Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Любовь не из учебника. На холодном перекрестке

Знаете, есть такие перекрестки — очень холодные.

Одна из улиц упирается хвостом в пустынную набережную, и оттого по ней в любую погоду кубарем несется свинцовый воздух от холодной полноводной реки… Вторая улица уныло стекает в чахлый ельник, недоубитый тяжелым дыханием железнодорожной станции, оттого по ней и зимой, и летом стелется липкая сырость…

Бывают и такие жизни: на холодных перекрестках чужих страстей попробуй выживи…

Был в СССР такой солидный институт: НИИ игрушки. Там разрабатывались и экспериментально производились игрушки для советских детей.

Между прочим, до сих пор ни одна страна мира — ни хваленая Америка, ни утонченная Франция, ни наукоемкая Германия, ни уж тем паче вездесущий Китай — и на полпальца не приблизились к тем шедеврам, которые создавались игрушечной промышленностью СССР: лупоглазые пупсики, которых так хотелось запеленать и накормить, красные и желтые кубики, из которых можно было построить целый мир, серебристый конструктор, годный даже в ракетостроении…

Так вот начинался этот институт в тридцатые годы с научно-экспериментального объединения, рисовались там первые советские матрешки и елочные шары, и работал там художником молодой симпатичный человек очевидно благородных кровей.

x_fcc342c7.jpg

Было у него тонкое, умное лицо, волосы цвета воронового крыла, чувственные, аккуратные руки и офицерская выправка. Сразу было видно: из прежних…

Но игрушки из-под его талантливых рук выходили вполне себе советские: матрешки в пионерских галстуках, краснозвездные снеговики, снегурочка в пролетарской косынке и симпатичные разноцветные машинки.

И любил этот художник одну простую девушку — Наташу Кравченко. Хорошо любил, как в прежние времена было принято: с цветами, стихами на чистом листе бумаги, письмами в кружевных конвертах и походами в кино…

И разве что мама Наташи, бывшая прачка, а ныне совслужащая Ксения Степановна терпеть не могла этого офицерика: не из наших он, не из советских, больно руки аккуратные, и голос такой противный, вражеский, все «извините» да «соблаговолите», тьфу,  белогвардейщина.

В те времена недовольным мамам юных девушек жилось хорошо и привольно: одно неподписанное письмецо по известному адресу — и нет ухажера, ищи свищи. Так что неудивительно, что однажды прямо с фабрики игрушек вывели худенького художника, заломили ему за спину вымазанные в краску руки — и поминай как звали, ни следа, ни воспоминания, одна только справка, выданная его безутешной матери спустя двадцать лет:  «Расстрелян 28 мая 1938 года на Бутовском полигоне».

x_8889e280.jpg

И вроде ничего в этой истории особенного — миллионы таких историй…

А только звали этого художника Володей, по отчеству был он Сергеевичем, а по фамилии — Тимиревым. Сын боевого офицера Сергея Николаевича Тимирева и жены его Анны, любимой женщины адмирала Колчака.

Всего-то и было у Володи Тимирева теплого времени в жизни — восемь лет счастливого детства в родительской семье. Потом отец ушел с Белой Армией, мать уехала с Колчаком, дед и бабка, взявшие на попечение неприкаянного внука, революции не пережили и умерли один за одним… Так и не стало своего угла, уютного дворика с геранями и сиренями, положенного любому человеку от рождения — одни холодные перекрестки…

А на перекрестках — известно: то лихой человек, то нерассуждающая машина, то ветер с реки, то болотная сырость…

Фото: vk.com/club5067960

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (7) Последнее сообщение
Vredina аватар

..как-то так грустно повеяло.. болотной сыростью.. а вам - вот  

Lapka аватар

зависть богов...

Zdrasti аватар

Спасибо, Анечка!

Ayrlily аватар

как же Вы здорово пишете 

Alvaro аватар

Это судьба. 

Наяна аватар

OLIA аватар

Анна, спасибо.

 

#
Система Orphus