Полная версия сайта Мобильная версия сайта

VELVETовое интервью: как найти свою профессию

Как найти свою профессию и добиться в ней успеха?

Рассказывает директор Института непрерывного образования БГУ, кандидат философских наук Татьяна Францевна Милова.

Татьяна Францевна, не ошибусь, если скажу: мало кто знает, зачем в Минске существует Институт непрерывного образования и кому он нужен.

Может ли он пригодиться мне, человеку в профессии реализовавшемуся и множество образований получившему? Я, наверное, вообще не ваш клиент.

Чем он может быть полезен моей дочке, которой четырнадцать лет? А чем — мужу, который сейчас работает не по специальности и вообще в силу возраста переживает критический этап осмысления и своего образования, и своего места в профессии?

Начинать приходится с того, что формулировка «я не знаю, что это и кому оно надо» — самая распространенная применительно к нашему институту. И вот почему. Когда я оканчивала школу, мой отец говорил мне:

«Ты получи хорошее образование, и оно всю твою последующую жизнь сделает наполненной и успешной».

Тогда, тридцать лет назад, казалось — так и есть. Но прошло время, и нынешнее положение вещей таково: не существует ни такого диплома, ни такого образования, которое в состоянии обеспечить ваши будущие потребности в знаниях и гарантировать успех на всю последующую жизнь.

Сегодня динамика экономики, динамика требований к компетенциям работника настолько высока, что учиться нужно с того момента, как ты осознал себя, и до конца жизни.

velvet_1.jpg

Мы — единственный институт в Беларуси, который эту идею выражает в своем названии: непрерывное образование. Это мировой уровень по амбициям, мировой уровень по задачам, и мы очень стараемся и в исполнении соблюдать уровень мировой.

Идея непрерывного образования — это ключевая ценность европейской стратегии развития Европа — 2020. Раздел, посвященный непрерывному образованию и развитию трудовых ресурсов в этой программе — самый внушительный по объему.

Самая «наша» аудитория — это как раз такие, как вы, те, кто считает себя состоявшимся и успешным. До сих пор считалось, что, если у тебя что-то не получилось, тебе надо сменить профессию, а если получилось — то оставаться при достигнутом, наслаждаясь мыслью «Жизнь удалась!». Но каждый день заставляет тебя делать то, что еще вчера ты не делал. И если тот, кто успешен, не начнет делать то, чего не умел, он перестанет быть успешным.

Мы, люди реализованные, постоянно ставим себе новые задачи: приобрести какой-то навык, расширить границы общения, написать текст иного качества или в ином стилистическом ключе. Потом вдруг обнаруживается, что, например, если журналистика двадцатилетней давности была построена на том, чтобы найти экспертов и понятно изложить их мнение, то сегодня журналистика — это во многом аналитика.

И все, твоего умения найти и рассказать — недостаточно. Того, что ты хорошо умел благодаря журфаку, уже не хватает. А пройдет еще двадцать лет, и окажется, что всё вообще по-другому. Никаких иных способов, кроме того, чтобы учиться — нет.

Но мы, успешные люди, привыкли, что мы учим себя сами. Читая книги, воспринимая опыт других людей, анализируя свой путь в профессии. И это правильно. Это особенное свойство успешных людей мы стараемся сделать главной жизнеспособной ценностью нашего образовательного процесса: автором образовательного процесса является тот, кто учится.

Традиционное образование у нас соответствует позиции тех, кто приходит в аудиторию, садится, ручки сложа, и ждет: ну, научите уже меня! Мы же отталкиваемся от стратегии успешного человека, умеющего и желающего учиться самостоятельно.

professiya__1.jpg

Зачем тогда институты и учителя? — спросите вы.

Научиться тому, чего ты пока еще не знаешь — очень сложно. Вот для начала — как выбрать, что из знаний и навыков нужно? Откуда их брать? Хороший педагог не будет за тебя шагать — но расставит для тебя ориентиры, покажет направления, поможет сформировать варианты. Мы обеспечиваем наличие в вашей профессиональной жизни таких людей, которые дают «карту образовательного пространства», вручают эффективные технологии, создают ту питательную, насыщенную образовательную среду, из которой человек сам почерпнет нужные знания, умения и навыки.

У Ницше есть прекрасный образ:

«Если хочешь высоко подняться — пользуйся своими ногами. Я вижу, ты сел на коня и во весь опор мчишься к цели? Что ж, скачи, мой друг, но помни, что хромота твоя скачет вместе с тобой».

Двадцатый век заставил нас поверить Ницше в политике и экономике, и мы уже не надеемся на коня, а рассчитываем только на себя. Но в образовании мы все еще надеемся на чужие ноги. Все, кроме успешных людей. Поэтому успешные — наша главная аудитория, самая большая зона роста.

Государство теоретически понимает важность непрерывного образования. Например, по закону работодатель обязан каждые пять лет отправлять сотрудника на курсы повышения квалификации. Но на практике каждый из нас знает, как это осуществляется, и повышается ли квалификация на этих курсах.

Хотя часто государство их оплачивает из бюджета. Конкуренция между теми, кто использует государственные деньги на то, чтобы учить плохо, и теми, кто на открытом рынке продает образовательные услуги — непременно качественные, а то кто ж их купит? — слишком неравная.

И ведь мотивации у людей хватает. На самом деле тех, кто понимает, что для овладения профессией, для успеха в профессии нужно учиться — таких людей у нас сегодня много. Как только ты осознал, что хочешь стать лучше, чем ты был вчера — ты уже неплохо мотивирован. Но много ли ты сделаешь без поддержки?

Много ли сможешь себе позволить? Наниматель говорит: «Я не хочу, чтобы ты шел учиться, куда тебе нравится, я хочу, чтобы ты шел туда, где у нас есть договор и с нас возьмут меньше денег».

Мы, продающие образование в честной рыночной борьбе, все время попадаем в зазор между тем, что делать выгодно, и тем, что делать надо, потому что на то, что надо, у людей порой банально не хватает денег.

Какие ключевые моменты есть в развитии непрерывного образования. Наше основное образование изначально построено на сочетании «обо всем ничего, а о чем-то об одном всё». Такое образование и слишком широкое, и слишком узкое.

Когда мы начинаем действовать в реальной жизни, оказывается, что нет таких мест, специально отформатированных под ваше конкретное образование. Везде и всем приходится доучиваться, доузнавать. И это в лучшем случае. Любой предприниматель, который занялся чем угодно, от торговли на рынке до строительства домов, сталкивается с тем, что он должен понимать, как устроен бухучет.

Даже если ты наймешь бухгалтера, там, где надо принимать решения, ты все равно должен понимать, о чем речь. Если твой бизнес подразумевает международные контакты, ты можешь, конечно, нанять переводчика, но где уверенность, что переводчик переводит все, что нужно, и расставляет акценты так, как ты имеешь в виду? Доверяя переводчику, ты отрезаешь у самого себя огромные возможности по общению и установлению контактов. Да и не всякий вопрос обсуждается через переводчика.

Сегодня возникли профессии, в которых изначально заложена двойная компетенция. Мой любимый пример — технический писатель. Это профессионал, который пишет инструкции для пользователей, техническую документацию, создает интерфейсы и справочные ресурсы, то есть это человек, без которого все высокие технологии просто невозможно использовать. Таких людей не учат нигде. Они должны быть, с одной стороны, компетентны в создании текстов, с другой — компетентны в сфере технологий, вдобавок такой спец должен свободно владеть английским языком.

uspeshnaya-zhizn.jpg

Есть самоучки: либо программисты с хорошим уровнем здравого смысла и чувством стиля, либо гуманитарии, которые поднапряглись и выучились в сфере программирования. По оценкепрофессионального сообщества, на каждые десять программистов сегодня в Беларуси нужен один технический писатель. Это огромная потребность, поскольку сфера ИКТ у нас обширна. Это очень хорошая зарплата. А специалистов — нет. А ведь это такая интересная работа! Работа, в которой ты будешь все время идти вперед.

Сначала мы потратили год на то, чтобы убедить все возможные министерства и ведомства в том, что такую специальность нужно внести в классификатор.

Потом два с половиной года мы осаждали Министерство образования, чтобы получить разрешение включить ее в свою лицензию. Наконец все разрешено, и у нас у единственных в Беларуси теперь есть такая специальность — но мы ходим днем с огнем по городу и ищем слушателей! У нас есть пять договоров с компаниями, которые готовы брать выпускников прямо сейчас! А мы вынуждены их искать.

А можно конкретнее о техническом писателе?

