Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Кого примут в анекдот

Стать героем анекдота очень непросто.

Лишь бы кого туда не возьмут. Чтобы попасть в анекдоты, да еще и в серию, да еще и во всенародно любимую и постоянно обновляющуюся — тут мало простого старания. Это нужно быть поистине планетарного масштаба фигурой с четкими, известными всему без исключения народу чертами характера, биографическими событиями и взглядами на жизнь.

velvet_3.jpg

Например, глава государства. Этот персонаж анекдотов известен еще с доисторических времен.

Если ты — хотя бы малюсенький князек, халифчик или царик, можешь не сомневаться — анекдотическая Вечность тебе обеспечена. Причем анекдоты рассказывают как про мудрых и справедливых правителей, так и про жестоких. В СССР, например, даже масштабные репрессии не могли вытравить анекдоты про товарища Сталина.

Кстати, существует мнение, что знаменитые анекдоты «про Вовочку» — это тоже миниатюры о главе государства. Первые серии о Вовочкиных похождениях появились сразу после революции 1917 года, и Вовочка в них был не циничным и развращенным мальчишкой, а бодрым, чрезмерно оптимистичным пионером.

velvet_2.jpg

Другой российский Владимир в Вовочку не превратится, видимо, никогда. Анекдоты о нем суровы и однозначны. Вот такой, например:

«Путин и Буш в России на рыбалке. Закинули удочки, Путин сосредоточенно смотрит на поплавок.

Буша атакуют комары. Он шлепает себя то по щеке, то по лбу, то по шее, весь исчесался.

Смотрит на Путина, а тот спокойно следит за поплавком. — Вольдемар, а почьему фас нэ кусают? — Меня нельзя».

Можно попасть в анекдот, если вы, например — тёща.

Известен феномен: про тещ анекдотов пруд пруди, а вот про свекровей — и не вспомнишь. Хотя отношения невесток со свекровями куда драматичнее и разнообразнее, чем отношения зятьёв с тёщеньками. Считается, так происходит оттого, что на самом деле теща и зять быстрее находят общий язык и получают возможность посмеиваться друг над другом, война же двух хозяек на одной кухне никакого юмора не предусматривает. Ну разве можно вот так, к примеру, пошутить о свекровке:

«Ко мне тёща приехала и живёт вот уже две недели. Но самое страшное, что ей невозможно объяснить, что с её дочерью мы уже полгода как развелись».

velvet_2.jpg

Еще привечают в анекдотах представителей других национальностей. Причем как именно выбирают национальность для анекдота — остается загадкой: если русские шутят над чукчами и молдаванами, то американцы в такой же роли видят почему-то поляков, испанцы — португальцев, французы — швейцарцев и бельгийцев, а вот, скажем, франкоговорящие швейцарцы — тоже швейцарцев, только немецкоговорящих. Анекдоты эти не так уж и безобидны: представители иной нации воспринимаются рассказчиком как «абсолютный национальный ноль», в сравнении с которым другие люди хоть немножко, но выше, умнее или сообразительнее.

Вот, например:

«Приезжий, осматривая селение чукчей, спрашивает чукчу, который час. Ровно 12, — отвечает чукча.  — Неужели? Я думал — намного больше. — В этих местах сроду больше не бывало. После 12 все начинается сначала: час, два, три». 

Шансы попасть в анекдот есть у блондинок, новых русских, боцманов, Чапаева с Петькой, Штирлица и даже Пушкина — у таких фигур, которые однозначно узнаются любым носителем языка во всех своих типических чертах. Черты эти анекдотом канонизируются и закрепляются за персонажем намертво: попробуйте докажите теперь, что не все блондинки — глупенькие, не все новые русские — жлобы, не все боцманы — матершинники, а Штирлица и вовсе не было.

Так что если вы — безусловно известный всему миру человек с точно различимыми типичными чертами — вас в анекдот, скорее всего, возьмут.

Судьба, конечно, незавидная, зато слава — посмертная и навсегда. 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus