Полная версия сайта Мобильная версия сайта

В изнасиловании не виновата жертва?

Под хэштегом «В изнасиловании не виновата жертва» сейчас массово оставляют свои сообщения в социальных сетях как жители Бразилии, так и других стран, ошеломленных и крайне возмущенных случаем группового изнасилования.

4591545t100h75bd.jpg

По предварительным данным следствия, больше тридцати мужчин надругались над 16-летней девочкой. Причем они чувствовали себя настолько безнаказанными (и, по всей видимости, настолько же вправе), что спокойно и без зазрения совести выложили видеозапись «сексуального акта» в «Твиттере».

Еще больше общественность возмутил тот факт, что даже такую дикую ситуацию (три десятка физически сильных мужчин против одной хрупкой девушки — по сути, ребенка!) многие сопроводили комментариями в духе «Сама нарвалась!»
якобы потому, что:

а) рискнула зайти в район, считающийся неблагополучным;

б) приняла приглашение хорошо знакомого ей молодого человека пойти на танцевальную фанк-вечеринку;

в) не помнит, что произошло с ней в тот вечер (то есть, по мнению обвинителей, определенно пила или употребляла наркотики);

г)  удосужилась заслуживающего «доверия» комментария на камеру одного из преступников: «Это известная ш… из Барао!»

Все эти «за» в очередной раз подняли важный вопрос — проблемный не только для Бразилии, но и для всех стран мира (западная цивилизация — не исключение):

«Виновата ли женщина в изнасиловании? Заставляет ли она своим поведением пойти на противоправный акт того, кто о чем-то подобном даже не задумывался?»

С точки зрения мужской оценки ситуации (здесь мы, конечно, не имеем в виду абсолютно всех, но склонны обобщать), особенно в патриархальном обществе, больше да, виновата, чем нет, не при чем.

Вот и от белорусских комментаторов мужского пола очень и очень часто (причем касается не только этого, но многих других преданных огласке случаев изнасилования) можно услышать якобы призывы к ответственности, а по сути — обвинительный приговор.

  • Нечего было так одеваться!
  • Сама видела, куда шла!
  • Сначала принимает коктейли от незнакомых мужчин, а потом изображает саму невинность!
  • Значит, та еще оторва — приличных не насилуют!
  • Сука не захочет — кобель не вскочит!
  • Женское «нет» в большинстве случаев «да»!

И так далее и тому подобное.

Создается впечатление, что мужчинам даже нравится ощущать себя безвольными рабами своих инстинктов.

Или они действительно не понимают, что, как бы провокационно и безрассудно ни вела себя женщина, она уж точно не мечтает об изнасиловании?

А если подобное в ее фантазиях вдруг и возникает, то только как ситуация, которую она полностью контролирует и которую всегда может остановить.

Любая женщина (и это уже будет женский взгляд на ситуацию) подтвердит: даже если она одевается крайне сексуально и сознательно делает это не потому, что ей самой так нравится, а ради мужчин, то единственное, чего она добивается, — это мужского внимания, а никак не сексуального насилия.

Если она принимает коктейли и прочую оплату счетов, то таким образом она принимает мужское внимание и мужское ухаживание, но уж точно не дает автоматического согласия на секс.

Если она соглашается провести вечер в компании мужчин, то она соглашается провести вечер в компании мужчин. Может, и не без элементов флирта. Может, и с продолжением. Но это продолжение не подразумевается само собой разумеющимся изначально — оно вытекает только впоследствии из непосредственного женского согласия.

И даже если женщина не отличается моногамным поведением и у нее было достаточное количество партнеров, это вовсе не означает, что тем самым она выдала индульгенцию на секс с ней сразу всем мужчинам на планете.

Но это если говорить о том, что на поверхности — в сознательном «поле».

А если принять во внимание бессознательные сигналы, которые женщина за собой не замечает?

Ведь, согласитесь, при равных условиях и в одинаково сексуальном наряде одна сможет избежать изнасилования (может, и посягательств на него), а другая — нет. Даже так: одна и в провокационной одежде останется в целости и сохранности, другая и в юбке до пола станет жертвой.

tumblr_mrrkqsuwfx1s7netio1_1280.jpg

В 1980-е годы два американских психолога Бэтти Грейсон и Моррис Стайн провели интересный эксперимент: они засняли нескольких ничего не подозревающих прохожих (то есть при их абсолютно естественном поведении), а затем показали видеозаписи 53 заключенным, отбывавшим наказание за преступления, связанные с насилием.

