Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Зачем человеку свобода?

А и правда — зачем? Особенно в качестве высшей ценности, за которую жизни отдать не жалко?

velvet.by_.jpg

Не глупость ли это несусветная — бороться за свою и чужую свободу? Ведь сознание человеческое — такая удобная штука, что позволяет ощущать себя свободным хоть в концлагере, хоть на гауптвахте. 

Между прочим, свободы нет даже в знаменитой иерархии потребностей по Маслоу. То ли потому, что он тоже считал ее не самой важной составляющей человеческого счастья, то ли потому, что пока доберешься до верхушки иерархии с ее потребностью в самореализации, о свободе думать уже как бы и некогда.

Вполне возможно, всех нас сбила с толку русская литература и Конституция Соединенных Штатов Америки, которые ставили свободу на самое первое место в числе человеческих потребностей, куда раньше любви, сытости или ухоженности.

20121117143601.jpg

Для простого человека свобода — это один сплошной вред. Никто за тебя ничего не решит, никто не поставит никаких рамок, никто не скажет «нельзя» и не хлопнет по руке: сам решай, сам себе запрещай, сам себе разрешай, сам и отвечай за последствия. Кто такое выдержит? Да и потом: дай слабому человеку свободу, он же немедленно баловаться начнет, грабить, буянить, издеваться над малыми и слабыми, грубить родителям, употреблять героин или и вовсе — убивать возьмется... 

Свобода же! Живи, как считаешь нужным, сам себе правила устанавливай.

А уж определение свободы, которая, как известно, есть осознанная необходимость, это и вовсе абракадабра какая-то. Как необходимость может быть свободой? Как можно ее осознать? Как можно выбирать необходимость по собственной свободной воле? Необходимость — это когда из-под палки, а свобода — это когда можно все.

За что ж тогда люди веками страдают и умирают, за что ж они ломают сытые и благополучные свои жизни, чего они хотят, неугомонные, когда говорят, что хотят свободы?

f00aa7d09293.jpgФото: openrussia.org

Здесь я сделаю маленькое отступление. Когда я была маленькой, мне никак не удавалось помочь своей маме по хозяйству, потому что за три секунды до того, как я планировала встать к раковине и помыть гору посуды, она не терпящим возражения тоном говорила:

«Дети, немедленно вымойте посуду!».

И получалось, что я ее мою не потому, что хочу, а потому, что мне приказали. Мало-помалу я стала помогать по хозяйству только тогда, когда мне сообщали об очередном трудовом подвиге в приказном порядке, потому что по желанию, свободно это сделать у меня не получалось. Поэтому мои дети помогают мне только тогда, когда этого хотят. И уроки делают тогда, когда посчитают нужным. И на кружки свои ходят только потому, что считают это необходимым, а не потому, что они слушаются маму.

В несвободном обществе люди не делают зла не потому, что не хотят, а потому, что боятся.

В несвободном обществе люди делают друг другу добро не потому, что хотят, а потому, что у них такая должностная инструкция.

У них есть необходимость — но она неосознанная. Неприятная. Изподпалочная. И поэтому, как только представляется такая возможность, несвободный человек немедленно делает то, что нельзя. Потому что ему все равно — даже если он этого не осознает — хочется быть свободным.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET
#
Система Orphus