Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Зачем мне национальность?

Приносит ли человеку национальная идентификация что-нибудь доброе?

Или полезное? Или вдохновляющее? Или, наоборот, от моей национальной идентификации одни проблемы и драматические сложности?

Говорят, национальность — это на 15% генетически обусловленное своеобразие личности и на 85% — черты характера, выработанные в результате приспособления к условиям существования.

Люди, испокон веков живущие на не слишком плодородных землях при не слишком благоприятном климате, как будто бы упорны и трудолюбивы, но одновременно — подозрительны и скрытны, южане, облагодетельствованные землей и морем, легки и необязательны, но одновременно — гостеприимны и открыты.

velvet_1.jpg

Среда обитания накладывает отпечаток куда более серьезный, чем кровь и гены. Если твои папа и мама, чистопородные белорусы, отвезут тебя на постоянное жительство в Индию, на 15%, возможно, ты унаследуешь что-то типично белорусское, но на 85% все же станешь индийцем. В условиях современного общества понятие национальности выглядит анахронизмом: если уж на 85% мы состоим из условий существования, то национальность сегодня все больше становится равна понятию «гражданство». Чего проще: живешь в Беларуси — беларус, живёшь в Испании — испанец, живёшь в Америке — американец.

Но нет. Отчего-то мы держимся за свою национальность. Это очень человеческое — потребность в осознании принадлежности к какой-то большой, желательно — успешной, признанной, уважаемой в мире общности. Вроде бы и сам — человечек небольшой, тихий, мало чего добившийся, но если тебе посчастливилось идентифицировать себя с кем-то замечательным, жизнь играет совсем другими красками.

Но до чего же опасна эта идентификация! «Все русские лентяи», «все хохлы воры», «все бульбаши хитрые» — и началось: общенациональная нелюбовь по одному лишь национальному признаку. Слово за слово — и вот уже национальные лозунги на знаменах, щитах и штыках. Кто не с нами, от против нас. Кто с нами, тот не вздумай вилять.

Я не помню того момента, когда я поняла свою национальность. Нет, в семье не было никаких крыночно-рушниковых декораций, умиления перед васильками и бусликами, разговаривали мы по-русски и читали в первую очередь русскую литературу, но то, что мы — беларусы, не вызывало никаких вопросов.

velvet_3.jpg

Я так же не помню, чтобы в семье обсуждались преимущества или последствия принадлежности к той или иной нации, но я испытываю не самые приятные эмоции, когда за границей меня принимают огулом за русскую, хотя, казалось бы, ну какая разница? Да хоть горшком, лишь бы не в печь!

В то же время я не могу сказать, что я испытываю небывалую гордость или прилив эмоций, когда думаю: вот, я — беларуска.

И даже не могу сказать, что это меня к чему-то подталкивает или обязывает — нет. Есть у меня одна личная тайна, связанная с белорусским языком, личное пространство, какие-то особенные, неосознаваемые, но хорошо ощутимые токи, которые бегут по мне, когда я всерьез погружаюсь в языковую стихию, густую, прохладную, более точную и более красочную, чем привычная мне русская — но я не очень уверена, что это субъективное восприятие языка, а не объективные его нейролингвистические свойства.

В общем, я не знаю, зачем мне национальность.

Но я твердо знаю, что я — беларуска.

А вы?

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (2) Последнее сообщение
Larysa аватар

я тоже как-то с детства впитала, что я - белоруска, и дочка моя тоже впитала (чему я несказанно радуюсь тихонько). 

можно долго рассуждать, зачем нужна национальность, но не вижу смысла, она есть и всё, её не приобретёшь, не поменяешь, есть и есть.. 

Лично мне помогает, что люди мыслят стереотипами, к белорусам относятся лучше, чем к другим русскоговорящим народам. Не могу точно сказать почему, но пользуюсь Happy в многонациональном городе это актуально Happy

solnihko аватар

Да Анна, очень осторожно вы затонули эту тему) http://expert.ru/expert/2005/18/18ex-liven1_5670/ 

#
Система Orphus