Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Замкнутый круг домашнего насилия: так поступает каждый

В это очень не хочется верить, но почти в каждой семье ежедневно происходит то, что сегодня принято называть «домашним насилием». И почти в каждой семье взрослые, образованные люди ежедневно устраивают акты тотального насилия над личностью собственных детей.
 
Чтобы быть отнесенным к категории семейного насильника, совсем не обязательно драться, ставить кого-то в угол и запирать без обуви в детской.
 
Достаточно просто накричать.
 
Самое страшное в самом распространенном эмоциональном семейном насилии – это то, что насильник не считает себя насильником, жертва не считает себя жертвой, а окружающие не отдают себе отчет, что наблюдают насилие.
 
Все дело в нашей многовековой славянской культуре:
  • накричать,
  • обидеть,
  • оскорбить
нижестоящего никогда не считалось зазорным и воспринималось как атрибут власти и ответственности.
 
Иван Грозный, говорят, очень страдал от того, что вынужден был быть грозным и постоянно валялся в покаянных молитвах у строгих домашних икон – но не мог быть добрым, потому что чувствовал свою ответственность за неразумный народ.
 
 
Психологи говорят, что эмоциональное насилие происходит в первую очередь в тех семьях, в которых существует негласное правило: «Все члены нашей семьи должны чувствовать одно и то же одновременно».
 
Если мама огорчена и расстроена – огорченными и расстроенными должны быть все. Если ребенку плохо и грустно – плохо и грустно должно стать его маме и папе.
 
Поэтому, возвращаясь домой после тяжелого рабочего дня, мама или папа срывают зло на домашних, а расстроенный ребенок обязательно пойдет капризничать и шкодить на глазах у родителей – чтобы увидели и тоже расстроились.
 
Казалось бы: ну и ладно, если людям хорошо так вот жить вместе, обмениваться эмоциональным насилием и выливать друг на дружку негатив – почему это должно кого-то волновать?
 
А вот почему.
 
Любое насилие всегда чревато посттравматическим стрессом – повышенной возбудимостью, внутренней тревогой, чувством неудовлетворенности в жизни, нарастающим комплексом неполноценности, неадекватной личной самооценкой, негативным отношением к миру и к поступкам других людей.
 
И в семьях, где кричат, посттравматический стресс становится обычным человеческим состоянием.
 
Что же делать?
 
Ответ прост и сложен одновременно. Работать над собой. Привычка к крику настолько прочно укоренилась в нашей культуре и в каждом из нас, что преодолеть ее – нелегкий ежедневный труд в течение нескольких лет, а то и десятилетий. Представьте себе: в русском языке даже нет понятия, адекватного английскому privacy - это что-то вроде частной жизни, личной суверенности.
 
Так вот: эта privacy есть у нас, у наших детей, у наших мужей, ее нужно признать и научиться ценить.
 
Поделюсь опытом: в долгих и мучительных попытках справиться с собственной склонностью к эмоциональному насилию я нашла один легкий способ.
 
У каждого члена нашей семьи теперь есть собственный угол. У нас с мужем – разные комнаты, у детей – разгороженная стеллажом с цветами детская. У каждого есть privacy.
 
И для каждого члена семьи чужая территория – священна.
 
Не скажу, что мы совсем перестали эмоционально насильничать друг над другом. Но в десятки раз меньше – это точно. И мы продолжаем работать над собой.
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (1) Последнее сообщение
olga bogadevich аватар

Анна, это очень актуальная статья, заставляющая задуматься. Крик - это зачастую первая реакция на какое-либо поведение или действие, которую обязательно нужно уметь контролировать, а это получается не у всех и не всегда. Спасибо за материал и Ваш личный положительный опыт!

#
Система Orphus