Полная версия сайта Мобильная версия сайта
Анна Северинец аватар

Опубликованные воспоминания о Дубовке - те ,которые мне пока удалось отыскать и прочесть - в большинстве своем очень неинтересные. Такие, знаете, отфотошопленные - приглаженные, отредактированные, многократно проверенные и залакированные. Не от хорошей, конечно же, жизни: те, кто вспоминал его после реабилитации, старались всеми силами дать суперположительный отзыв, мол, не пьет, не курит, не был, не замечен, предан, уверен и так далее. Те, кто вспоминал его молодым, боялись сказать лишнего - а вдруг вспомнишь что-то не то, навредишь человеку, он и так вон живет как пескарь в реке, всего боится.  Про "всего боится" - это единственное, наверное, общеизвестное нелакированное пятно, многократно растиражированное, в девяностые - однажды на праздновании дубовкиного юбилея кто-то поднял тост за юбиляра, а он замахал руками: "Зачем за меня, давайте лучше за партию". Отсюда пошла байка, мол, Дубовка всегда первый тост поднимал за партию. 

И сегодня у Владимира Дубовки юбилей - 115.

Делюсь с вами настоящими, нелакированными, живыми фактами, которые по крупицам собираются у меня в компьютере - очень хочется мне собрать книгу "Дубоўка ў жыцці", где из маленьких, чудом ускользнувших от фотошопа подробностях сложится память о живом Дубовке, живом и настоящем, кажется, протяни руку - и коснешься. 

В середине двадцатых белорусские поэты и писатели часто ездили по деревням с выступлениями - и имели огромный успех: отличные стихи на народной мове, такого раньше не было, а тут красивые городские хлопцы - да по-белорусски... Заправлял этим всем "Молодняк" - литературная организация, благословленная коммунистическими руководителями. Дубовка был одним из организаторов "Молодняка", пока не взбунтовался вместе с друзьями против генеральной линии партии - и это было началом крестного пути длиной в тридцать лет. Но в начале все еще были молоды, вдохновлены революцией и шли вполне себе в ногу со временем. Так вот, самый частый запрос в Молодняк касался Дубовки - он был сказочный красавец, высоченный, широкоплечий, молодой, при этом "выглядаў панічом" и всегда с иголочки одевался. "Дашліце нам вашага Дубоўку" - писали из вёсак в Минск. Думаю, в том числе и по горячим просьбам молодых комсомолок.

 dubovka_molodoy.jpg

Как-то Дубовка в одной из своих поэм хорошенько пропесочил видного деятеля белорусского Адраджэння, профессора, вполне уважаемого человека, над которым всласть смеялась молодняковская молодежь. Янка Купала в день ,когда вышла поэма, у роспачы бегаў па калідорах Інбелкульта і крычаў: "Не, ну трэба ж, і гэты шчанюк туды ж!" А "шчанюк" в это время был уже ведущим белорусским поэтом - сам Купала говорил ему: "Ты Пушкін ,я перад табой толькі Дзержавін". 

dubovka_molodoy_2.jpg

А еще рассказывают - письменных подтверждений этому нет, но байки ходят - что однажды кто-то -  в этом месте слабонервных я попрошу дальше не читать - навалил кучу (понятно, чего) в шуфлядку Цишке Гартному - этот пролетарский писатель и критик особенно рьяно поносил Дубовку в партийной прессе, что на тот момент было смертельно опасным и приравнивалось по степени воздействия к доносу. Кто был этот "кто-то" - неизвестно, но Гартны сам подозревал Дубовку - да и есть неопубликованное стихотворение Алеся Дудара, в котором сказано черным по белому: "С...лі мы, як некалі Дубоўка"...

А когда Дубовку этапировали в Бутырку из Минска - там был огромный этап, всех белорусов, которых взяли по делу несуществовавшего "Союза освобождения Беларуси", через Москву развозили по местам ссылок - на вокзале заключенные сразу же узнавали своего кумира (Дубовка был настоящий кумир тогдашней молодежи - его фотография стояла чуть ли не в каждом ученическом-студенческом доме, вот как у русских стоял и до сих пор стоит портрет Есенина), так вот на вокзале они впервые видели друг друга спустя восемь месяцев следствия - и не узнавали друг друга, потому что обросшие, грязные, страшные, после пыток, а Дубовку узнавали все - высоченный, статный, и почему-то все равно хорошо одетый, ну прямо панич. И пошел гул по этапу - Дубовка, Дубовка! - и охрана по взглядам проследила, о ком это так волнуется море зэков, и кинулась на него, и четверо дюжих энкавэдистов били его ногами прямо на глазах у всех,  а потом, окровавленного, утащили в вагон.

