Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Как у простых белорусок получается найти баланс между работой и семьей?

Олимпийская чемпионка Дарья Домрачева завершила свою спортивную карьеру. Главной причиной стало то, что она устала совмещать материнство и большой спорт.

1. А как у простых белорусок получается найти баланс между работой и семьей?

2. Что они думают о решении легендарной биатлонистки?

Все это выяснила журналистка Velvet.by.

velvet_1.jpgАнна Бобрикова

Анна Бобрикова, психолог, психотерапевт:

— У меня частная практика, поэтому я изначально не планировала делать большой перерыв в связи с рождением ребенка. Принимала клиентов вплоть до самых родов. Одну консультацию по скайпу провела прямо в день выписки — этого требовала ситуация клиента. А когда сыну было около полутора недель, я снова вернулась к работе.

К счастью, моя работа позволяет иметь гибкий график и самой распределять нагрузку. Спасибо близким, которые меня поддержали, — без их помощи я бы не справилась.

Сперва я уходила всего на пару часов в день — подстраивала часы приема клиентов к часам работы моих мамы и мужа, учитывала время кормления и сна сына. Конечно, было непросто, но я выбрала такой путь осознанно.

Иногда я приходила домой и заставала малыша плачущим — вот эти моменты были действительно трудными. Любые логистические сложности, а их тоже возникало немало, меркли в сравнении с теми переживаниями — я чувствовала себя виноватой.


Но когда я размышляла в более спокойной обстановке, то понимала: мое материнское всемогущество, мол, только я могу успокоить своего ребенка, это иллюзия.

Главное, что я должна дать сыну, — надежного взрослого рядом, который счастлив от того, как складывается его собственная жизнь.


Когда мать жертвует чем-то очень ценным для себя, это навешивает на ребенка «долг», который ему потом приходится «отдавать», и происходит это совершенно бессознательно. Это не обязательно какая-то крайность в стиле «я на тебя всю жизнь положила», достаточно просто каждый день, лепя куличики в песочнице, с легкой грустью думать о том, что «я могла бы сейчас…». Такие вещи накапливаются и могут незаметно отравлять даже самые теплые отношения с самым любимым ребенком на свете.

Я убеждена, что материнство 24 на 7 чревато родительским выгоранием. Уделять 100% времени ребенку — значит игнорировать свои потребности.

В долгосрочной перспективе это опасно, в первую очередь, для самого ребенка: можно продолжать из последних сил о нем заботиться, но ресурса на полноценный эмоциональный контакт просто не останется, а для малыша он важен не меньше, чем сухой памперс или молоко.

velvet.jpgЭмоциональный, теплый контакт с мамой невероятно важен для развития и жизни ребенка

Другое дело, что эти потребности, помимо базовых сна и отдыха, могут быть очень разными у разных женщин. Для меня это была профессиональная реализация. Я говорила себе, как в том анекдоте, что «делаю вам хорошую маму».

И это правда, потому что моя работа дает мне много сил и вдохновения. Конечно, не все всегда было гладко, очень сложно соблюсти идеальный тайминг с маленьким ребенком. Бывало, что он, например, просыпался чуть позже и хотел еще побыть на груди, а мне нужно было бежать, и в такие минуты сердце болело.

Но у меня был и остается один важный принцип: я никогда не ухожу надолго, и ребенок знает, что мама всегда возвращается. Конечно, это «надолго» менялось с течением времени, и если в первые месяцы я уходила на один, максимум два часа подряд, то сейчас это полдня, иногда — целый день.

Честно говоря, я не следила за спортивными новостями. Могу только предположить, что карьера олимпийской чемпионки требует таких физических, временных и эмоциональных затрат, что заниматься ею в полную силу не в ущерб ребенку невозможно, как невозможны и полумеры в олимпийском виде спорта.

Думаю, для Дарьи Домрачевой это было непростое решение, которое вызывает у меня только уважение.

velvet_2.jpgВероника Завьялова

Вероника Завьялова, индивидуальный предприниматель, руководитель социального проекта «Радзины» о репродуктивном опыте и женском здоровье:

— До беременности и появления сына у меня была довольно динамичная и разносторонняя работа. Много поездок, участие в выставках, встречи с людьми.