Мы пока начали с того, что могут пройти переподготовку люди с первым инженерным, техническим или естественнонаучным образованием. Мы нагружаем их огромным объемом иностранного языка, даем логику, психологию, эргономику, доучиваем в IT-сфере. Человек с любым негуманитарным дипломом сегодня уже может прийти и доучиться. Обратную схему мы начинаем продвигать сейчас, спустягода три будем обучать и гуманитариев.

Потрясающе! Как вытерпеть три года мне, классическому гуманитарию, желающему всегда идти вперед? А что еще такое, особенное, есть в вашем институте?

Настолько же уникальных специальностей у нас еще две: экологический менеджмент и менеджмент предприятий гостеприимства.

Сначала об экологах. Дело в том, что до сих пор научиться экологическому управлению можно было только с квалификацией инженер-эколог:в первую очередь производственные процессы, а потом уже вопрос, в какой степени эти процессы нагружают экологию. Но сегодня думать об экологии необходимо стратегически, на уровне проектирования и бизнес-плана, поэтому испециальность мыслится как управленческая.

Специальность эта пришла к нам с Запада, как специализация присутствует на геофаке БГУ, а как переподготовка — есть только у нас. И поступить сюда может человек с абсолютно любым первым дипломом.

Менеджмент предприятий гостеприимства — тоже современное стратегическое решение, возможность научиться системно понимать и выстраивать управление гостиницей, рестораном, развлекательным объектом, ведь в реальной жизни они объединены. Экономическая, и правовая, и психологическая, и технологическая подготовка включены в учебный план, причем не абстрактно, а в самых практических отношениях.

У нас есть еще специальность не то чтобы уникальная по наличию в лицензии, но реально ей учат только у нас. Это тоже профессия завтрашнего дня: актуарная математика. Все пугаются и слова «актуарная», и слова «математика».

Но страшного ничего нет. Эта специальность связана с построением математических моделей и расчетом рисков в экономике, в работе с ценными бумагами, в прогнозировании тенденций развития. Потенциальные потребители людей с этой специальностью — это все банки, все финансовые корпорации, холдинги, в конце концов, любая крупная частная компания, иностранное представительство, госструктуры, наконец. Сегодня принимать решения на коленке уже нельзя. Никакой интуиции. Расчет и математический прогноз.

По школьным ощущениям математика — жуткое дело. Но у нас есть преподаватели, которые могут эту математику сделать удобной, показать,что это просто инструмент.

Те, кто решается пойти на эту специальность, делают огромный скачок в профессиональном развитии. Сюда приходят экономисты, которые хотят добрать математики, и теоретические математики, которые хотят начать работать в реальной экономике. Их у нас расхватывают, как горячие пирожки.

professiya__3.jpg

Татьяна Францевна, скажите, а ведь об этих уникальных специальностях знают руководители предприятий, директора, кадровики…

Знают.

И насколько часто они присылают к вам сотрудников на переподготовку?

Никогда.

Но почему?!

Вы знаете, для нас это тоже загадка. У меня есть версия, но, возможно, она неправильная. 

Мне кажется, у нас разорваны связи между практикой и теорией, между работодателями и образовательными структурами. Поэтому сейчас мы предлагаем, как абсолютную новинку, трехсторонние договоры с предприятиями, которые знакомятся с уже обучающимися слушателями, например, на экзаменах, присматриваются к ним, «ведут» понравившегося студента, если хотят, назначают ему стипендию или оплачивают часть обучения, и потом берут к себе на работу.

Мы хотим, чтобы работодатель имел возможность поучаствовать в процессе, чтобы больше доверял нам и нашим выпускникам. Мы создаем все условия, чтобы рынок знал и понимал, что именно он получает. Но пока, скажу честно, дело это идет очень туго.

А еще причина в том, что проблемой образования на рабочих местах сегодня никто не занимается. Эйчаров толковых у нас почти нет, кадровики — это совсем иные специалисты, они работают с документами, а не с людьми, на уровень топ-менеджмента уровень образования сотрудника почти никогда не выходит. Топ-менеджмент только всплескивает руками и сетует: нет людей, нет людей! Надо налаживать прямые связи между всеми принимающими решения и всеми, кто учит будущих сотрудников.

А еще, мне кажется, в нашем обществе сегодня существует определенное недоверие к образованию…

Должна сказать, что зачастую вклад в это недоверие вносят и образовательные структуры, и наши министерства, принимающие глобальные решения. Есть немало тупиковых ситуаций в нашем высшем образовании, созданных конкретными людьми по какому-то жуткому недомыслию.

