Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Редакционный проект 2013: лед тронулся — Аня и Юля учатся читать

Помните, Юля Петруненко хотела научиться заново читать книги — чтобы вдумчиво, а не бегом по верхам?

Вот и собрались мы с ней как-то в скайпе об этом потрещать.

Девушки мы обе занятые, беседа наша тянулась с перерывами на завтраки, обеды и ужины — как это обычно бывает в скайпе. Но одновременно, как это часто случается с занятыми девушками в виртуальном мире, разговор наш оказался весьма и весьма захватывающим. С загадками, отгадками и тайной для всех вельветчан в конце. Вот как это было: стенограмма наших скайп-посиделок.

Анна Северинец: А может, ну его нафиг, это вдумчивое чтение? Я вот сейчас подумала: ну что оно человеку дает? Кино можно посмотреть, картину, экономно, умно, красиво, к искусству прикоснулся... Книжка — прошлый век.

Julia Petrunenka: Я, видимо, сама из прошлого века. Люблю бумажные книжки. Помню свою любовь к неторопливому чтению, когда могла застрять на одном абзаце или даже на одном предложении — остановиться, перечитать, подумать над ним.

Может, и правда, пустая ностальгия? А новый век требует быстрого чтения? По верхам? Только что же оно дает, кроме скорости? Не сродни ли оно фастфуду? Только мозг от него не толстеет, а усушивается?

Анна Северинец: Новый век, наверное, требует новых книжек — типа как еда из тюбиков. Чтобы стремительно прочитал, обязательно зашло, обязательно было полезно и некалорийно, в общем, чтобы мозгу стало айс  Тогда и проблема внимательного чтения отпадет сама собой.  И вообще проблема непонимания книжек исчезнет. 

Julia Petrunenka: Еда из тюбиков — сомнительное удовольствие... Скорее необходимость в условиях отсутствия времени и продуктов. Или в целях экономии времени. А ради чего его экономить? Ради работы и других удовольствий. Для меня такое другое удовольствие — все-таки хорошая, вкусная, со смаком съеденная и с любовью приготовленная книжка.

Анна Северинец: Пожалуй, соглашусь. Только я бы переставила местами причастные обороты в последнем предложении: с любовью приготовленная, а потом уже — со смаком съеденная. 

Отличное получилось сравнение! Кстати, хочешь, попробую угадать кое-что о тебе, опираясь на твои перепутанные причастные обороты?

Julia Petrunenka: Да 

Анна Северинец: Ты по жизни больше ценишь результат, чем процесс. И к любому объекту чаще относишься по-мужски, функционально. Но в тебе занозой сидит женское: насладиться эстетикой процесса. Твой мозг пытается отбросить это «ненужное» женское, но душа — она все равно просит девчачьих нелепостей. Это так?

Julia Petrunenka: В кулинарии — точно так  И да, я часто берусь за дело. И если не получается немедленного результата... т.е. процесс затягивается, требует усидчивости и кропотливости, то у меня интерес пропадает. Пыталась вязать шарфики... связала до половины, плюнула, пошла — и купила. 

Анна Северинец: То есть у меня получилось узнать о тебе что-то очень личное, всего лишь обратив внимание на перепутанные причастные обороты?

Julia Petrunenka: Получается, да

Ты очень проницательный лингвист. Можешь быть и психологом.

Анна Северинец: Неа  это не лингвистика. Это целостный анализ. Бонус тому, кто умеет вдумчиво читать книжки.

Julia Petrunenka: Урра! я тоже так научусь 

Анна Северинец: Обязательно   

Вот смотри. Пушкин пишет: «Зима! Крестьянин. торжествуя, на дровнях обновляет путь. Его лошадка, снег почуя, плетется рысью как-нибудь». Помнишь такое?

Julia Petrunenka: Ага.

Анна Северинец: Ну вот что мешало Пушкину написать «Ура! Крестьянин, торжествуя... и так далее.. Ритм тот же, рифма не падает, эмоции бьют ключом.

Julia Petrunenka: Хм... не знаю.... сразу ставит нас в курс дела — зима — вот и повод для радости....

Анна Северинец: О! Из простого слова «зима» вместо «ура» мы знаем теперь кое-что о Пушкине. Пушкин, оказывается, дядька, ставящий первее всего объективную реальность, а потом уже — наши эмоциональные реакции на нее.

Между прочим, Маяковский написал бы «ура», потому что он считал первичными эмоции и реакции, а не объективную реальность. Потому и застрелился в 37. Сам. А Пушкина в этом же возрасте убили. Объективная реальность убила.

Анна Северинец: Поэтому мысль Бердяева о том, что Пушкин таким образом совершил хитро задуманное самоубийство — бред. Пушкин был слишком реален для этого.

Анна Северинец: Ой, меня понесло 

Julia Petrunenka: Анна, очень интересно.... никогда бы не догадалась расследовать убийства и самоубийства путем анализа текстов...