Рождение ребенка не было запланированным событием для меня. И я, честно говоря, не была готова все время посвящать материнству.

Во время беременности поменяла работу — стала редактором туристического портала, занималась продажей рекламных услуг. Вернулась к ней спустя месяц после родов.

После рождения ощущала себя в вакууме. Возможно, это связано с тем, что у меня из близких людей был только отец моего ребенка. Мама умерла, когда мне было 15 лет. К тому же в той обстановке, в которой я сама росла, материнство, женский труд никогда не ценились. Я чувствовала, как падает самооценка, если не была больше ничем занята.

Я ездила к клиентам вместе с ребенком. Сайтом, документами, работой с информацией занималась, когда ребенок спал. Малыш рос в пути между налоговой и банком. Бонус был в том, что во многих учреждениях люди удивлялись и радовались такому крохотному гостю, а вопросы решались быстро. С подросшим сыном тоже было весело. Помню, выходим мы с ним из налоговой, а он говорит: «Мама, я не понял, что это было: цирк или театр»?

Отец ребенка относился к такому «совместительству» как к нормальному положению вещей. Когда я через четыре года родила дочку, он активно вдохновлял и подталкивал меня к тому, чтобы найти профессиональное занятие по душе. Хотя с двумя детьми совмещение без помощи няни по уходу за ребенком — это нереально. Даже то, что я делала, имея одного ребенка, объективно было сложно.

Возможно, тогда надо было стать консультантом по грудному вскармливанию или слинго-консультантом.

velvet.jpgНяня поможет с совмещением материнства и развития

Сейчас я думаю, что и с первым ребенком совмещение было непростым. Многие свои потребности я откладывала — уход за собой, отдых, здоровье. Давно пора признать, что домашний труд — это труд, от которого нужно время от времени отдыхать.

Я помню, как моя однокурсница в бизнес-магистратуре, в которой я училась еще до детей, восторженно говорила, воспользовавшись услугами клининга: «Девочки, даже если бы я зарабатывала только 20 долларов, половину из них я бы отдала за услуги домработницы»!

Моим детям сейчас 9 и 5 лет. Я недавно вернулась с 3-недельной профессиональной стажировки и отец моих детей сказал: «Ты знаешь, думаю, я только сейчас в полной мере почувствовал себя отцом».

Новости о Дарье Домрачевой меня чуть-чуть огорчили. Мне грустно немного, наверное, как болельщице.

Вижу тут двойной посыл: «если уж она не может совмещать, то как многим прочим справиться?» или может наоборот «мы тоже себе можем позволить, как Дарья»! Каждый должен выбрать вариант для себя.

Я понимаю, что Дарья Домрачева — успешная профессиональная спортсменка, достигшая в своей сфере уже всех высот. Наверное, сейчас это ее искренняя потребность — материнство, а возможно и поиск других занятий сейчас или позже. Тренировки, соревнования для спортсменки ее уровня объективно непросто совмещать с материнством. Я не вижу в ее решении вынужденности. Выглядит как удовлетворение своих потребностей и творческий отпуск.

velvet_3.jpgМария Малевич

Мария Малевич, журналистка:

— Наш ребенок был запланированным — мы долго готовились, как морально, так и материально. К началу беременности мы оба имели неплохую работу в сфере журналистики. Правда, моментами довольно нервную — специализировались на репортажах из зала суда. Писать об убийцах и трупах психологически непросто.

Так что возвращаться к работе вскоре после родов я не планировала — устала очень от всего негатива. Финансовых трудностей в семье не было, так что я могла позволить себе посвятить себя ребенку целиком. Но так получилось, что через три месяца, я стала писать на более «легкие» темы. А когда дочке исполнилось полгода, нашла подработку часа на три в день — писала, когда Стефания спала.