Но мы не сдаемся, идем вперед, осваиваем новые подходы. Сейчас мы активно внедряем подход, взятый нами из Болонской системы образования: модульное обучение. Слушатель может прийти к нам и индивидуально, под свои потребности, выбрать не целый академический курс переподготовки, а любую его часть: английскую разговорную речь, например, статистику и теорию принятия решений. Свое образование можно собрать самостоятельно, как из конструктора, как из кубиков.

Мы можем согласовать для заинтересованного слушателя индивидуальный учебный план, он будет посещать выбранные занятия в стационарных группах и формировать содержание своего образования самостоятельно. Можно подобрать модули к своему первому образованию так, чтобы получить свидетельство о повышении квалификации или диплом о переподготовке, а можно — просто изучить отдельные курсы, получив государственную справку об обучении и стандартный сертификат.

Но вообще непрерывное образование сегодня не слишком популярно даже среди экономически активного населения. Может быть, оттого, что в массовом сознании жизненный успех и хорошее образование вовсе не связаны.

А может быть потому,что в массовом сознании человек, который все время учится, воспринимается как человек, которому что-то не удалось. А иначе зачем же ему учиться? Но это было вчера. Завтра без постоянного развития быть успешным окажется просто невозможным.

professiya__5.jpg

А для тех, кто только начинает свой путь к успеху, для детей — что может предложить сегодня институт непрерывного образования?

Молодые люди, которые еще только решают, куда пойдут, и еще студенты, которые поступили в вузы не совсем осознанно, пока еще не являются людьми, идущими к своей цели. Они еще просто пробуют. И это — правильно. Для того, чтоб понять, что твое, а что — не твое, нет никакого другого пути, кроме как попробовать руками и головой. Приходить в эту сферу, становиться ее частью и что-то делать.

К сожалению,пока у нас все устроено так, что до тех пор, пока ты не поступишь в вуз, тебе это вообще негде сделать. Те практики, которые проходят наши школьники, по-моему, вообще надо не только отменить, а запретить, ибо они сведены к мытью классов и поливанию цветов. Что это за практика — выдергивать свеклу из грядки? Это упражнения на силу воли, но не более того.

Чем можно помочь сегодня молодым людям?

Двумя вещами.

Первая — специализированная ориентация в какой-то сфере. Это олимпиады, конкурсы, летние лагеря с обучением. Для таких детей есть масса возможностей: программы подготовки к олимпиадам, в нашем институте это «Олимпус», какие-то редкие, но хорошие кружки-клубы в школах и дворцах молодежи.

Вторая — помощь в обнаружении чего-то такого в тебе, чего ты сам не заметил. Мы сотрудничаем с МГУ, у нас работает специальная программа, созданная на их психологическом факультете, по оценке ситуативных решений, которые помогают выявить внутренние склонности и выделить те сферы профессионального обучения, в которых молодой человек будет наиболее успешен.

А школы в курсе, что у вас есть такая программа?

Конечно! Мы носим ее на все выставки, на все совещания, на все мероприятия!

Но школам-то что? Есть ли им разница, куда дети пойдут потом, уже после выпуска? У нас, например, есть специальная программа для учителей по пользованию персональным компьютером: как настроить или восстановить операционную систему, как защитить информацию, как подготовить толковую презентацию…

Думаете, за полгода мы собрали хоть одну группу? Спросят за баллы в журналах, а грамотно пользоваться технологиями — это не так уж и надо.

professiya__6.jpg

А детям, которые не проявляют особенных талантов, но нуждаются в коррекции знаний,вы помогаете?

Конечно. Мы предлагаем программы для школьников начиная с 9 класса. Ученики выпускных классовпосле наших курсов прибавляют в среднем по 20 пунктов на централизованном тестировании по сравнению с репетиционными. Учитывая, что все приходят с разным уровнем, часто — низким, меньше 50 баллов наши дети на тестах не получают.

Но гораздо важнее баллов в тестах то, что дети, которые занимаются у нас, приучаются систематически работать интеллектуально. Они получают уникальный навык работы со своей собственной головой. Этот навык — их фора в будущей жизни.

А теперь — наши тридцати-сорокалетние, те, кто вдруг понял, что занимается не тем и не там… Им что делать?