dubovka_zaglavnyy.jpg  

Один из товарищей Дубовки по лагерю - Григорий Галактионов - вспоминал, что рядом с Дубовкой было легче, потому что расчеловечиться в лагере - это проще простого, а Дубовка знал секрет. Он, например, заставлял своих товарищей по бараку чистить зубы. Каждое утро и каждый вечер. И, вспоминает Галактионов, это и вправду помогало. Потом, к концу десятилетнего срока, Дубовка даже обустроил клумбу возле барака - там у него цвели даже анютины глазки, по-белорусски - "браткі".

dubovka_staryy.png

А когда Дубовка вернулся, к нему многие обращадись с предложением - напишите-ка, Владимир Николаевич, про лагерь, про тюрьму, про пытки, про энкавэдистов,  как били, как пытали. А он взял да и написал воспоминания о тридцатилетнем своем крестном пути под названием "Сярод добрых людзей" - и там не было ничего про пытки, а было про жизнь. 

И все стали говорить: ага, боится. 

А я думаю - не боялся. Просто - не ныл. 

З народзінамі, Уладзімір Мікалаевіч! 

Комментарии

Всего комментариев (14) Последнее сообщение
Larysa аватар

Спасибо! Анна, а почему такие дневниковые записи не публиковать в виде статей? 

Анна Северинец аватар

Статьи - это заранее надо, а Дневник написал - сам включил, когда вдохновение нашло:) 

Тем более у меня же целый раздел тематический в Дневниках - "Чытаем сваё", мне кажется, это удобно, когда все эти материалы вместе:) На главной потом ищи-свищи:))) 

Тати аватар

Интересно))))

Успеха с написанием книги!

Анна Северинец аватар

Тут будет не написание - а собирание:) 

Знаете, есть такие книги в русской мемуаристике - "Пушкин в жизни" или "Молодой Толстой", там такие идут нарезки из мемуаров, из писем, из дневников, скомпонованные хронологически. Очень интересный получается эффект - одно и то же событие с разных сторон, и, поскольку с разных, получается очень живо. 

Собираю с марта. Много собрано, много впереди, и много собрать не удастся, потому что архивы, например, Саюза вызвалення Беларуси в КГБ до сих пор вне доступа. 

Но вдруг времена поменяются:))))

Это книга оооочень долгая будет. Но будет:) 

Сигрун аватар

Интересно читать...
привет с Мойки

Анна Северинец аватар

Александру Сергеичу мое почтение! Махните ему в окошко там:) Передайте, что скучаю:) 

zoloto аватар

Аня, мне после ваших записей и статей уже самой Дубовка как родной стал. Не верю в "боялся". Верю в то, что хотел подчеркнуть, что хорошие люди есть. Даже там.

Анна Северинец аватар

И я не верю. Просто другой мерой мерял все это. 

А еще я много чего накопала в его "Пялёстках" - зашифрованного. Скоро напишу:))) 

Kozlik Mozlik аватар

достойный человек. не стал торговать национальными сифилисами. 

Анна Северинец аватар

Я знала, что вы оцените:)

Я раньше, кстати, тоже таких "добрых людей" не поняла бы. Теперь понимаю. 

Kozlik Mozlik аватар

мне все время вспоминается эта поговорка. что плох, мол, тот кто не был радикалом в 20, у него, мол, не было сердца, и тот кто не стал консерватором в 40.
у него не было мозгов. 
если что - я это в своем контексте вспоминаю. 

Анна Северинец аватар

 ну да, контекст очень субъективный:) 

Эту фразу приписывают Черчиллю в такой вот редакции: "Если вы не были либералом в двадцать лет - у вас нет сердца; если вы не стали консерватором к сорока годам - у вас нет мозгов", но мне встречался вот такой вот комментарий к ней: "Пол Эддисон (Эдинбургский университет) утверждает: «Черчилль явно не мог сказать это, так как он сам был консерватором в 15 лет и либералом — в 35. Кроме того, стал бы он говорить столь неуважительно для Клемми (Клементина Черчилль), которая всю жизнь считалась либералкой?»

 

Kozlik Mozlik аватар

этот мог. человек который мог принимать министров в обед, проснувшись, сидя в ванной с бутылкой - мог. 

Joyful аватар

Чакаю працягу.

#
Система Orphus