Ребенок рос, и совмещать становилось труднее. С грудничком особых проблем нет: поагукал с ним, покатал коляску. Ребенок 2-3 лет требует много качественного внимания — им надо действительно заниматься. У меня есть не самое хорошее качество — я с трудом отказываюсь от предложенной работы.

Писать тексты из дома кому-то может показаться простым делом. Но это все равно тяжело: я занималась ребенком, водила дочь на всякие развивашки, а тем временем работа накапливалась.

velvet.jpgФриланс и прочие подработки не так легки, как кажутся

Самый сложный для меня момент наступил, когда Стефании исполнилось 2,5 года. Работы стало столько, что мне требовался полноценный рабочий день. Хотелось и погружаться в новые проекты, и самореализовываться.

Однако мы с мужем изначально решили, что не будем отдавать дочь в государственный детский садик. Бабушки и дедушки, хоть и живут все в Минске, к воспитанию нашего ребенка не имеют никакого отношения. Они общаются с внучкой, но больше для развлечения.

В итоге день я посвящала ребенку, готовке, уборке и прочим бытовым вопросам. А работала ночью — когда дочь засыпала. Такой ритм жизни не мог не сказаться на здоровье. Пришла депрессия, я начала болеть.

Сейчас Стефании 4 года и она не ходит в сад. Мой внутренний перфекционист страдает: может, надо больше времени посвящать ребенку? Правильно ли, что дочь сама себя развлекает, пока я пишу тексты?

Но, положа руку на сердце, могу сказать: ребенок не обделен — мы читаем книжки, мастерим поделки, говорим дома на трех языках, ездим к морю.


Я считаю, что каждая семья должна выбирать оптимальный для себя вариант.

Хочется отдать ребенка в ясли с полугода — пожалуйста. Хочется женщине уйти с работы и заниматься с ребенком на дому, чтобы он не ходил в школу — замечательно. Лишь бы все были довольны.


А так всегда найдется человек, который скажет, что ты плохой родитель. В одном из центров раннего развития была мама, безумно гордящаяся сыном, который в 2 года знает алфавит, правда, ходить на горшок он в этом возрасте не умел.

Если говорить о Дарье Домрачевой, то она добилась всего, чего могла в большом спорте. Вполне логично, что ей надоело быть спортсменкой, а захотелось быть мамой в полной мере. Видимо, на этом этапе своей жизни Дарья чувствует потребность самореализоваться в другой сфере. Счастья им с Бьёрндаленом.

Светлана, проектный специалист:

— Первая попытка выйти на работу была, когда моему старшему ребенку исполнился год. Я попросила маму помочь с присмотром. Мама отказала, сказала, что дан декретный на 3 года — вот и сиди. От работы пришлось отказаться, а вскоре выяснилось, что я беременна снова.

В итоге вернуться к работе я стала пробовать, когда младшей было 2 года, а старшему — 4. Искать работу пришлось с нуля. Это был сложный период: у супруга в бизнесе не все гладко складывалось, а я — без гарантированного места работы.

Да и для работодателя я была не самой привлекательной кандидатурой: двое маленьких детей, четырехлетний перерыв в работе, да и возраст не юный.

velvet.jpgЕсли у вас есть дети, для работодателя вы не очень привлекательны

Но нашла очень хорошее место с частичной занятостью за полгода до окончания декретного. Впоследствии я перешла на другое место работы с полной занятостью.


Наверное самым сложным и до сих пор остается то, что я считаю, что я действительно даю детям меньше того, что им требуется, и что я недостаточно хорошая мама. На текущей работе даже график гибкий, который как бы можно подстраивать под потребности, но это скорее теоретическая возможность.


Работа интенсивная, приходится работать и из дома, в том числе в выходные. Я постоянно эмоционально напряжена. Мне сложно в выходной выйти с детьми из дома и не думать при этом о работе. Один из недавних случаев: были всей семьей в кино, но посреди сеанса мне пришлось оставить домочадцев в кинозале и поехать разруливать срочные рабочие вопросы. Это невероятно выматывает.