Это просто новое слово в криминалистике!

Анна Северинец: Ха-ха! А что мы видим в тексте? Вот что?Сюжет?

Julia Petrunenka: Одно слово.

Анна Северинец: Героев? Мысль? Плохо формулирую вопрос. Переформулирую так: Что мы открываем для себя в любой книжке?

Julia Petrunenka: Себя? автора?

Анна Северинец: Ты как ученик: пытаешься угадать правильный ответ 

Julia Petrunenka: Ага.

Анна Северинец: Ну тада правильный ответ — концепцию личности автора.

То есть, читая Пушкина, мы узнаем исключительно Пушкина. Читая Маяковского — исключительно Маяковского. И уже ценность их, этих Пушкиных-Маяковских-Пелевиных — в том, насколько их концепции совпадают с нашей.

А целостный анализ говорит: как в капле сохраняется химический состав целого океана, так в каждом слове сохраняется смысл всего произведения и шире — суть самого автора.

В слове «зима» — весь Пушкин, и в том числе — его решение о дуэли с Дантесом. Так что запросто можно понять, убили Есенина или он повесился. Почему Толстой бросил все и ушел из дома, чтобы умереть на станции Астапово. Почему Тютчев не женился на Денисьевой. И так далее.

Для этого нужно просто вдумчиво читать книжки:)

Julia Petrunenka: Анна, действительно очень-очень интересно! хорошая мотивация! сегодня же поищу то самое слово у Есенина...

Потому что так и не уверена — повесился или убили.

Анна Северинец: Даю наводку: прочитайте его предсмертное стихотворение. Как криминалист.

Julia Petrunenka: Спасибо!

 


 

Итак, Юля отправилась вдумчиво читать Есенина. Я, разумеется, тоже — а вдруг Юля отыщет какое-то неожиданное для меня слово?

Так что хочу пригласить и вас, дорогие наши проницательные вельветчане: давайте разгадаем тайну смерти замечательного поэта Сергея Есенина вместе!

Мог ли он убить себя?

Был ли он и вправду опасен для НКВД?

И если его убили — кто написал его предсмертное стихотворение?

 


 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (19) Последнее сообщение
Тати аватар

Ничего себе закрутили...

Rusya аватар

Интересно было бы подумать. А почему бы предсмертное стихотворение здесь не разместить?

Анна Северинец аватар

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Анна Северинец аватар

Есть мнение, что это стихотворение написал не Есенин. Иначе тогда непонятно, как же его убили - а он стихи успел написать. Есть даже подозрение, кто именно писал его за Есенина. Но, насколько мне известно,пока не существует серьезной текстологической экспертизы, которая доказала бы авторство кого бы то ни было. 

Так что загадка - самая что ни на есть!

Otia аватар

Анна, насколько  я понимаю, и документы о расследовании смерти Есенина, до сих пор не рассекречены?

Анна Северинец аватар

ну, говорят, что да. А может их нету, документов этих? Мне пока интересна идея посмотреть на творчество с точки зрения: мог ли? сам ли? опасен ли? 

В поэзии любого человека всегда есть ответ на все вопросы о его жизни и смерти. 

Otia аватар

Нее..думаю документы 100% есть....

А идея перечитать с постановкой таких вопросов отличная!

Я пожалуй перечитаю и подумаю.

 

Бубнова Вера аватар

Я думаю, что это предчувствие смерти. Видна тяжесть жизни и какие-то конфликты в ней. Человек чувствует близкую развязку. Убили его...

Я сторонник того, что иногда человек может чувствовать приближение конца. Это, мне кажется, свойственно особо чувствующим жизнь натурам.

Это все мои домыслы. Я не любитель стихов, поэтому больше о Есенине знаю из одноименного сериала. В школе несколько его стихов на тот  момент цепляло

Анна Северинец аватар

Это стихотворение написано кровью (такой вот жест) и датировано 26м декабря. То есть картинка такая: написал - и в петлю. 

 

Бубнова Вера аватар

Странно это все По стихам трудно представить, что было именно так.

А вот про опасность для НКВД тут просто. Убирали всех, не только мыслящих чуть-чуть не так, но и харизматичных людей. Зачем нужен человек, который может собрать вокруг себя толпы?

Анна Северинец аватар

Ну как прямо уже всех? Булгакова, Ахматову, Зощенко - не убивали же? 

Бубнова Вера аватар

Мне кажется, что он как-то активней был, погорластей. Общался с разными людьми, в.т.ч. с иностранцами.

Хотя у Ахматовой есть настоящие бомбы

Анна Северинец аватар

К 25му году Есенин уже не раз лечился в психиатрической клинике, к сожалению, сейчас это называется "выводить из запоя". Не могу понять, кому он так уж сильно мешал и кто его вообще воспринимал всерьез. Даже Мандельштама,который был категорическим противником соввласти, посадили только после того, как он написал прямым текстом 

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны.
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей,
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.

Как подкову, куёт за указом указ —
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него, то малина
И широкая грудь осетина.

За это - да, убивают в наших широтах. Есенин и близко такого не писал, и даже - не думал. Он вообще был далековат от всего этого и глубоко разочарован. 

Бубнова Вера аватар

Под прицел НКВД попадали порой за такие пустяки, что бесполезно рассуждать мог ли он быть им интересен.

Rusya аватар

 Вот т.к. я биографию быстро забываю, что там учили в школе соответсвенно давно не помню, а гуглить не хочется, то напишу только свои ощущения от стихотворения:

"Человек чувствует близкую развязку." Вот согласна с Верой. У меня тоже ощущение, что автор слов уже смирился с тем, что надо умереть (вот прямо как знаешь, что тебе в любом случае надо уезжать далеко и надолго и никуда не денешься). Ощущение, что ему от этого немножко грустно, но в целом все равно. Перегорело. Поэтому мне приходят на ум слова "Доведение до самоубийства".

"Был ли он и вправду опасен для НКВД?" Ну тут из стиха не скажешь, тут надо знать биографию...

Мог ли кто-то написать это за него? Мог. Вполне себе верится, что написаны слова человеком, который даже и не помышляет о самоубийстве, а просто пишет стих, ИМХО уж очень отстраненно от смерти. Хотя, наверное, если бы пытались подделать под "прощальное письмо", то трагизма бы больше добавили, эмоций (или просто надо настолько хорошо знать человека, чтобы так написать за него прощальное письмо). Кто? Не знаю.

Но, наверное, чтобы быть менее голословной надо все же помнить биографию, хоть немного...

Анна Северинец аватар

Вот предпоследний ваш абзац очень и очень думательный. Насчет подбавили бы трагизма. Действительно, очень легко, прозрачно, без надрыва написано. Простая лексика, простой синтаксис, у Есенина обычно как-то ярче ,что ли, как-то образнее. То есть либо вызревшее решение и последнее равнодушие, любо - подделка. 

надо подумать в этом направлении. 

Это хорошо ,что биография не путается у вас под ногами. Вы к тексту зорче. 

Сейчас поищу стихи 25го года: если они такие же ровные и прозрачные по эмоциям, значит, это тенденция была такая у Есенина. Если же нет....

Анна Северинец аватар

***

Снежная равнина, белая луна,
Саваном покрыта наша сторона.
И березы в белом плачут по лесам.
Кто погиб здесь?  Умер?  Уж не я ли сам?

***

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Синь очей утративший во мгле,
Эту жизнь прожил я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

И с тобой целуюсь по привычке,
Потому что многих целовал,
И, как будто зажигая спички,
Говорю любовные слова.

"Дорогая", "милая", "навеки",
А в душе всегда одно и тож,
Если тронуть страсти в человеке,
То, конечно, правды не найдешь.

Оттого душе моей не жестко
Не желать, не требовать огня,
Ты, моя ходячая березка,
Создана для многих и меня.

Но, всегда ища себе родную
И томясь в неласковом плену,
Я тебя нисколько не ревную,
Я тебя нисколько не кляну.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Синь очей утративший во мгле,
И тебя любил я только кстати,
Заодно с другими на земле.

Ну что скажете? Один ли почерк? Можно ли сравнивать определения, образы, метафоры? Эти два стиха чуть ли не последние есенинские... 

Amadeo аватар

Я помню, как это стихотворение было выхвачено моим юношеским сознанием в тот момент, когда томилось сердце от неразделенной школьной любви. Я любила Есенина, причем, описательно-пейзажного. А тут - эмоции. Вполне в его в духе. Светлые, даже если это смерть. 

Анна Северинец аватар

Ну, у него есть и темные все же... Черный человек тот же... Хотя я соглашусь, самый тяжелый у него период это 23-24 год, там стихи ооочень трагические есть. 

Вообще Есенин - певец состояния "между": увядание, очень, лист еще багряный, а завтра умрет, волосы еще золотые, а завтра будут седые, Русь еще старая, но завтра будет новая... Вечер, заря... почти никогда нету "жаркого полдня" или "черной ночи"... То есть состояние между жизнью и смертью он не мог не запечатлеть, конечно. 

Меня вот что в последних стихах цепляет. 

Обычно у Есенина везде цвет: белый, снежный, багряный, синий, алый, золотой, белесый, цвета ржи, и так далее. Вот гляньте-ка: в любом стихотворении. По крайней мере, так мне помнится. Нету в "Собаке Качалова", но там тоже глубокие такие характеристики-определения "всех безмолвней и грустней", "всяких и невсяких"... В последнем же стихотворении как-то пусто... 

#
Система Orphus