Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Герои книжных полок. Стефан Цвейг

Его книги стоят на полке, на которой прочно обосновался исторический роман.

Цвейг, Пикуль и Лажечников, Алексей Толстой и Сенкевич — я не великая поклонница этого жанра, но эта великолепная пятерка писателей доказывает: можно, еще как можно создать большое произведение на стыке документа и художественного вымысла.

cveyg.jpg

Исторические романисты — люди особенные: мудрые, проницательные, строгие, взвешенные…

Тем удивительнее выглядит судьба Стефана Цвейга — судьба не романиста, но трепетного поэта…

Всю свою жизнь Цвейг мечтал остановить мировое побоище. Он был писателем — этого казалось достаточно.

Он умел создавать великолепные новеллы, острые, захватывающие, емкие, сильные, в которых герой не просто действовал, но обязательно высказывался — о святости человеческой жизни, о правде добра и о доброте правды, о любви, о нелепости ненависти и глупости вражды.

Он умел писать гениальные романы, в которых мировая политика, глобальные войны и кровавые восстания вдруг приобретали вид простой и понятный: вот здесь человеческая глупость, вот здесь — невежество, здесь — невоспитанность, а там вон, где принято закатывать глаза к небу — просто-напросто подлость.

Он умел объяснять необъяснимое: рождение и смерть французских революций, мораль и нравственность немецкой Реформации, протокол королевских домов и этику городских площадей…

Он открывал для читателей Роллана и Рильке, Барбюса и Горького, он был искренне уверен: Роллан, Барбюс. Горький, Цвейг — вместе остановят наконец человеческое безумство и прекратят мировую бойню — бесконечную и проигрышную войну.

Первую мировую он считал последней войной на Земле — казалось, человечество ужаснулось собственной жестокости и никогда больше…

В 1941 он эмигрировал из Германии — писателю его взглядов оставаться на родине было смертельно опасно.

1024.jpg

22 февраля 1942 года, когда стало совсем очевидно, что остановить человеческую жестокость не в силах не то что Цвейг — сам Господь Бог, писатель принял огромную дозу снотворного и уснул навсегда. Вместе с ним покончила с собой его жена. Жизнь для них уже не имела смысла — их народ развязал бойню пострашнее первой мировой… При всех Цвейгах, Барбюсах и Ролланах…

«Можно сбежать от чего угодно — только не от себя», — писал Цвейг.

И был прав.

Фото: knigovorot.com

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (2) Последнее сообщение
Сalumniado аватар

Я обожаю новеллы Цвейга. Его "Амок" в мое подростковое  время потряс меня до глубины души...  Потом я прочла все цвейговское, что попадалось мне на глаза... "Марию Стюарт"  проглотила за сутки. Это было давно... Около 40 лет назад.. 

спасибо, Анна!  Пойдука и перечитаю что-нибудь, благо его книги стоят на самом виду.. 

Olvia аватар

Анна, спасибо большое за статью! Интересно было узнать о жизни и судьбе писателя.

#
Система Orphus