Я думаю, большинство кризисов среднего возраста связано как раз с тем, что человеку не удалось попробовать все, что он хотел. Как стал в юности на неудачную дорожку — так и не сошел с нее. И приходит момент: а если снять меня с моей дорожки. Если отделить антураж? Что я представляю сам по себе, если у меня отнять кресло, в котором я сижу, статус, должность? В чем мои независимые от любой ситуации компетенции?

У каждого из нас есть «я желаемое», то, кем мы хотели бы себя видеть. Но чтобы понять, кто я, нужно оттолкнуться от того, кто — не я. Нужно попробовать, чтобы либо попасть в своё, либо понять, что это — не я.

Почему мы стали так расстраиваться в свои сорок лет? Потому что мы стали осознавать: наша судьба — это исключительно наша собственная ответственность. Ни мамина, ни папина, не партии и не страны, а наша собственная. Это тяжело. Но в утешение могу напомнить: еще тридцать лет назад мы этого не осознавали, а значит, не были хозяевами собственной жизни.

Теперь нам это понятно. И значит, мы можем что-то менять. В любом возрасте.

В жизни нет такого места, которое вы можете просто занять. Есть место, которое лично ты создаешь. Есть такая профессия, которую лично ты сделал. И если до сих пор у тебя нет своего места — значит, ты просто не создал его для себя.

Выход простой: учись. Учись, пробуй, создавай. Другого пути нет.

Но зато этот единственный путь — гарантированно результативный.

Для людей, уже имеющих в активе какую-то профессию, у нас есть такая же программа МГУ, как и для школьников, но рассчитанная на взрослых людей: можно поискать себя, открыть себя заново. И, конечно, все наши курсы переподготовки, программы которых можно изучить, посоветоваться с методистами, с преподавателями — какие смежные или совершенно новые компетенции ты хотел бы получить.

professiya__10.jpg

А вот ваши преподаватели… Что в них есть такое, что позволяет вам уверенно заявлять: наши — лучшие?

Это очень важный вопрос. Один из самых важных в нашей работе. Главное: наши преподаватели в первую очередь те, кто хочет сам быть лучше. Кто сам находится в постоянном поиске и развитии. Кто ежедневно работает над увеличением и улучшением своих компетенций. Такие педагоги — наш костяк. Плюс — у нас очень много почасовиков. Мы приглашаем специалистов, практиков, желающих передать свой уникальный опыт.

Менеджмент турбизнеса у нас ведет, например, директор крупнейшего турагенства. Рекламные технологии читает директор крупнейшего рекламного бизнеса. Эти люди приходят сюда не зарабатывать свои копейки, отсиживая часы. Они приходят передавать знания и опыт. В своей сфере они лучше всех — и они преподают у нас. Наше образование в первую очередь экспертное.

Это ответ на требования рынка.

Татьяна Францевна, ваша собственная история — лучшая иллюстрация к тому, о чем вы говорите. Как вам, человеку, уверенному в необходимости непрерывного образования, удалось «создать для себя» такую профессию: директор института непрерывного образования?

В некотором смысле это вышло случайно. Я закончила философский факультет МГУ…

Ого! Как вы, простая минская школьница, решились поступить на такую странную специальность в лучший вуз большой страны?

Ой, вы будете смеяться. Я просто была очень амбициозной девочкой, которая считала себя очень умной, а где же еще учиться, как не на самом умном факультете самого умного вуза? У нас был бешеный конкурс, 20 человек на место — желающих быть философами, я поступила, отучилась, закончила. Представляете себе двадцатидвухлетнюю девчонку с дипломом философа? Документ, в котором стоит твоя фамилия и — «философ»? Мне самой сейчас смешно.

Я вышла замуж за кадрового офицера. Пришлось сложить красный диплом МГУ в чемодан и уехать за мужем в курортное место на Южный берег Баренцева моря. Это был сложный опыт. Я просто пыталась сохранить себя. Читала, много думала. Вязала —сочиняла свитера, как тексты. Выписывала журнал «Вопросы философии», чем несказанно веселила солдатиков. Но вообще декрет, за счет постоянной погруженности в простой быт — это время смертельно опасное для интеллекта. Я это поняла ко второму ребенку. И стала«через не могу» писать, посылать тезисы, выезжать на конференции.

