Полная версия сайта Мобильная версия сайта

По просьбе Елены Марксовны: по-русски про Дубовку

Анна Северинец аватар

Сегодня на редакционном чаепитии мы делились планами и интересами. Кто о чем, а я о Дубовке: так, мол, и так, завязалась переписка с архивами, нашла людей, собираю воспоминания, собираюсь в экспедицию на его малую родину, уже с людьми договорилась, вот, книгу воспоминаний хочу в итоге сделать - красивую, красочную, интересную, полноценную ... 

И тогда Елена Марксовна говорит: а напишите-ка вы мне, что это за такой Дубовка, по-русски, а то я по-белорусски трудно читаю. 

А меня ж только попроси. 

Но если писать по-русски - надо начать чуть-чуть издалека. 

Каждый, кто учил в белорусской школе белорусскую литературу, знает, что у нас было три классика: Богданович, Купала и Колас. нет, ну понятно - Скорина, Богушевич, Дунин-Марцинкевич, но это все как бы пред-литература, что же касается литературы уже серьезной, литературы нового времени - это именно Богданович, Купала и Колас. 

Причем в школьных хрестоматиях эти поэты (а наша новая литература начиналась с поэтов) выглядят очень убого и жалко. Лично я из школы помню, что писали они в основном про мужика, крынки, галушки, рушники и васильки. И даже Максим Богданович, горожанин до мозга костей и эстет в каждой букве, в сознании массового беларуса тоже пишет про родную сторонку, несчастных слуцких ткачих и прочие народные беды. 

А дальше - какой-то непонятный провал, аж до послевоенного времени, когда невесть откуда берутся уже серьезные поэты с серьезными темами. Как так, всегда думала я. Такое небольшое, такое невзрачное начало (в исполнении школьной программы - на самом-то деле и Купала, и Колас, и Богданович - величины огромные) - и такая приличная поэзия спустя двадцать лет. Как это они так? В литературе ведь так почти никогда не бывает. Явно был кто-то, кто вытянул первоначальную поэзию до состояния поэзии вполне европейской - но кто? 

Ну так вот это и был Дубовка. Просто мы о нем ни слова не знали - потому как в тридцатом он был репрессирован и на тридцать лет отправлен то в ссылки, то в лагеря. реабилитрован потом - но в учебниках до сих пор скромненько, одним своим стихотвореньицем, как всегда, про "родны кут". 

Когда у Максима Танка (очень хороший белорусский поэт) однажды в кулуарах спросили, кто из белорусских поэтов останется в литературе навсегда, он сказал: "Только четверо. Богданович, Купала, Колас, Дубовка".  

dubovka_molodoy.jpg

Очень жаль, но оценить собственно поэзию получится только у того ,кто владеет белорусским - переводов Дубовки на русский мало, и все они плохи. Скажу только, что Дубовка учился у Брюсова, был его любимым учеником, его высоко ценил Маяковский, Есенин, Городецкий, Дубовка выступал с ними на одних сценах - и это в Москве! перед русскими читателями! По-белорусски! Он работал переводчиком при Совнаркоме, переводил новые советские законы с русского на белорусский, и однажды его вызывали в ЦК КП(б) и предлагали всяческие блага, мол, ты парень талантливый, поэт большой, айда к нам, пиши по-русски, но он вежливо отказался. Его имя бло внесено в первое издание белорусской Советской Энциклопедии ,которая вышла в 1926 году - Дубовке всего 26, а он уже общепризнанный классик. Спустя четыре года его из энциклопедии убрали - и уже навсегда. При СССР так и не вернули. 

Есть в белорусском литературоведении такой феномен. Называется "большая пауза Дубовки". Все 28 лет, которые он был в ссылке, он не писал. Ни строчки. По крайней мере, сегодня литературоведам ничего не известно об этом (архив его по воле жены закрыт для исследований на 50 лет). Обычно после таких пауз поэты больше не пишут - история литературы такого не знает. А он вернулся - и стал писать. 

