Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Сколько лет современной школе?

Знаете ли вы, что тетрадки в клетку и линейку изобрели три тысячи лет назад?

Вообще-то, если глянуть на школу с исторического высока, любые реформы, которые кажутся такими катастрофичными и такими необратимыми, увидятся сущим пустяком. А все потому, что основы школьного обучения как были постоянными три тысячелетия тому назад, так и остались.

velvet_1.jpg

И я не количество предметов или качество подходов имею в виду, я говорю о столпах, о несущих стенах, от конфигурации которых зависит в школе все.

В Древней Греции — а именно оттуда родом европейская и (частично) славянская школа — дети занимались так: на высоком стуле сидел учитель, перед ним — на низких табуреточках ученики.

В руках у каждого — таблички, натертые воском, и стило. Острым концом стила выводим буквы, тупым — стираем, если неправильно написали.

Поскольку писали дети неровно, строчки то и дело соскальзывали вниз или карабкались вверх, а читать такую писанину на воске просто невозможно, учитель перед началом занятия расчерчивал таблички тонкими линиями и сверху писал образец.

Эти древнегреческие прописи находят при раскопках массово: таблички в широкую и узкую линейку, сверху — слова аккуратным почерком, а дальше — неразличимые каракули.

velvet_1.jpg

А вот математикой занимались на полу: расчерчивали пространство перед учеников в крупную клетку, в каждую клали камешки и учились сложению, вычитанию, умножению. Делить на камешках было трудно — так и сегодня деление не всем дается с первого раза.

Двоечники в Древней Греции были точь-в-точь такими же, как сейчас. Вот вам отрывок из одной комедии поэта Герода: мать вызвали в школу, и она причитает перед учителем Ламприском:

«Ламприск, любезный, пусть тебя хранят Музы!
Будь добр, возьми ты моего сынка в руки,
Да растяни, да всыпь погорячей розог!
Вконец он разорил меня игрой вечной
В орлянку — бабок, видишь ли, ему мало!
Небось давно забыл он дверь твоей школы,
А вот кабак, где пьянка да игра, — помнит!
Доска его вощеная лежит праздно,
Пока он не посмотрит на нее волком
Да и не соскребет с нее всего воска.
В письме не разберет он ни аза, если
Ему не повторить раз пять подряд буквы.
Попросим мы с отцом его прочесть вслух нам
Стихи, какие в школе наизусть учат, —
Он цедит, как по капле: «А-пол-лон — свет-лый...»
«Послушай, говорю, я не была в школе,
Но уж и я и первый беглый раб этак
Прочесть сумеем!» А ему ничто: весел,
На крышу влезет да сидит, спустя ноги;
Его-то мне не жаль, а только жаль крышу:
Как завернут дожди, так это мне, бедной,
За черепицу каждую платить надо!
Ох, дура я: ослов ему пасти впору!»

Диктанты тоже до сих пор пишут так, как писали их в Древней Греции, только уже не в школе, а в переписных мастерских, в которых в виду отсутствия печатного станка размножали книги: рабы сидели по одному за импровизированными столами, а между рядами ходил начальник и внятно диктовал текст.

Ошибок рабы делали немеряно, поэтому начальник, скорее всего, был вынужден сначала читать фразу целиком, потом — по частям, в конце — проверять все предложение и голом отчетливо выделять интонацию.

Программы наши тоже не вчера придуманы. Басни Крылова, например, были включены в школьные программы для 1-2 классов еще в 1870 году, лермонтовская «Песня про купца Калашникова» была помещена в программу для 7го класса в 1872, пушкинского «Дубровского» читают шестиклассники так и вообще с 1859 года!

velvet_2.jpg

Именно почему-то в шестом. Сто пятьдесят лет уже. А мы все возмущаемся: кто это додумался Достоевского средним школьникам давать! Кто-кто…

Составитель программы по литературе 1892 года профессор Преображенский, между прочим, вот кто. А мы все нашим современникам пеняем…

Так что реформируйте, реформируйте, дорогие реформаторы.

Клетку и линейку все равно не реформируете.

Да и диктант по-другому не продиктуешь.

А вот с Достоевским надо что-то решать. 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus