Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Мат в кино и книгах: быть или не быть?

Правы ли те, кто запрещает мат в кино, на телевидении и в книгах?

Недавно в России принят закон о полном запрете нецензурной лексики в культурном пространстве. Теперь ругаться нельзя по закону. Назначены санкции, приняты меры. Нельзя материться в книгах, телепередачах, в кино, в соцсетях, блогах, если у вас больше 3000 подписчиков, в статьях, ток-шоу, сериалах — везде.

svobodnoe-vremya_1.jpg

Для меня стало откровением, что большинство деятелей российской культуры встретили этот запрет с гневом и раздражением. Причем чем сильнее, чем лучше писатель или поэт, режиссер или сценарист — тем активнее он сопротивляется новому закону, отстаивая право культуры на мат.

Знаете ли вы, что мат всегда активизируется в языке в тяжелые времена?

Это как вирус герпеса: живет в организме постоянно, но не высовывается, однако стоит только иммунитету пошатнутся — он тут как тут, рассыпается по всему телу гнойными пузырями. Литературоведы с завидным постоянством фиксируют всплески инвективной лексики в текстах смутных эпох: конец 17 века, бесконечные смуты и государственные перевороты, начало 19-го, между буржуазными революциями и наполеоновскими войнами, 20-е годы страшного двадцатого, лихие девяностые…

Мат удивительно беден словесно (всего четыре производящих корня в русском языке, «грязная дюжина» — в английском), но чрезвычайно богат эмоционально (одно только слово на «Б…» может обозначать и крайнюю степень восторга, и крайнюю степень испуга, и респект, и уважуху, и мало ли что еще. Может быть, именно это свойство делает его непременным спутником трудного времени: слова не подбираются, а эмоции зашкаливают.

uspeshnaya-zhizn_1.jpg

Сегодня матерное слово существует в двух плоскостях: в среде, которая характеризуется низким уровнем общей культуры (как бы ни было обидно, но мат через слово чаще всего свидетельствует о невежестве), и в среде, называемой «богемной», то есть как раз-таки формирующей высокую культуру «от кутюр» (здесь матерятся со вкусом, употребляя инвективную лексику не для связки слов, а для, ка кони уверяют, более точного выражения мыслей).

Между этими полюсами, на которых мат употребляется обильно и разнообразно, помещается «аффективное сквернословие» — эмоциональная реакция на боль, испуг или удивительное явление. Кстати, аффективное сквернословие — единственное полезное: за счет того, что человек публично произносит запретное слово, он получает необходимую психофизиологическую разрядку.

svobodnoe-vremya_1.jpg

Кстати, многие специалисты уверены, что мат помогает человеку избежать более страшного проявления агрессии: если вместо того, чтобы ударить собеседника палкой по голове, вы выплесните эмоции при помощи большого матерного загиба, можно считать мат позитивным и конструктивным явлением.

С другой стороны, мат активно примитивизирует жизнь: вместо того, чтобы улавливать оттенки чувств и эмоций, передавая их словами, человек обходится «грязной дюжиной», а ведь язык всегда моделирует реальность вокруг нас. Какой она становится с матом?
Стоит ли запрещать мат? Зачем его разрешать? Что мы отстаиваем, когда боремся за право ругаться в кино или книге?

У меня нет ответа.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (3) Последнее сообщение
Lapka аватар

Одозначно - не быть. 

Kozlik Mozlik аватар

русская самоцензура отвратительна. 

Наяна аватар

Я за естественные процессы.

#
Система Orphus