Полная версия сайта Мобильная версия сайта
Марина Бондаренко аватар

Вчера на книжной ярмарке встретился изящный блокнотик, бежево-кремовый, будто тонированный  заваркой. "Тайная книга благодарности" назывался. Вверху надпись "Сказать спасибо". Далее чистая страница, и лишь в уголке внизу немного чуть пошловатой патетики цитат, которые, впрочем, можно не читать. 

Полезный блокнотик. Нам всегда есть кому сказать "спасибо". И не всегда есть возможность. Но раз уж мой так бесящий ряд товарищей взгляд "кошки, которая смотрит на короля" приветствует народ со страниц тут.бая, стоит воспользоваться возможностью и сказать "спасибо" тем, кому давно должна бы.

Дяде Пете и тете Зине, художнику Петру Шварцману и его жене. Мне было 8, когда я случайно оказалась в их доме, и 10, когда они уехали. "Но я вас помню. Да и точно, я вас забыть никак не мог".

Картины дяди Пети - философские натюрморты с медными и бронзовыми сосудами - течение, прерванное с отъездом философов. Я помню цвет, фактуру, сами сосуды... А ведь я тогда не рисовала.

Я помню черный рояль в пустой маленькой комнате. Стоящая на нем парочка майсенского фарфора мне уже тогда не нравилась, хотя я отдавала должное их прелести. Майсен был слишком "мягок" на вкус 8-летней ценительницы формы и фактуры, пренебрегшей вполне "девчачьим" содержанием. На рояле уже после рождения дочки Лизы тетя Зина разучивала моцартовского "Лизхен", а я, стоя рядом, тихо страдала - ноты были не верны и мелодия не выходила. Я тогда не знала нотной грамоты и не владела голосом, чтобы помочь.

Я попадала в их квартиру, поскольку жила на одной площадке, дверь в дверь. Тугой замок - у меня сложные отношения с замками, - звонок в соседскую дверь: "Не могу открыть, помогите, пожалуйста". Вы бы как поступили? Правильно, повернули бы ключ - и пусть чужой ребенок идет к себе домой.

А они вынимали ключ из замка и приглашали меня войти и подождать взрослых у них. В единственной жилой комнате хрущевки. И выходили в кухню, давая возможность залезть с ногами на секцию - книги до потолка- и выбрать любую. Брать книги мне разрешалось, но просить было неловко: я и так людей беспокоила, и мои родные мне об этом напоминали. С тех пор осталась привычка сидеть на краешке кресла.  

Возникшая с их отъездом пустота имела почти физические характеристики, и так и осталась незаполненной. Он были мне чужими людьми, но моя нормальная жизнь кончилась - это я почему-то знала.

10-летний косноязычный подросток, я не могла ни сформулировать, ни осознать, как много эти люди для меня сделали. Как важна была для меня создаваемая ими среда, где мне довелось существовать, хотя сейчас я не вижу для этого никаких оснований. Не обращая внимания на мое присутствие - а я иногда действительно чувствовала себя у них незаметной, они позволяли мне быть собой, проявлять свой вкус в выборе книг, свой интерес к картинам, свои предпочтения в музыке. Моя благодарность им безмерна. Я ничего не знаю об их дальнейшей судьбе, но если эти строки волею судеб дойдут до их дочери Лизы, мне хотелось бы, чтобы она знала о том, что все то доброе, что ее родители делали для окружающих, не забыто, и им по сей день искренне благодарны. 

 

 

 

 

Рубрики:

Комментарии

Всего комментариев (2) Последнее сообщение
Евген аватар

Вот сайт Петра, там есть его контактная информация
http://www.pyotrs.com/
я думаю он будет очень рад если вы напрямую адресуете ему свою благодарность.
Может и с Лизой пообщаетесь Winking

Марина Бондаренко аватар

Спасибо! Обязательно!

#
Система Orphus