А потом муж уволился из армии, мы вернулись, что называется, «на материк», и я потихоньку вернулась в науку: аспирантура, преподавание, первый опыт руководящей работы в Институте философии Академии наук, недолгий, но жёсткий опыт работы в Германии, создание научного журнала, заведование кафедрой. И Институт непрерывного образования БГУ. Впрочем, было в этом и неслучайное. Когда передо мной стоял выбор, идти работать туда, где денежно, или туда, где интересно — я выбирала, где интересно.

Потому что заработать много денег можно только там, где ты лучше, а лучшим становишься там, где интересно.

Может быть, это и есть главный профессиональный секрет.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (28) Последнее сообщение
Веранда аватар

интересно:) пошла писать пост на тему Happy

lijageo аватар

отличная и своевременная для меня статья...очень много интересного

Morgenstern аватар

А еще причина в том, что проблемой образования на рабочих местах сегодня никто не занимается.******* Топ-менеджмент только всплескивает руками и сетует: нет людей, нет людей!

Вот этот момент я бы хотела прояснить. Если человек заинтересован в профессиональном и личностном росте, он САМ идет на курсы, тренинги и т.п. Таких людей мало, и они, как правило, с места на место не бегают.

Обычно фирмы не хотят вкладываться в сотрудника, который сначала год будет учиться за счет фирмы, а потом, возможно, свалит к конкурентам. Максимум - двухнедельный тренинг для максимально лояльных.

В небольшом количестве серьезных предприятий кадровый отбор идет с момента обучения в ВУЗе, а проф.подготовка осуществляется своими силами и совсем на другом уровне.

Поэтому - "нет людей!", Ничего удивительного. И вот это: "Надо налаживать прямые связи между всеми принимающими решения и всеми, кто учит будущих сотрудников" - не поможет.

А вообще интервью хорошее, мне понравилось.

HeleNHrapova аватар

Наверное героиня этого интервью успешна. Но у меня вопрос, если она так успешна, почему она так плохо выглядит. Лицо замученное какое-то, отечное. Эта деталь сразу бросается в глаза. Она много работает? Ради чего? Чтобы  выглядеть вот так? Да ну ее подальше такую успешность! Хотя женщина безусловно интересная. 

елена47 аватар

Да ерунда  как человек выглядит. Понятно, что закрутить такую махину – дело хлопотное.
Вопрос в другом: никто в Беларуси, похоже, не готов платить такие  деньги за диплом и обучение. И разговоры об успешности – это просто ни о чем.

Анна Северинец аватар

Ага, платить за образование не готов, а зарплату повыше подавай:)))

наш любимый белорусский парадокс:) 

елена47 аватар

Парадоксы не людьми создаются, а государством)

Самые образованные - получают меньше)

Правда, не о всех специалистах речь: рекламщики, наверное, финансисты, ну... управленцы высокого класса зарабатывают неплохо.

Morgenstern аватар

"Самые образованные - получают меньше)"

само по себе образование мало что дает, надо быть еще умным и трудолюбивым

государство вам ничего не должно, и уж тем более ваша жизнь строится вами, а не государством

Анна Северинец аватар

Ань, а если тарифную сетку посмотреть, средние зарплаты сравнить? Избитый пример: преподаватель вуза получает меньше собирателя тележек в гипермаркете. Не впадая в риторику типа "а пусть и он идет тележки собирать", просто сравним: на какой работе требуется большее образование, а на какой - платят больше денег:))) 

Morgenstern аватар

Это вечная тема )))

Преподаватель ВУЗа имеет гораздо больше возможностей для заработка, начиная от репетиторства (писательства, ведения семинаров и тп) и заканчивая работой в другом ВУЗе (Минск, Москва или Кембридж  - зависит от ваших талантов). Конечно, в жизни не все просто устроено, и у каждого человека есть лимитирующие факторы и свои жизненные приоритеты, но в контексте именно этой беседы они не есть главное. 

Для собирателя тележек это потолок его возможностей.

P.S. У меня почему-то не отображается выделение жирным шрифтом, поэтому напишу отдельно - акцент на слово "возможности"

Анна Северинец аватар

Ох, не говорите:) Преподаватель найдет ученика за 10 евро в час, а собиратель тележек пойдет на стройку:) 

Возможности равные у всех абсолютно:) В своих сферах, на своих путях.

Но час работы профессора стоит меньше часа работы тележечника. 

А уж вокруг этого можно сколько угодно наговорить:) 

Я работала десять лет в торговле и почти десять - в образовании. Обладая при этом одинаковым умом, трудолюбием и активностью. Время в торговле оплачивается значительно выше. Мы говорим именно об оплате, а не о возможностях и прочем:) 

Тати аватар

Согласна полностью.

Когда-то давно у меня час работы в БНТУ на почасовке (на почасовке оплата была даже выше, чем ежели эта работа основная) в два раза ниже почасовой оплаты (на выходе) на моей основной работы. А если посчитать время на подготовку к каждому занятию, на составление конспектов, задач, тестов, билетов... Вообще страшно считать, какая оплата труда будет...

Одним словом, неблагодарное это дело в финансовом плане преподавать...

Не скажу, что корень проблем именно отсюда, но что немалую роль играет - это точно...

Morgenstern аватар

Ну вот если каждый будет реализован по-максимуму в своей сфере, то у кого будет выше доход? Не по стандартной ставке, а именно с приложением всех способностей и трудолюбия.

Ну сколько он заработает на стройке? Нуууу, трёху в месяц в нечеловеческих гастарбайтерских условиях жизни в Подмосковье, по восемь человек в одном бараке.  Всё, далее он лимитирован тупо по времени своей работы (в сутках 24 часа), ведь для тех, кто работает руками, почасовой тариф известен. Больше можно заработать, повышая квалификацию, то есть образовываясь - это к теме статьи.

А талантливый профессор может легко иметь на порядок большую сумму благодаря своим мозгам. Нет, не любой профессор, а - амбициозный, трудолюбивый, смелый. У меня, кстати, есть такой знакомый, он химик по образованию, разрабатывает лекарства в американской фармацевтической компании - это я так, к примеру.

Я говорю о том, что не надо надеяться на государство, и какими бы парадоксальными не казались бы некоторые вещи, судьба человека в его собственных руках.

елена47 аватар

Да, судьба человека в его руках, безусловно) Но таких профессоров - фармацевтов много ли Вы знаете? А исключение, как я помню, только подтверждает правило. А сколько Вы знаете преподов, которые за 300-400 уе впахивают, как папа Карло, каждый день? То-то же)

На государство уже, я думаю, лет 20 никто не надеется, речь просто о подходах к оплате труда)

Morgenstern аватар

"Самые образованные - получают меньше"

О, а вот еще, посмотрите, ведь деньги надо не получать, а зарабатывать )))

На самом деле см. ниже, мы просто несколько о разных вещах говорим 

Chaild аватар

Согласна с Анной Северинец

сча вставлю свои невкусные 5 копеек

у меня макс. зарплата достигает 3400000 чистыми - больше не получается администрации мне платить по объективным причинам

и это с макс. нагрузкой - сейчас диагностируем втроем порядка 50 детей в день (набираем детей на занятия логопедические в дет. садиках)

мой рабочий день 4 часа по законодательству - 8 часов получается ежедневно фактически (последние 2 месяца)

в тоже время моя соседка в поисках лучшей жизни устроилась в Евроопт, поделилась впечатлениями, что в начале платили хорошо, 5-6 миллионов, но сча меньше, 4 всего-лишь, поэтому собирается искать что-то другое. К слову, она выставляет детское питание на магазинные полки.

 

Да, я конечно дотягиваю частным трудом до нужной мне суммы, но для этого я вынуждена, в ущерб своему ребенку,  вечером еще пару часов подрабатывать

да, я не разгружаю вагоны, но усталость у меня не меньшая, 

поэтому хотелось бы, чтобы мой труд был адекватно оценен государством

 

на воп. почему не ухожу,  отвечаю сразу: у меня есть знания, опыт, я делаю свою работу хорошо и хочу, чтобы этому было применение, в частной практике специфика будет немного другая

елена47 аватар

Чтобы толково работать преподавателем, нужно иметь свободное время для подготовки к занятиям и самосовершенствованию) а то не только в Кембридж не возьмут поработать, но даже и в наш пресловутый педвуз) а нагрузки у преподов - увы, не маленькие....а потому подработки - не выход...поверьте, не выход...

нужна профессия из хорошо оплачиваемых, вот для этого зачастую требуется переподготовка и непрерывное (так, кажется?) образование.

первую специальность редко кто выбирает сознательно. Или я не права?

