Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Кому закон, а кому — дышло

Пренебрежение к законам или же добропорядочное их почитание — качества, уходящие корнями в глубь веков.

Недаром существуют две пословицы, выражающие в ёмкой словесной формуле народную ментальную установку по отношению к закону: латинское «суров закон, но он — закон» и русское «закон — что дышло, куда повернешь, туда и вышло».

Истоки законодательств европейцев и славян — точь в точь отображение этих установок.

velvet_2.jpg

Древнейшие рукописные законы Древней Греции были созданы мудрецами Залевком и Харондом — до этого Греция жила «по понятиям», руководствуясь общинными правилами, здравым смыслом и прорицаниями разнообразных оракулов.

Основной заботой первых законодателей была следующая: как сделать так, чтобы законы соблюдались, не обсуждались и не менялись?

Мудрецы рассуждали здраво: закон, который каждый пытается повернуть в свою сторону — не закон, его ни соблюдать, ни чтить никто не будет. Поэтому среди свода предписаний и распоряжений были и такие:

«Ежели кто решить изменить закон, он должен явится со своим предложением в суд с петлей на шее, и если суд отклонит изменения, просителю надлежит немедленно удавиться».

«Ежели двое будут спорить и толковать закон в разные стороны, то каждый из спорщиков должен явиться в суд с петлей на шее, и тот, кто проиграет, должен немедленно удавиться».

Не удивительно, что за несколько сотен лет в законы Залевка и Харонда были внесены только две незначительные поправки.

Желающих что-то менять было немного, а если и случались — судьба их была незавидна.

velvet_3.jpg

Лучшая иллюстрация к будущему европейскому принципу равенства закона для всех — история самого Залевка.

Когда его сын совершил преступление, за которое по закону полагалось выколоть преступнику оба глаза, Залевк не стал ни менять законов, ни пользоваться служебным положением. Он только попросил у судей, чтобы те присудили один глаз выколоть у сына, а один — у него самого, у Залевка.

Мол, отец тоже виноват в том, что сын стал преступником.

Первым русским рукописным сводом законов стала «Русская правда Ярослава Мудрого».

Обратите внимание: законы — именные.

На наших землях кто правил, тот и писал законы, не обращаясь ни к каким посторонним мудрецам: мудрость принадлежала по праву князю, а не его вассалам. Оттого славянский закон изначально воспринимался как воля правителя.

О равенстве перед «Русской правдой» всех сословий и всех людей нечего и думать: все подданные заботливо поделены на классы, и кому что можно, а кому чего нельзя, кого за что накажут, а кого — простят — прописано самым подробным образом.

velvet_4.jpg

Мало того: из истории известно, что русский народ — все классы и все звания — и после появления «Русской правды» продолжали жить «по понятиям», испытывая к закону недружелюбное недоверие: навязан он был сверху, да и прочитать его могли единицы.

Стоит ли удивляться, что эти самые единицы, умеющие читать, разворачивали закон, как дышло?

Впрочем, еще не известно, что лучше.

В «Русской правде», например, нет такого наказания как «выколоть оба глаза». 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus