Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Супермегамного — это сколько?

Благо, современное словообразование милосердно и демократично.

Оно позволяет создавать какие угодно слова для обозначения того, что никак не назовут специальным словом ученые.

Для обозначения самого большого числа существует как минимум с десяток метафорических литературных и полулитературных выражений (супермного, мегамного, стотысячпиццот, миллиард миллиардов и другие слова-чудовища), а так же как минимум два нецензурных, но всем понятных.

А как же ученые? Как они называют самое большое число?

На то они и ученые, чтобы изящно обходить сложные вопросы: чаще всего для обозначения невероятно больших чисел они используют знаменитую «энную» степень, в которую возводят десятку, снабжая ее при этом необходимым количеством нулей.

Но кое-какие слова кое для каких чисел математики все-таки придумали.

97874_4072.jpg

Число с шестью нулями называется миллион (удивишь ли этой цифрой нынешнего белоруса?), с девятью — миллиард, с двенадцатью — триллион, с пятнадцатью — квадриллион.

Далее идет вполне симпатичный квинтиллион с восемнадцатью нулями, секстильон и септильон с двадцать одним и двадцатью четырьмя соответственно, и целый ряд латинско-греческих образований, добирающихся, наконец, до вигинтильона — это супермегамного, число, за которым следует аж шестьдесят три нуля.

Но и вигинтильон — не предел. В России, США, Канаде и Франции самым большим поименованным числом считается гугол — у него аж сто нулей после единицы.

Представить себе и вигинтильон, и уж тем более гугол практически невозможно — такие числа находятся за пределами человеческого воображения.

Даже с захудалым квинтильоном у нас возникнут проблемы: например, в кубическом сантиметре воздуха 27 квинтиллионов молекул.

Это сколько?

Если пересчитать в людях и попытаться этих людей разместить на планете, на каждом квадратном метре матушки-земли, включая океаны, горы и действующие вулканы, нужно будет разместить по 50 000 человек.

Итого получится как раз двадцать семь квинтиллионов.

Кстати, помните старинную легенду про изобретателя шахмат?

1210508_57545389.jpg

Это который попросил в награду за свое изобретение просто зерна пшеницы: положите, мол, на первую клетку одно зерно, на вторую — два, на третью — четыре, на пятую — восемь и так далее, умножая предыдущее число на два. Так вот если бы у падишаха нашлось столько пшениц, он должен был бы отсыпать первому шахматисту 18 квинтиллионов 446 квадрильонов 744 триллиона 73 миллиарда 709 миллионов 551 тысячу 615 штук пшеничин!

Это уже даже не супермегамного. Это уже «убей себя ап стену». Или даже побольше.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus