Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Айшет, Жасмин и Маннана: занятие шестое. Направления и стили

Ну вот уже наши восточные танцы стали похожи на ежедневную вдумчивую и серьезную работу без особенных эмоций.

Мы без эксцессов, опозданий и перезваниваний встречаемся в положенное время, отточенными движениями переодеваемся, быстро занимаем свои места перед большущим зеркалом и без лишних охов и вздохов начинаем танцевать.

Танцем, правда, это пока не назовешь: в зеркале видна пока только работа над собой.

И — первые заметные результаты.

Айшет (Анна Северинец):

Я очевидно стройнею. Не то чтобы худею — просто выровнялась боковая линия, как-то подтянулся силуэт, похорошел растянутый двумя беременностями живот, и даже — вот чудеса — куда-то исчез целлюлит.

6_zaniatije_2.jpg

Впрочем, я бы на его месте тоже исчезла от ежедневных трясок, которыми я себя истязаю в рамках домашнего задания Фарангиз.

Между прочим, я теперь напоминаю себе нью-йоркского негра, которому, согласно анекдоту, если бросить баскетбольный мячик, уже не будет интересно даже изнасилование: как только теперь в любом месте из любого окна мне слышится характерное восточное «дум-тек, дум-дум-тек» — самопроизвольно начинают вибрировать колени и волна от них бежит по всему телу.

Уж и не знаю, что обо мне думают прохожие и зеваки на остановках.

Голова и тело по-прежнему не дружат, и я уже открыла для себя самый лучший способ слушаться Фарангиз: просто отключая голову и не думая над тем, как выполнять то или иное движение.

Потому что голова сильно мешает.

А еще мы со студентами затеяли вне рамок учебного процесса выпускать веб-газету. А еще я наконец-то перестала заглядывать в бумажку, когда читаю лекции. А еще вчера на семинаре я им так рассказала о смерти Пушкина, что у половины аудитории в глазах блестели слезы.

Я думаю, это все оттого, что я постепенно высвобождаю из зажатой себя все свои исконные эмоции, затолканные вглубь десятью годами в торговле…

Маннана (Юлия Беккер):

По пути от «Кастрычнiцкай» к автобусной остановке я вдруг увидела среди прохожих Аню. И тут же усомнилась — Аня ли?

Сумка была точно анина (коллективный, в том числе и мой, подарок на день рождения), а вот походка была другая, да и постройнее была женщина.

Я рискнула, позвала: «Аня!» Женщина не обернулась. Я успокоилась — значит, все-таки не она…

И что вы думаете? Это все-таки оказалась она (просто не сразу меня услышала)!

«Юра заметил, что я похудела, да и сама чувствую, как мышцы подтянулись», — делилась Аня пока мы ехали в автобусе... А я думала: «Вот, здорово! У Анечки уже начались какие-то перемены».

А потом меня немножко начала душить жаба (ма-а-а-аленькая такая жабёшка), что у меня пока перемен никаких не наблюдается.

Возможно, поэтому в течение всего занятия я была максимально сосредоточена.

А, возможно, и потому, что на шестом занятии мы повторяли разученные ранее движения и немножко некоторые из них усложняли.

6_zaniatije_3.jpg

Уже знакомые движения мне, вроде бы, удавались; но малейшее усложнение — и все, ничего не получалось.

Час напряженнейших занятий. Ноги устают, руки устают еще сильнее. «Отдыхаем!» — говорит Алена и уже через две-три секунды: «Встали. Третья позиция, руки на бедра…»

Повторены основные движения; пройдены и усложнены основные шаги; к арабескам добавляются перекрестные и получается фантастически красивое движение, но руки не успевают за ногами и все смазывается…

В итоге я ухожу с занятия, ощущая: жабёшка все еще портит мне настроение.

Потом мы едем с Анечкой домой, и я рассказываю ей:

«Из-за беллиданса я не успеваю за Леной в школу. В прошлый раз ее забирала подружка, но она очень просится ездить домой сама.

И вот сегодня впервые возвращается из школы самостоятельно. Один раз перейти дорогу на светофоре, две остановки на автобусе и пять минут пешком».

Анечка радуется: «О, и у вас перемены!» и я чувствую, как жабёшка выпрыгивает из моей души.

Выбравшись из метро, сразу набираю дочку.

«Мама, я уже дома. Я схожу сейчас в библиотеку, мне надо сдать книжку!» — сообщает она спокойно, но гордо и счастливо.

И я, совершенно спокойная, но гордая и счастливая, понимаю: действительно, и у нас перемены, да еще какие!

А ведь позади всего шесть занятий.

Жасмин (Марина Бондаренко):

Сначала тело обрадовалось нагрузке, но боковые волны заставили работать такие мышцы, о существовании которых у себя я даже не подозревала.

А потом — все как всегда: заныли и утратили чувствительность стопы. Все-таки, полупальцы для меня сейчас как пуанты — больно и не устоять. Но куда же без них?

Как оказалось, щиколотки распухают и у Ани, так что, вероятно, это участь многих начинающих танцовщиц. Возьмите на заметку!

А занятие тем временем шло своим чередом: сначала мы взмокли, как мыши под метлой, потом стали путать лево и право, потом уже и руки и ноги…

Да, бывают исключения, когда увлеченный человек становится звездой беллиданс за год. Есть и такие, которые конкурс имени Чайковского на еловом пианино выигрывают.

Уникумы это, люди, одаренные от природы. Либо те, кого боги Востока в макушку поцеловали, у кого от ритма «дум-тек-тек» в жилах вскипает кровь, глаза застилает пелена, и на месте уже не усидеть… И в метро размышления о пройденной композиции, и во сне перетанцовывается неудачная связка, а под подушку фея сна кладет новую вариацию. Тогда не мешает ни отсутствие данных, ни семья, ни работа — «…мне бы только подняться на пальцы и — взлететь», как говорила одна героиня мюзикла.

Есть ли что-то из этого у нас? Не знаю. Есть верность слову, привычка доводить дело до конца, удовольствие от энергичного движения под музыку, очарование огнем и поэтичностью Востока.

6_zaniatije_1.jpg

Завораживает и пластика Фарангиз. Она потрясающе владеет телом. Присутствовать на ее занятиях действительно — и особая честь, и редкостное удовольствие.

Достаточно ли этого для танца? Не знаю, не знаю.

Но, похоже, мы подцепили еще один из недостатков, невооруженным глазом заметных во время первого концерта — мы «занимаемся мышцами». Выглядит и ощущается это, как форма аэробики. Так это, увы, и выглядит. Прислушиваясь и радуясь движению тела, мы все больше и больше увлекаемся именно проработкой застывших за время бездействия мышц.

А танец — это нечто иное. И не в актерском мастерстве здесь речь.

Знаете, что оказалось самым сложным для ведущих танцоров нашего театра в балете на музыку Вагнера? Что под нее нельзя танцевать «на четыре счета».

Так вот, берусь утверждать, на четыре счета танца не бывает, бывает аэробика или любые другие гимнастические упражнения. Для нас беллиданс пока — это именно они. И для большей части тех танцовщиц, которых мы видели на концерте — тоже. Но между нами есть разница…Что, впрочем, мало что меняет.

Короче, резюме из пройденных занятий: круто, полезно, (между нами, девочками, после занятий вечером не хочется есть). Но, как зрелище, все это пока весьма сомнительно.

Лично я, обратив внимание на свою пластику во время египетского шага, припомнила актера Калягина в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя»: ну, вылитая тетушка Чарли из Бразилии, «где водится много диких обезьян. И они как прыгнут!»

«Алена Фарангиз и беллиданс  меняют судьбу за два месяца» — совместный проект «Белорусского женского портала VELVET» и Школы—студии восточного танца «Фарангиз».

В эксперименте участвуют три автора портала VELVET под руководством Алены Корвель (Фарангиз).

Алёна Корвель (ФАРАНГИЗ) — хореограф (Минское училище искусств), режиссер театрализованных представлений (Московский государственный университет культуры), художественный руководитель школы-студии восточного танца «FARANGIZ», обладательница призов «Дива Овация» (Приз зрительских симпатий) и «Дива Артистизм» конкурса красоты «Дива Белая Русь -2004″, автор идеи и главный режиссёр ежегодного фестиваля по шоу-беллиданс «Восточные сладости», директор Чемпионатов и Кубков Республики Беларусь по танцу живота, организатор Чемпионатов Европы по беллиданс, продюсер ORIENTAL FASHION PARTY 2006 (первого в Беларуси показа мод костюмов для беллиданс и восточной одежды MINSK-2006), член Президиума Белорусской лиги танца, председатель комитета восточного танца БЛТ, судья международной категории IDO.

 

1. Новый проект VELVET. Ваши ставки!

2. Восточный танец. Пролог

3. Восточный танец. Имя

4. Айшет, Жасмин и Маннана: занятие первое. Кто я и что с этим делать

5. Айшет, Жасмин и Маннана: занятие второе. Магический круг и волшебный ключ

6. Айшет, Жасмин и Маннана: занятие третье. Теория для практики

7. Айшет, Жасмин и Маннана: занятие четвертое. Ставим базу на ноги

8. Айшет, Жасмин и Маннана: занятие пятое. Берем в руки шаль

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (2) Последнее сообщение
Polina. аватар

Как интересно читать ваши внутренние перемены, девочки 

Вот уж никогда бы не подумала, что Аня может быть зажатой....А танец раскрепостил, высвободил....Да и не танец ещё вовсе, а только его подготовка

С Юлией все понятно. Зато танец помог Леночке вдруг стать самостоятельной

Как радостно время перемен....

Марина  " по привычке решила  довести  дело до конца, но уже получает  удовольствие от энергичного движения под музыку, очарована огнем и поэтичностью Востока" .

Здорово! Старайтесь, все обязательно получится!

Маннана аватар

Очень хорошо Марина написала про то, что "танец - это нечто иное". Очень грамотно. Даже освоив движение, бывает трудно его станцевать. Пластики не хватает катастрофически. Но это обязательно придет со временем.

#
Система Orphus