Но как писать. Над ним постоянно висели редактора: то нельзя, это нельзя. Репрессированный же. Требовали каяться и клеймить, признавать ошибки и переправлять прошлые стихи. Он даже в Минск не переезжал - в Москве жил, сюда наездами, потому что все те,  кто писал на него доносы в тридцатом, теперь, при чинах и должностях, учили его ,как писать. В общем, можно себе представить, что бурлило в человеке, который был не просто поэт - невероятной величины поэт.

Но это не все. Что он делал в ссылке и в лагере? Это просто уму непостижимо. Сначала его выслали в Яранск (страшная глушь, до железной дороги 150 км тайгой). В райпо счетоводом. Так он это РАЙПО поднял с колен, раскопал всю бухгалтерию, выбил из дебиторов все долги, потом организовал фермерское хозяйство - и они там под руководством Дубовки арбузы (!!!!) выращивали. Я недавно переводила в электронный вид воспоминания тех ,кто с ним в Яранске работал - там просто как фантастику читаешь, что сделал человек. Даже кружок английского вел бесплатно - вы представьте себе, что такое в 1932 году в Яранске человек, который знает в совершенстве английский (деревенский парень Дубовка его по книжкам выучил безупречно)...

В лагере он был в Биробиджане. Пишут, страшно было в лагере - как везде. Так вокруг дубовки люди толклись в се время, потому что ,по воспоминаниям, рядом с ним можно было остаться человеком. Он, например ,в лагере первым начал и других заставил зубы утром чистить - чтобы не расчеловечиваться. Люди спали в валенках и шинелях, потому что снимешь - украдут в ту же секунду, да и холодно, а он - зубы чистить... 

Третья ссылка была у него уже вечная - в Красноярский край. Дали участок: тайга, сосны, пни всякие, короче, не чернозем. Все сам выкорчевал, дом поставил, огород ,яблони привез, высадил. Я сейчас списываюсь с Почетом - ведь должны же они еще расти, эти яблони. И дом должен стоять. 

И вот эта вот пропасть - между тем, что было в человеке заложено, и куда он это тратил, эта мысль о том, какие же стихи ушли в яранские арбузы, в лагерную чистку зубов, в почетский дом, куда расплескалась эта энергия, которая била из него ключом, как и куда он ее спрятал, когда уже вернулся после реабилитации и вынужден был писать вполголоса, шепотом, на цыпочках... А сколько унижения, когда он ходил по кабинетам наших литчиновников, тех ,кто его тогда, в тридцатом, посадил - ведь они знали, точно знали, кто такой Дубовка и на сколько голов он их всех выше, и с каким наслаждением и страхом, думаю я, они его принижали... 

dubovka_chitaet.jpg

Это совсем не все, что можно писать о Дубовке. Это так, пунктиром. 

Если писать все - выйдет книга, и не одна. 

Одну из них - я точно сделаю:) 

   

Рубрики:

Комментарии

Всего комментариев (19) Последнее сообщение
Малечка аватар

Как здорово написано. Даже страстно. Пламенный вы человек, Анна. И звезды выбираете яркие. Как Дубовка. Я не читала, но верю безоговорочно, что надо это срочно исправить.

Анна Северинец аватар

К сожалению, в сети Дубовки - очень мало и не лучшее:((( Это я тоже буду исправлять, но время надо:) 

Larysa аватар

Спасибо! очень интересно! на сегодняшний день, Анна, Вы - единственный для меня источник информации о белорусской литературе и о выдающихся белорусах. Буду ждать ещё!

Анна Северинец аватар

На самом деле пишут - на Свободе много пишут, на Будзьме. Но и я уже от темы не отступлюсь:) 

Larysa аватар

это хорошо, что пишут. только я белорусских сайтов, кроме Вельвета, почти не читаю Happy

Тати аватар

Кстати, Вике было домашнее задание написать про любимого поэта. Она и списала Вашу статью)))) Само собой получила десятку))))))) 

А я вспомнила, что мы проходили одно его стихотворение на уроках белорусской литературы (а вообще до этого считала, что никогда ничего о нем не слышала).

Поэтому, приведу. Может, и другие вспомнят))))

Уладзімір Дубоўка
О Беларусь, мая шыпшына

 

О Беларусь, мая шыпшына,

зялёны ліст, чырвоны цвет!

У ветры дзікім не загінеш,

чарнобылем не зарасцеш.