 

ольга-а аватар

Конечно же, Вы правы. Из моего выпуска по специальности работает только 3 человека, хотя распределились в свое время почти все. И самое главное объяснение этому - оценка (в денежном выражении) труда. Так что да здравствует непрерывное образование, только в другой сфере!

 

Morgenstern аватар

Девочки, я вот очень хорошо всех и все понимаю. Тарифная сетка удручает, это факт, я не спорю с очевидными вещами. И ужасно, что у кассира в гипере зарплата в 2-3 раза больше, чем у учителя или ученого.  

То, как сейчас у нас финансируется наука, культура и образование - это преступление по отношению к будущим поколениям - ИМХО, конечно, но весьма уверенное и категоричное ИМХО.

Я просто в каждой фразе подчеркиваю, что многое все-таки в ваших собственных руках. Что не надо рассчитывать на милости от государства, может, оно бы и радо сделать все "по справедливости", но не может. И что хорошее образование - это помощь в реализации ваших жизненных планов, но уж никак не гарантия их успешной реализации.

елена47 аватар

И все же онО нужнО - это образование, в том числе, второе, третье, пятое....))) 

Поскольку дает возможность для маневра, дает выбор, в конце концов... Хотя, Вы правы, оно ничего не гарантирует.

Chaild аватар

Анна, и с вами согласна

каждый сам кузнец своего счастья

я ведь не иду в Евроопт фасовщиком 

второе осмысленное хочу получить в области бизнеса, так как мыслить, анализировать научили,

а вот как грамотно применить свои ЗУМ - не хватает широты мышления ну и практических знаний

Анна Северинец аватар

Аня:) Вы просто доказываете не по адресу:) Вы подчеркиваете это в дискуссии с теми, кто как раз на государство не рассчитывает и выкладывается по максимуму:))) 

И вот как раз таки мы точно знаем, где заработать проще:) Не понаслышке:) 

Morgenstern аватар

Речь ведь не про "проще" заработать. У каждого своя цель, свои возможности и таланты, свои лимиты и в результате сложения всех факторов - свой путь. Ну почему, почему нам всем так тяжело дается принятие своего пути, со всеми его радостями и издержками, трудностями, победами и поражениями...

У учителей есть возможность делать любимое дело. Как только дело становится нелюбимым - можно поменять профессию. Как только мы не можем позволить себе заниматься любимым делом (это о зарплате) - можно поменять профессию. Но это вообще от темы отклонение, это я всего лишь к тому, что возможность делать любимое дело - это уже огромное богатство.

Анна Северинец аватар

А об этом речь не идет вообще:) Это понятно по умолчанию:) У всех есть возможность делать любимое дело: у учителей, у врачей, у строителей, и прорабов, у бухгалтеров... У ВСЕХ. Здесь мы все равны. 

А дальше начинается разница:))) 

Morgenstern аватар

Ну Вы же не будете спорить, что наши личные способности влияют на уровень нашего материального достатка? И что далеко не все зависит от государства? 

Честно говоря, у нас уже так темы расползлись, что непонятно, о чем мы спорим ))). Я же не утверждаю ни в коем раз, что зп грузчика должна быть выше зп препода. И не считаю это справедливым, я это выше уже подчеркивала. И вот еще, я понимаю как можно любить работу преподавателя, но не понимаю что может быть прекрасного и радостного в работе кассира. 

Ol'ga аватар

З/П преподавателям обозначают по тарифу установленному государством.

З/П тележкособирателю назначает, изгибает в разные стороны частный предприниматель.

Это ведь основные исходные позиции. 

Morgenstern аватар

 Более того, ни один частный предприниматель не будет платить тележкособирателю больше, если может заплатить меньше (это ведь деньги из его частного кармана). И каждый (!) предприниматель понимает абсурдность того, что грузчик без образования получает большую зарплату, чем врач. А зарплаты у них относительно высокие, так как никто не хочет работать собирателем тележек, то есть спрос рождает предложение. Очень рыночный подход))) 

Преподаватели же получают деньги из гос.бюджета, а государство наше ни разу не рыночное, а социально-ориентированное, да еще и очень небогатое и местами неразумное, поэтому такие низкие тарифы.

 

Ol'ga аватар

 И более того, чем выше З/П тележкособирателя, а соответсвенно и налог в государственную казну, тем более пополнен финансовый ресурс для государственных З/П. А если сопоставить работодателя тележкособирателя и государственную махину работодателя, так диву даешься. 

#
Система Orphus