С вопросом: на кого бы из этих людей они с большей вероятностью напали?

Как правило, опрошенные указали на одних и тех же людей!

И хотя в своем исследовании специалисты не акцентировали внимание именно на женщинах и именно на изнасилованиях (даже наоборот, в прицеле оказались молодые мужчины), а причину выбора объекта нападения нашли в особенностях его (то бишь «объекта») походки, этот эксперимент все равно подтверждает: некоторые люди подсознательно транслируют сигнал о готовности стать жертвой.

Ведь и особенности движений человека — это в определенном смысле язык подсознания: сутулые плечи, шаркающая походка, опущенная голова сами собой выдают неуверенность. А эта неуверенность, в свою очередь, свидетельствует об уязвимости и меньшей вероятности на достойный отпор.

Говоря об изнасилованиях, некоторые психологи с осторожностью замечают: хотя ни одна женщина на сто процентов не защищена от подобного акта, есть те, у кого больше «шансов» столкнуться с насилием.

«Существует такой термин как виктимность — склонность субъекта к поведению, повышающему шансы на совершение преступления в отношении него. То есть, простыми словами, готовность стать жертвой или неготовность. Повышенную виктимность можно называть (однако достаточно осторожно) провокацией на насилие.

Осторожность тут необходима в связи с тем, что, объясняя причину события (насилия) как ответ на провокацию, на жертву сваливают больше ответственности, чем в такой ситуации личность готова переварить, и больше, чем по факту она несет на самом деле.

Но, безусловно, насильник (как и любой другой преступник) в первую очередь оценивает внешний вид потенциальной жертвы — физическую подготовку, готовность дать отпор».

Что же именно в бессознательно посылаемых женщиной сигналах может дополнительно спровоцировать мужчину?

Страх. Если женщина каждую ситуацию воспринимает как угрозу, а каждого мужчину — как потенциального насильника, то она начинает вести себя так, чтобы эта угроза реализовалась.

Например, встретив по дороге домой в позднее время на своем пути компанию подвыпивших молодых людей, тут же подумает об опасности. Запустится программа страха. Внешне это будет выглядеть так: она опустит голову, потупит взгляд, начнет сутулиться, ускорит шаг. А бессознательно «предложит» молодым людям сыграть роль агрессоров.

Обесценивание себя, низкая самооценка. Если девочка не получила от родителей максимум тепла и любви безусловной, а не за что-то (например, за послушание). В этом случае женщина бессознательно передает сигнал, что не сможет оказать достойного сопротивления — изначально готова терпеть и подчиняться.

Она словно ищет подтверждения того, что недостойна уважения. А может даже, в случае заложенных где-то глубоко в подсознании установок вины, желает быть наказанной.

Смутное представление о своих личных границах: женщина просто не умеет сказать «нет» и почувствовать тот момент, когда это уже крайне необходимо сделать. То есть она пусть и не отдает себе отчет, но заигрывает с агрессором и доводит ситуацию до состояния «уже поздно».

Плюс, доверчивость, наивность, беспечность, невнимательность, инфантильность, неумение адекватно оценить имеющиеся угрозы тоже могут навлечь сексуальное насилие.

И хотя с ростом феминистического движения виктимность (транслирование поведения жертвы) получила изрядную долю критики. Как то, что, опять-таки, снимает часть вины с насильника и снова возлагает ответственность на саму женщину. Некоторые специалисты (как, например, психолог и криминалист доктор Офер Зюр) считают: нельзя полностью игнорировать такой тип поведения.

strah.jpg

И не для того чтобы обелить преступника, а для того, чтобы помочь самой женщине: ведь если она действительно транслирует поведение жертвы и не проработает его причину, то рискует не единожды столкнуться с изнасилованием.

Впрочем, возможная виктимность все равно не делает женщину виноватой: она-то посылает сигналы бессознательно, а мужчина в состоянии сознательно контролировать свои поступки. И отличать (что не так уж сложно), когда женское «нет» в вопросах секса — категоричное «нет», без всякого намека на «может быть».

Тем более в ситуации «тридцать молодых людей против одной девушки».

Или все-таки и мужчина не всегда способен противиться бессознательному? А может, все дело в том, что в современном общественном сознании женщины вместе с приклеенным им ярлыком «слабого пола» все еще остаются жертвами?

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Ольга Игуменщева
#
Система Orphus