 

Пялёсткамі тваімі стану,

на дзіды сэрца накалю.

Тваіх вачэй - пад колер сталі -

праменне яснае люблю.

 

Ніколі пройме з дзікім ветрам

не развіваць дзявочых кос.

Імкнешся да Камуны Свету,

каб радасць красавала скрозь.

 

Варожасць шляху не зачыніць:

у перашкодах дух расце.

О Беларусь, мая шыпшына,

зялёны ліст, чырвоны цвет!

 

1925

 

И вспомнила, как классный руководитель рассказывал, что до сих пор удивляются, какая у человека была интуиция, что он так попал про чернобыль, и, мне кажется, он еще приводил много доказательств его интуиции. Но остальное забылось, а как прочитала про чернобыль, сразу в памяти и всплыло.

Анна Северинец аватар

Да, вот про шыпшыну - это і есть то едлінственное, окторое в школе ізучают. 

Оно неплохое, но не лучшее у Дубовки. Но с тех пор шыпшына в любом произведении белорусском - это образ Беларуси:) Такая одновременно красота - и боль:)   

Вике от меня большой привет и обещания написать еще много-много сочинений:))) 

Тати аватар

Спасибо)))))

Анна Северинец аватар

Вот мое любимое из Дубовки: 

Ведаю, што і я памру, як і ўсе,
што па смерці нічога не будзе трэба.
Тым мацней люблю ўвесь шырокі свет
і гэта – пярэстае збольшага – неба.

Перачуць усю боль і ўсю слодыч жыцця,
акунуцца ў прадонне жыцця з галавою.
Пераслухаць, як хвалі ў вятрах шалясцяць, −
гэта шчасце! Хай скажуць – малое…

Перайначыць, спыніць, можа, сілы няма,
а плысці супроць плыні магчыма.
На шляху калі хто і залом заламаў, −
падарожжа не зменіць, не спыніць.

Церушыцеся, шаты, лісцём залатым,
вы красою праменілі гордай.
Чаравалі мяне (мо затым, не затым?)
ціхіх шэптаў акорды, акорды…
 

Тати аватар

И мне оно понравилось. Еще, когда Вы зачитывали его на встрече)))))

Катюшка. аватар

И я на русском с удовольствием почитала сегодня). Спасибо

Елена Подгорная аватар

Мощная личность. И стихи, кот. вы в коментах разместили... как-то язык не поворачивается дать им бытовое определение. В общем, настоящие.

Однако, я по-прежнему буду гнуть свою линию: широкая популяризация белорусской культуры. Почему стихи Дубовки не перевести на русский? И не распространять их затем всеми возможными путями?

Если бы Шекспир публиковался только на английском?... Или Гомер? Или Рильке?

С одной стороны жесткая белорусизация культурной элиты повышает ее элитарность, с другой еще больше убивает то, что они так ценят, поскольку ...слишком далеки они от народа.

Вот и вас мне пришлось персонально просить написать о великом белорусском поэте на русском.

maryka аватар

Елена, учите белорусский  язык. 

Елена Подгорная аватар

Я-то с удовольствием))).

Анна Северинец аватар

Да, я согласна с вами, особенно сегодня - я вот раньше не задумывалась, что оценить белорусских поэтов трудно русскоязычному человеку. Только вот в этом посте меня осенило. 

А про изучение языка - я помню, что обещала самоучитель:) Я над ним все время думаю и даже периодически подбрасываю идею знакомым, которые все-таки лингвисты (я-то в лингвистике не сильна). И мне кажется, я понимаю ,каким он должен быть, но еще не до конца:))) 

Елена Подгорная аватар

Ну почему только на русский? Для русских -- на русский и публиковать в русских изданиях, в той же любимой вами Юности. На Вельветике, кстати, тоже дополнительно на русском делать публикации.

А еще перевести на английский, немецкий....

lijageo аватар

Очень интересный материал. Спасибо Happy

Нежность аватар

Ol'ga аватар

Спасибо, Анна за труды и сердце.

искала по карте, Почет по соседству с моей родиной, совсем рядом

Удачи Вам благословенной во всем! 

 

#
Система Orphus