Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Проститутки XIX века

Vrednaya_Julietta аватар

Что-то в последнее время я стала помешанная на том, что происходило в XIX и начале XX веках. Мне постоянно хочется узнать чего -нибудь об образе жизни людей, о том что им было интересно, что происходило и прочее. Тем более, что времена были богатые на события. Сегодня я напишу  кратенько о проститутках тех времён. Вам наверное знакома эта картина  Ивана Крамского "Неизвестная".

image001.jpg

На самом деле на этой картине изображена "камелия" — высший ранг женщин свободного поведения. Камелии отдавали себя на содержание богатым любовникам. Бывало, к ним переходило немалое состояние их обожателей. На полотне видно, что левое место в коляске свободно — это был знак «ищу партнера-спонсора», приличные дамы так никогда не ездили: место рядом предназначалось для мужа или прислуги.   

"....И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука....."

А. Блок 

После появления этого стихотворения многие уличные женщины, представляясь клиентам, называли себя Незнакомками. 

По социальному происхождению большинство проституток были из крестьян. Отправившиеся в город на заработки девушки часто не находили работы, а на вокзалах и около фабрик их отслеживали специальные вербовщики. Часто девочек и девушек обманом увозили в город, обещая им помощь в трудоустройстве.

Рабочий день в публичных домах начинался с пяти часов вечера. Все принимались за прихорашивание: белила, румяна, сурьма… Все это щедро накладывалось на лицо, зачастую превращая девицу в матрешку — сказывалось деревенское представление о красоте — «что красно, то красиво». Предплечья некоторых украшали татуировки: сердце со стрелой, голубки, инициалы любовников или любовниц. Татуировки наносились и на интимных частях тела, но их вид, по словам врачей, досматривавших обитательниц публичного дома, был «бессовестно циничен».  

 200510-2.jpg

Знаменитая нижегородская
проститутка Княжихина

Женщины, жившие в публичном доме, освобождались от многих бытовых проблем: хозяйка обеспечивала им кров, охрану, одежду и т. п. Однако перед содержательницей дома (по закону содержать публичный дом могла только женщина) проститутки оказывались совершенно бесправными. Задолжав хозяйке, они не имели возможности покинуть дом и фактически попадали в рабство.

По стоимости услуг и уровню обслуживания публичные дома делились на три категории. Обязательным атрибутом дорогих заведений была мягкая мебель. Женщины были хорошо и дорого одеты. За один визит посетитель мог оставить здесь до 100 рублей. За сутки одна женщина принимала не больше 5-6 посетителей.

Посетителями заведений среднего класса были чиновники, студенты, младшие офицеры. Стоимость услуг здесь колебалась от одного до трех рублей за "время" и от трех до семи рублей за ночь. Суточная норма проститутки составляла около 10-12 посетителей.

Дешевые заведения были ориентированы на солдат, мастеровых и бродяг. Здесь расценки составляли 30-50 коп., а суточная норма доходила до 20 и более человек.

Венерические болезни, алкоголь и возраст были их губительными спутниками. По статистике врачебных комитетов, в конце XIX века как минимум 50% проституток были больны сифилисом, который из-за отсутствия антибиотиков был неизлечим, хотя врачи умели тормозить его развитие. Почти никто не мог миновать этой заразы. Рано или поздно болезнь приводила свою хозяйку на больничную койку, а оттуда была одна дорога — в трущобы, доживать свой недолгий век. Удивительно, почему медицина того времени не признала необходимость использования презервативов, которые уже существовали и назывались кондомами. 

Время от времени очередной безукоризненный семьянин или блестящий студент пускал себе пулю в лоб, обнаружив у себя признаки сифилиса, который тогда считался неизлечимым.

Раннему старению проституток способствовал алкоголь. Особенно были к нему пристрастны бывшие крестьянки, большинство из которых через 10 лет работы превращались в алкоголичек. Их статус понижался, из борделей высшей категории они переходили в более низкие и в конце концов погибали, вышвырнутые на улицу. 

Работая на выезде, девочки ловко "шукали" по карманам клиентов. А в шикарном нижегородском ресторане Кузнецова гостей опаивали "малинкой" - смесью шампанского и чем-то вроде клофелина. Для этого гарсоны направляли посетителей "в градусах" в специальные "киоски", в которые их ожидали "нимфы радости". Бесчувственные, предварительно облапошенные, тела увозили с черного хода на городские окраины. Нередко после посещения таких заведений по весне где-нибудь на Волге всплывал труп пропавшего без вести купца...

Комментарии

Всего комментариев (7) Последнее сообщение
Lesja аватар

За сотни лет мало что изменилось...

Rusya аватар

"Удивительно, почему медицина того времени не признала необходимость использования презервативов..." Я кстати описывала те самые презервативы 19 века вот здесь: http://www.velvet.by/hobby/chto-gde-kogda-vpervye-proizoshlo/rusya/chto-...

согласитесь, что если и сейчас большинство мужчин предпочтут секс без презерватива, то в то время, с теми презевативами.... в общем ничего удивительного, что ими мало пользовались... да и защиты до появления резиновых они явно не много давали

а Вам Джульетта, спасибо  за статью, интересно почитать))))

Zdrasti аватар

Картина, по-моему,  называется "Неизвестная"

Vrednaya_Julietta аватар

Спасибо за поправочку)

Zdrasti аватар

hannochka аватар

Сейчас все совсем по-другому.Расценки другие, да и проститутки очень сильно отличаются. По словам знакомого из "органов" в прошлом году на одной из точек Полоцка цена за ночь любви была 30 тысяч белорусских рублей. 

Vrednaya_Julietta аватар

Ещё вспомнила. В Одессе, в начале XX века жила проститутка, которую звали "Роза с шипами". Прозвали её так, потому что она спала именно с теми клиентами, которые понравились именно ей. Если ей клиент не нравился, то она бы с ним не стала спать ни за какие деньги. И вот один мужчина хотел добиться её, но взаимносстью она не отвечала. Он оказывал ей знаки внимания, потом преследовал её, угрожал. Но закончилось тем, что он её убил. 

#
Система Orphus