Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Тонкий расчёт соседки Пушкина

Вот сколько будет жить на свете наука о русской литературе, столько будет занимать в ней почётное место одна милая и расчётливая женщина.

Обыкновенная псковская помещица: несколько сотен душ, уютная просторная усадьба, старый парк и хорошая библиотека.

Трое сыновей — двое служат, третий пока при маменьке, две дочери, умницы и красавицы. Всё бы хорошо, да перспектив — никаких: жизнь в столицах не по карману, а провинция — тесна и скучна. Ни тебе беседу составить, ни остроумием блеснуть, ни время с пользой провести. Жизнь, прожитая зря — как огня боялась этого Прасковья Александровна Осипова.

Поэтому когда в соседнюю деревушку заботливое правительство сослало стихотворца Пушкина, наша помещица расценила это как дар Божий.

Нет, вы только не подумайте: она и вправду полюбила его как сына. Если и был в её чувствах расчёт, то — нечаянный. Этот смуглый кучерявый сосед имел над ней власть безграничную: каждое его слово Прасковья Александровна ловила с немым обожанием, каждую просьбу старалась предупредить, каждую мысль торопилась увековечить.

923337591.jpg

Двери её уютного дома перед Пушкиным были распахнуты всегда — и не только перед ним. Все московско-петербургские друзья поэта — Дельвиг, Языков, Пущин, Плетнёв — безоговорочно получили те же права дорогих гостей в доме Осиповых.

Теперь всё было как в сказке. Прасковья Александровна очутилась в самом эпицентре русской литературы. И она сама, и её дети получили счастливую возможность видеть и слышать самые первые шаги тех веяний, которые спустя несколько месяцев сотрясали культурный мир обеих столиц. Литература теперь рождалась здесь, под крылом тётушки Осиповой. И она была безупречной повитухой.

Поэты платили ей любовью и преданностью: еженедельные пространные письма, исполненные сыновней любви и почтения, посвященные П. А. стихи и поэмы, шедевры альбомной лирики, сердечные тайны и писательские секреты — всем этому Прасковья стала полноправной хозяйкой.

22449-1698x1131.jpg

И, надо сказать, хозяйкой её воспринимали и другие.

Именно Осиповой писала безутешная вдова Пушкина письмо с просьбой разрешить ей приехать поклониться праху мужа — поэта похоронили в родовом склепе рядом с Тригорским. И Осипова… не позволила. В её глазах Натали была первой и единственной виновницей несчастья — и никакого прощения.

Предсмертная воля самой Прасковьи Александровны потрясла её безутешных детей: за день до конца она распорядилась сжечь все письма и бумаги, которые бережно хранились в библиотеке. Всё: и письма двух мужей, Вульфа и Осипова, записки детей, хозяйственные расчёты…. Всё. Кроме одной стопки. Писем Александра Сергеевича Пушкина.

Это был великолепный ход.

Прасковья уходила в мир иной не помещицей, не матерью, не женой, не «патриархальной старушкой», принимающей гостей в милой усадебке.

Она уходила адресатом великого поэта.

Жизнь была прожита не зря. 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (3) Последнее сообщение
Малечка аватар

как-то как в бухгалтерии жизнь была прожита не зря... расчет бессмертию души не помощник

а простить Натали пусть даже за мнимую вину души не хватило...

а через уже века Натали осталась для всех, а Осипова - лишь для интересующихся...

ЯПрелесть аватар

Иллюзия собственной значимости. Зачем?

 

marquis de sade аватар

вся наша жизнь - работа над созданием этой иллюзии собственнои важности и значимости!   Если он ей писал, значит она для него что-то значила, а это значило много для нее самои...

#
Система Orphus