Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Герои книжных полок. Не Хармс

Когда мои ученики обнаруживают у меня эту книжку, они страшно удивляются.

Еще бы: в их представлении порядочная «русица» не может, не должна, не имеет права читать такие святотатственные книжки. И мало того, что просто «читать» — еще и гомерически хохотать над ними.

На самом же деле, это одно из любимейших произведений всего нашего курса: анекдоты про русскую литературу, приписываемые Даниилу Хармсу.

5776387.jpg

Эти коротенькие историйки, в которых великолепно спародирована вся классическая русская литература с ее морализаторством, идолопоклонничеством, борениями, страданиями, покровительствами и преклонениями, до сих пор публикуются в сборниках рассказов Хармса под заголовком «Анекдоты, приписываемые Хармсу».

Это — мистификация

Перу Хармса принадлежит несколько малюсеньких абсурдистских рассказиков про Пушкина, который то и дело спотыкался об Гоголя или падал со стула в присутствии своих четверых детей. Остальное же — дело рук обыкновенных советских журналистов Владимира Пятницкого и Нины Доброхотовой-Майковой, выпустивших когда-то к дружеской вечеринке самодельный журнальчик «Веселые ребята».

Ребята были — Пушкин, Толстой, Достоевский и иже с ними. Естественно, стилистику и тон взяли у Хармса. И — понеслось:

«Лето 1829 года Пушкин пpовел в деpевне. Он вставал pано утpом, выпивал жбан паpного молока и бежал к pеке купаться. Выкупавшись в pеке, Пушкин ложился на тpаву и спал до обеда. После обеда Пушкин спал в гамаке. Пpи встpече с вонючими мужиками, Пушкин кивал им головой и зажимал пальцами свой нос. А вонючие мужики ломали свои шапки и говоpили: «Это ничаво».

«Лев Толстой очень любил детей. Однажды он шел по Тверскому бульвару и увидел впереди Пушкина. «Конечно, это уже не ребенок, это уже подросток, — подумал Лев Толстой, — все равно, дай догоню и поглажу по головке». И побежал догонять Пушкина. Пушкин же, не зная толстовских намерений, бросился наутек. Пробегая мимо городового, сей страж порядка был возмущен неприличной быстротою бега в людном месте и бегом устремился вслед с целью остановить. Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованиям со стороны властей».

«У Вяземского была квартира окнами на Тверской бульвар. Пушкин очень любил ходить к нему в гости. Придет — и сразу прыг на подоконник, свесится с окна и смотрит. Чай ему тоже туда, на окно подавали. Иной раз там и заночует. Ему даже матрас купили специальный, только он его не признавал. «К чему,— говорит,— такие роскоши!» И спихнет матрас с подоконника. А потом всю ночь вертится, спать не дает».

«Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, пришел к Пушкину и позвонил. Пушкин открыл ему и кричит: «Смотри-ка, Арина Родионовна, я пришел!»

«Лермонтов хотел у Пушкина жену увезти. На Кавказ. Все смотрел на нее из-за колонны, смотрел... Вдруг устыдился своих желаний. «Пушкин, — думает, — зеркало русской революции, а я — свинья». Пошел, встал перед Пушкиным на колени и говорит:
— Пушкин, — говорит, — где твой кинжал? Вот грудь моя! Пушкин очень смеялся».

«Пушкин сидит у себя и думает: «Я гений — ладно. Гоголь тоже гений. Но ведь и Толстой гений, и Достоевский, царство ему небесное, гений! Когда же это кончится?»
Тут все и кончилось».

«Однажды Пушкин решил испугать Тургенева и спрятался на
Тверском бульваре под лавкой. А Гоголь тоже решил в этот день напугать Тургенева, переоделся Пушкиным и спрятался под другой лавкой. Тут Тургенев идет. Как они оба выскочат!»

«Лев Толстой очень любил детей. Однажды он играл с ними весь день и проголодался. Пришел к жене. «Сонечка,— говорит,— ангельчик, сделай мне тюрьку». Она возражает: «Левушка, ты же видишь — я «Войну и мир» переписываю». «А-а! — завопил он,— я так и знал, что тебе мой литературный фимиам дороже моего «Я!» И костыль задрожал в его судорожной руке».

6267.jpg

«Тургенев мало того, что от природы был робок, его еще Пушкин с Гоголем совсем затюкали! Проснется ночью и кричит: «Мама!» Особенно под старость».

«Лев Толстой очень любил детей, а взрослых терпеть не мог, особенно Герцена. Как увидит, так и бросается к костылю и все в глаз норовит, в глаз. А тот делает вид, что ничего не замечает, говорит: «О, Толстой! О!»

«Однажды Гоголь написал роман. Сатирический. Про одно хорошего человека, попавшего в лагерь на Колыму. Начальника лагеря зовут Николай Павлович (намек на царя). И вот он с помощью уголовников травит этого хорошего человека и доводит до смерти. Гоголь назвал роман «Герой нашего времени». Подписался: «Пушкин». И отнес Тургеневу, чтобы напечатать в журнале. Тургенев был человек робкий. Он прочитал роман и покрылся холодным потом. Решил скорее все отредактировать. И отредактировал.
Место действия он перенес на Кавказ. Заключенного заменил офицером. Вместо уголовников у него стали красивые девушки, и не они обижают героя, а он их. Николая Павловича он переименовал в Максим Максимыча. Зачеркнул «Пушкин», а написал «Лермонтов». Поскорее отправил рукопись в редакцию, отер холодный пот и лег спать.
Вдруг посреди сладкого сна его пронзила кошмарная мысль. Название! Название-то он не изменил! Тут же, почти не одеваясь, он уехал в Баден-Баден».

«Лев Толстой очень любил детей. За обедом он им все сказки рассказывал да поучения. Бывало, все уже консоме с паштетом съели, профитроли, устриц, бланманже, пломбир,— а он все первую ложку супа перед бородой держит, рассказывает. Мораль выведет — и хлоп ложкой об стол!»

«Лев Толстой очень любил играть на балалайке (и, конечно, детей). Но не умел. Бывало, пишет роман «Война и мир» и думает: тен-дер-день-тер-день-день-тень!.. Или: брам-прам-драм-дарарам-пам-пам!»

Ну, и так далее.

Целый учебник по русской литературе.

И даже лучше.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (6) Последнее сообщение
Юлия Беккер аватар

Последний раз я читала эти анекдоты на четвертом курсе. А ощущение такое, что вчера 

Спасибо, Аня! 

zoloto аватар

Прелесть! Никогда не читала.

Larysa аватар

неужели смешно?

Mee аватар

Наяна аватар

точняк!

и даже где-то

Kozlik Mozlik аватар

Это тогда давали вместо Малахов +.

#
Система Orphus