В теории компания придерживается модели work-life balance, а на деле я ни на один детский утренник не смогла отпроситься.

Новость об уходе из большого спорта Дарьи Домрачевой на меня никак не повлияла. Я считаю, что это касается только Дарьи и ее семьи.

velvet_4.jpgЕлена Шумилова

Елена Шумилова, журналистка:

— Я принадлежу к той касте счастливых людей, которым не надо ходить в офис. Поэтому была уверена, что легко смогу работать и в декрете: уложила ребенка спать — и трудись в поте лица.

Работать мне хотелось, потому что этот процесс дает то необходимое ощущение «наличия мозга» во всем этом окситоциновом беспределе, который творится с кормящей женщиной.

Когда дочка родилась, муж работал в России вахтовым методом, проводил дома неделю в месяц в лучшем случае. Сначала было все неплохо — лето, поехали на месяц «в деревню», но, когда вернулись в Минск, я начала сдавать. Банально устала от того, что «все сама», причем, иногда до такой степени, когда казалось, что завтра могу не встать вообще.

Писать кое-что по чуть-чуть я начала с третьего месяца, но так — без напряга. Например, если находился кто-то, кто мог погулять с коляской на улице. Но работать, пока дочка спит, не получалось — от усталости засыпала вместе с ней.

В какой-то момент я поняла, что не могу без помощи. И мы решили сделать «ход конем» — отправить в декрет свекровь, которая переедет в Минск и будет мне помогать, а я буду работать на полставки. Так и сделали, когда дочке исполнилось 4 месяца.

Я рассчитывала, что смогу работать с той же отдачей, что и до родов. Но это самообман. Может, с подросшими детьми иначе, но пока они маленькие, очень сложно все отбросить и думать только о работе, как это было раньше, а еще и заниматься решением рабочих проблем в свое личное время, как у нас любят. А работодатель ждет показателей. И получается, что ты и работник так себе, и мать никудышная. Львиную часть времени ребенок проводит с кем-то другим, и от этого возникает внутренний дискомфорт.

velvet.jpgС одной стороны, хорошо, когда с ребенком есть кому посидеть, с другой, мамы переживают

В плане продуктивности все оказалось не так просто. Для творческой работы нужны определенные условия. Их оказалось непросто добиться в однокомнатной квартире при постоянном наличии одновременно трех человек.

Стоит ли говорить о том, что разговаривать по телефону по рабочим вопросам мне приходилось, заперевшись в ванной, чтобы человек на том конце провода не слышал детские крики.

По мере роста малышка становилась все активнее. Если раньше она просто лежала на диване под присмотром бабушки, то потом стала залезать на кресло, стучать по ноутбуку, всячески отвлекать меня при каждой удобной возможности. А я все никак не могла найти тот самый оптимальный график организации своей работы, который устроил бы всех, и при котором я бы высыпалась. Это было самой трудной задачей с активным ребенком, который плохо спит по ночам.

При этом на мне были бытовые дела по обеспечению продовольственной безопасности семьи, гуляния с ребенком на улице минимум раз в день, свекрови это было тяжело с ее больными ногами, походы по врачам, решение других постоянно возникающих проблем, в том числе и со строительством дома.

Да, благодаря свекрови, я могла спокойно уехать по делам, ни о чем не беспокоясь, пойти на многочасовое интервью, отстоять очередь на прием к какому-нибудь специалисту в исполкоме, провести анализ цен по стройматериалам, отвезти-привезти рабочих на стройку, но писать дома у меня получалось очень и очень плохо. То есть фактически, я успевала везде, за исключением работы.

velvet_5.jpgЕлена с дочкой

Примерно в дочкины 2 года я поняла, что постоянные недосыпы еще и из-за попыток что-то писать в ночи сведут меня в могилу. И я решила ложиться спать вместе с дочкой, просыпаться вместе с ней и пытаться работать в первую половину дня, несмотря ни на что, игнорируя всяческие «отношения» с домашними и другие дела.


Я вставала, совершала гигиену себе и дочке, завтракала, кормила ее, садилась за ноутбук и «умирала для всех». У меня было время примерно до трех часов дня.


Потом дочка просыпалась после обеденного сна, я закрывала ноутбук и дальше обеспечивала интересы семьи и ребенка. Но все это было возможно благодаря свекрови, которая фактически взяла на себя готовку, уборку и стирку, укладывание внучки спать, приготовление еды ей и заготовки впрок. Кто-то скажем, пфф, и при этом она, то есть я, еще и жалуется?! Нет, я не жалуюсь, я рассказываю, как было у меня.

Более-менее нормально работать у меня стало получаться, когда дочке было около трех лет. Она наконец-то стала спокойно спать по ночам, а я — высыпаться. Кроме этого мы освоили частный детский сад, куда дочка ходила не часто, но с удовольствием. Не скажу, что я вышла на дородовый режим работы, но продуктивность моя стала значительно выше.

Испытывала ли я угрызения совести, выйдя на работу раньше срока? Нет. Но наверняка испытывала бы, если бы каждый день ездила на работу, оставляя малышку на кого-то. Фактически мой ребенок рос на моих глазах, я ничего не пропустила. Да, мне было непросто совмещать, где-то даже было стыдно за себя, когда намеренно халтурила, лишь бы успеть сдать все вовремя и освободить время на разруливание других вопросов. Если честно, то, наверное, это неправильно. Во всяком случае, морального удовлетворения от такого совмещения мало.

velvet.jpgНе так-то и просто совмещать воспитание ребенка, быт и решение рабочих вопросов

Когда Дарья Домрачева сказала, что уходит из большого спорта из-за ребенка, точнее для того, чтобы уделять ему больше внимания, я выдохнула: ну, если уж Домрачева не может совмещать семью и карьеру, то чего уж от меня хотеть…

Я, конечно, не спортсменка и даже не руководитель среднего звена, чтобы карьера сильно мешала блюсти интересы семьи, но это самое чувство, когда ты, стараешься везде успеть, а в итоге получаешься «везде дурак», мне хорошо знакомо.

Не буду утверждать, что именно его испытывала Даша, но за себя могу сказать, что метание между рабочими интересами и интересами семьи выматывает порой так, что хочется все бросить и притвориться мертвой.


Как ни старайся, не получится без посторонних помощников быть одновременно и хорошей матерью, и хорошей женой, и хорошим специалистом на работе.


И мне кажется, что те дамы, у которых успешно получается все совмещать или которые пытаются всевозможными способами доказать, что у них все получается, либо чего-то не договаривают, либо врут, что все успевают и при этом никогда не мучаются нервными истощениями и терзаниями по поводу того, что где-то в чем-то не доработали или не додали близким.

До рождения дочки я считала, что мамки, которых не выгнать из декретного, просто не смогли самоутвердиться. Потом мое мнение изменилось. У каждой женщины свой «запас прочности», своя специфика работы, да и дети у всех разные, чтобы мерить под одну гребенку. Кому-то и трое детей не мешают работать, кто-то с одним еле справляется, даже не работая. Все индивидуально.

Сейчас опять заговорили о том, чтобы «урезать» декретный отпуск, дескать, женщинам поскорее нужно вливаться в нормальный социум и полноценно работать.

И вроде все правильно на словах, но когда ты тащишь свое ревущее дитя в сад, отдираешь его от себя и передаешь воспитателю, который вчера отдал тебе в руки два комплекта мокрых штанишек, хотя у ребенка нет проблем с горшком, то о каких трудовых подвигах хочется думать?!

Не мне решать, правильно ли сделала Даша. Пусть говорят об «уйти на пике карьеры». Но в этой истории лично меня радует то, что Домрачева повела себя как настоящая женщина. Не та, которая «вся жизнь только ради ребенка», а та, которая может выбирать. Большинство же этого выбора лишено. И здорово, что интересы смещаются в сторону семейных ценностей. Думаю, многим женщинам после ее заявления стало легче. Ведь всегда приятно осознавать, что не только ты неидеальна.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus