединения «Даун Синдром. Инклюзия». За два года работы нам удалось сделать так, чтобы десять детей все-таки остались в семьях — родители от них не стали отказываться. Очень важно поддерживать родителей, особенно на первых этапах, когда идет принятие особенностей ребенка.

Сейчас, к счастью, врачи уже не давят так сильно мам и пап, уговаривая оставить ребенка в роддоме. Но адекватной информации по поводу синдрома Дауна по-прежнему мало. Мы — родители из организации «Даун Синдром. Инклюзия» — всегда готовы поделиться своим опытом. Расскажем, как с этим жить — и не просто существовать, а реально получать радость от каждого дня.

Недавно вот пришла отличная новость из Молодечно: девочка с синдромом Дауна на общих основаниях поступила в художественную школу. Это же прекрасно!

Меня часто спрашивают: «А каким вы видите дальнейшее будущее своего ребенка?». Я могу сказать точно: это Таня видит будущее — и свое, и мое. Она выбирает свой путь самостоятельно.

Помню, мы сидели на показе Белорусской недели моды, и Таня вдруг сказала: «Мам, а я смогу когда-нибудь по подиуму ходить?». А я подумала: «Почему бы и нет?». Нашла модельную школу, готовую работать с нестандартными моделями. Таня прошла четырехмесячное обучение, потом участвовала в конкурсе — и заняла второе место. Считаю, что она достойно прошла все этапы.

Еще пару лет назад я и подумать не могла, что дочка подпишет контракт с модельным агентством. Так получилось, что и со мной агентство подписало контракт.

03_velvet.jpg

10.jpgФото: Виктория Шидловская 

— С негативом Вы часто сталкиваетесь?

— Да, его хватает, хейтеры регулярно объявляются в инстаграме.

Но больше всего негатива прилетает после публикаций в СМИ. Особенно активизировались гневные комментаторы после интервью, в котором я рассказала о мечте Тани стать моделью.

Писали страшные вещи: желали смерти мне, моему ребенку… Несколько дней я не могла прийти в себя — хотелось плакать и обнимать дочь, чтобы защитить ее. Пришлось даже на время выключить интернет дома.

Но я работаю над собой, учусь не воспринимать остро чужую злобу. Хейтеры — это первый признак успеха.

Я стала читать статьи психологов на эту тему, истории знаменитых людей, которые постоянно сталкиваются с агрессией. Многие отмечают, что, именно благодаря таким испытаниям закалился их характер.

05_velvet.jpg

— Какой главный совет вы бы дали родителям, у которых родился ребенок с синдромом Дауна?

— Перестаньте искать в ребенке особенности. Попробуйте увидеть в нем просто малыша, который нуждается в любви и защите.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus