Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Истории трех белорусских семей, которые решили не крестить детей

Почему белорусские семьи принимают такое решение и как на него реагируют окружающие?

Анна Волейко:

— Мы с мужем крещенные: он православный, я католик. Однако соответствующие традиции в наших семьях никогда не соблюдались, мы не ходили на мессы с родителями и крайне редко бывали в церквях.

Вопрос о том, крестить или нет нашего ребенка, особо не поднимался в нашей паре. Мы оба агностики, поэтому не видим особого смысла в этом обряде.

01velvet_voleiko.jpgАнна Волейко

Моя семья абсолютно равнодушно восприняла новость: папа атеист, мамы у меня нет с 6 лет. Православная бабушка сказала, что это наш выбор, а вторая — убежденный католик — вопрос не поднимает, возраст сказывается. Вероятно, думает, что уже крестили потому, что иного сценария она не представляет. Папа мужа говорит, что придет время, и мы все поймем, а мама настаивает на крещении. Сначала делала это очень активно, сейчас изредка намекает (сыну год и восемь месяцев). Муж категорически отказывается крестить ребенка. Я в этом вопросе более гибкая. Для меня это просто добрая традиция потому, что у меня чудесная крестная. Я стала крестной своему племяннику, но в моем понимании не как духовный наставник, а как человек, на которого он всегда сможет положиться, к которому всегда сможет прийти.

Так что отстаивать нашу позицию пришлось только мужу. Я сказала свекрови, что ничего не имею против крещения, если для нее это так важно. Но поставила условие: только католичество. Муж ничего не смыслит ни в православии, ни в католичестве. Меня же в 11–13 лет активно водила в храм бабушка, (та, которая убежденный католик). Когда я приезжала на лето, она устроила мне праздник первого причастия. Поэтому я неплохо знаю католические традиции, даже помню молитвы на польском и в целом люблю костелы с культурной точки зрения. Мне кажется, что моей сестре и брату мужа будет приятно стать крестными. Однако муж стойко держит свою позицию перед мамой, поэтому планов, крестить сына, у нас нет.

Елена ван дэр Вальт:

— Меня крестили в раннем детстве. Семья у меня не очень верующая. Бабушка настояла на крещении, родители нейтрально отнеслись к этой идее. Воспитывали меня без особо религиозного уклона. Но в детском саду, в школе я встречала воспитателей и учителей, которые были религиозны и разговаривали со мной на эту тему. Классе в 10-11 я сама заинтересовалась православием и стала ходить в церковь, потом поступила на теологический факультет — закончила магистратуру в Минске, а после этого уехала в Германию, где и по сей день занимаюсь религиоведением. Мой муж из ЮАР. В раннем детстве супруг с семьей ходил в реформаторскую церковь, затем — в церковь методистов, а перед поступлением в институт он перешел в лютеранство. Все эти переходы совершались не по идейным соображениям. Просто семья переезжала — и на новом месте начинала посещать ту церковь, которая была в городе. Для ЮАР это вполне обычная история. Моя свекровь, к слову, сейчас пастор в лютеранской церкви.

02_velvet_van_der_valt.jpgЕлена ван дэр Вальт

Два года назад у нас родилась дочь. До ее появления мы не обсуждали вопрос крещения в принципе — потом его подняли мои родители. Муж сказал, что не видит в крещении особого смысла потому, что в данный момент в Германии нет общины, куда бы мы ходили на постоянной основе, нет священника, которого мы бы хорошо знали и доверяли ему. Если уж крестить ребенка, то в церкви, куда бы мы потом могли с ним приходить. Не хочется совершать обряд ради того, чтобы поставить галочку.

Муж не возражает против крещения дочери в православной церкви — конфессия ребенка для него не принципиальна. Но этого не хочу я: для меня православие — это очень сложная конфессия, которую в отрыве от культурной среды тяжело понять. К тому же, с учетом того, что у нас девочка, мне бы хотелось крестить ее в конфессии, где она как женщина получит максимум уважения, возможностей и свобод. Я не идеализирую лютеранскую церковь, но тот факт, что у них женщина может быть пастором, важен для меня. Моя свекровь — пастор — отличная ролевая модель. Мне было бы сложно объяснить дочери, почему я сознательно привела ее в церковь, где женщина не играет такой важной роли как мужчина. Для меня важно то, что дочь видит, какой ее бабушка хороший пастор, как ее уважают и ценят люди. Не раз думала о том, как бы я рассуждала, родись у меня сын, — беспокоила ли бы меня вообще эта сторона вопроса. Но в случае с дочерью моя позиция такова.

Читала белорусские обсуждения на тему того, что, если родители крестят ребенка, поддавшись давлению со стороны бабушек и дедушек, а после не воспитывают ребенка в православии, обряд не имеет ценности. В корне с этим не согласна.

Люди ищут в религии чувства защищенности, чувства принадлежности чему-то большему, чему-то вечному и важному. Если кто-то крестит ребенка, чтобы тот не болел, с моей точки зрения — это ценно, это не «забабоны», это искреннее желание родителя привлечь свою культуру, историю и все небесные силы на защиту своего ребёнка. В Беларуси все-таки очень распространено народное христианство, а не только его официальные формы. Бытует мнение: если покрестил ребенка — должен знать все каноны православия и строго их соблюдать. А если нет, то нечего проводить религиозный обряд. Решение родителей надо уважать. Часто люди не осознают этого, но для них крещение — демонстрация связи с культурой своих предков. Кто-то говорит: «Вырастет — сам решит, в какую религию креститься и креститься ли вообще, нечего за ребенка выбирать». Я же не вижу ничего страшного в том, чтобы все-таки покрестить ребенка, если к этому есть интуитивное желание — для меня это сродни выбору имени. В конце концов, имя ребенку может тоже не нравится — и по достижении определенного возраста он имеет право его изменить. С религией также.

В разные периоды жизни люди нуждаются в религии в разной степени — это естественная динамика. Даже самые набожные люди иногда приходят к тому, что необходимо отстраниться, переоценить или даже изменить свою религиозную жизнь. В Беларуси к идее смены религии (или отказу от нее) относятся слишком серьезно. В ЮАР же все намного проще. Два брата моего мужа стали с возрастом нерелигиозны, они не крестили своих детей. И это учитывая то, что их мама — пастор. Но на отношения внутри семьи это никак не повлияло: все любят друг друга и принимают личный выбор каждого.

Ольга Хендерсон:

— В нашей семье я крещеная, а муж нет. Обряд крещения помню довольно хорошо — мне тогда было 6–7 лет. Начало 90-х, Советский Союз развалился… И тут бабушка решила, что нас сестрой обязательно нужно покрестить. Сама нашла нам крестных, которых я потом ни разу не видела. Даже не знаю их имен.

Если честно, позже задавалась вопросом, зачем это все нужно было? Чтобы у меня был крестик на ленточке? Ощущения на самой церемонии крещения были, словно это игра какая-то. Стать в тазик с водой босыми ногами, постоять там и выйти... Понятия не имела, что происходит, так как никто не объяснил, для чего эта церемония нужна вообще.

03_velvet_henderson.jpgОльга Хендерсон

Я крестила первого ребенка. Наверно, больше под влиянием семьи, бабушек-дедушек. А потом я уехала из Беларуси в Великобританию. Родила там двух дочек. Муж, хоть и атеист, но он бы крестил девочек, если бы я настояла. Я просто не видела смысла в этом. Вдруг поняла, что они все равно не осознают этого действия. Что лучше будет, если они вырастут и сами решат, нужна им какая-либо религия или нет. В итоге я пришла к тому, что и сама мало верю во все это. Чтобы быть хорошим человеком, не обязательно молиться каждый день и ходить в церковь ставить свечки там.

Я забралась далеко от моей верующей семьи, мы не общаемся каждый день, поэтому мне даже не пришлось что-то отстаивать и объяснять свою позицию по поводу крещения. Когда жила с родителями, приходилось соблюдать какие-то традиции, например, не работать в большие церковные праздники. Терпеть этого не могла — сидеть целый день без любимых ниток и бисера. А когда переехала в другую страну, стало намного свободнее в этом плане. Я даже не знаю, когда какие православные праздники проходят. Иногда узнаю от родителей. Они, как и раньше, не работают по таким дням и рассказывают мне об этом, а я даже не в курсе, говорю: «А я сегодня то-то, то-то сделала». Они молчат. Не упрекают меня — и за это спасибо.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus