Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Братья на войне

Именно после их гибели Министерство обороны США приняло знаменитый закон о «последнем выжившем».

Вообще-то даже тогда, когда братья Салливан уходили служить, Минобороны Америки требовало от военных разделять родственников на военной службе — и в плане дисциплины спокойнее, и риска лишить семью сразу нескольких солдат меньше. Но пятеро братьев Салливан стояли на своем твердо: служить идем только вместе.

«Политика последнего выжившего», которой теперь строжайшим образом придерживаются американские военные, предполагает, что если семья теряет кого-то в результате военных действий — все остальные ее члены освобождаются от призыва и от несения воинской службы, кроме того — в случае, если одновременно в армии служат братья, выжившие должны быть немедленно демобилизованы и отправлены домой. 

Потому что какой бы ты ни был военный, привыкший к потерям и смертям, тебе все равно страшно даже представить этот светлый и свежий январский день, когда спешащего на работу Томаса Салливана у парадной двери дома остановили трое в форме: лейтенант-коммандер, врач и главный старшина.

«У меня новости о ваших ребятах» — голосом, не допускающим разночтений, сказал офицер. Отец побледнел и спросил: «Который из них?». «Я сожалею. — ответил офицер. — Все пятеро».

Джордж, Фрэнсис, Джозеф, Мэдисон и Альберт Салливаны служили на легком крейсере «Джуно»: Джордж — артиллерист, Фрэнсис — старшина шлюпки, трое младших — матросы. Их крейсер сражался на стороне союзников против Японии и особенно отличился в череде морских боев за Гуадалканал — остров, который американцы вынуждены были контролировать силами своей морской пехоты, чтобы японцы не срывали снабжение между США, Австралией и Новой Зеландией.

lngpvdroadzhrzh.jpg

В одном из боев «Джуно» был торпедирован и вышел из боя. А дальше началась обычная в таких случаях неразбериха и халатность: спасать моряков никто не стал, поскольку решили, что выжить после удара торпеды было невозможно. Тем не менее сто человек продолжали ждать помощи на израненном «Джуно».

Рапорт очевидцев трагедии замешался на столе штабистов среди других бумаг, ожидавших разбирательства, и когда спохватились, спасать действительно было почти некого — на борту дрейфующего «Джуно» оставались десять моряков. Они и рассказали, что трое Салливанов погибли мгновенно в момент удара торпеды, Альберт сорвался с палубы и утонул на следующий день, а Джордж умер от ран, жажды и голода спустя пять дней после боя.

О гибели «Джуно» и его команды очень долгое время не сообщалось — война, а на ней свои представления о правде и умалчивании. Так что Томас и Аллета Салливан еще три месяца жили ожиданием писем с фронта и твердой уверенностью, что их мальчишки друг друга в беде не бросят.

Трагическая история о братьях есть не только у американцев. Всех сыновей — а их было семеро — потерял на фронтах Великой Отечественной Асахмет Газданов, крестьянин из села Дзуарикау.

knroko.jpg

Старший Магомед и третий сын, Хаджимел, погибли под Севастополем, Махарбек — под Москвой, Дзарахмет — под Новороссийском, Созрико — под Киевом, капитан Шамиль Газданов пал под Берлином, младший Хасанбек, восемнадцатилетний рядовой, сложил голову в боях за нашу Беларусь.

urnk.jpeg

Когда в Дзуарикау пришла третья похоронка, не выдержало сердце матери — она умерла в тот же день, когда узнала о смерти третьего сына. Асахмет держался.

В день, когда в село принесли похоронку на седьмого, Шамиля, почтальон отказался идти в дом Газдановых, и тогда собрались старейшины и понесли страшный клочок бумаги отцу. Он сидел на пороге, качал на руках внучку Милочку. Увидев стариков, идущих к дому, Асахмет все понял — и упал замертво.

Братьям Газдановым посвятил совоих знаменитых «Журавлей» Расул Гамзатов, а история братьев Салливан стала отправной точкой для сценария оскароносного фильма «Спасти рядового Райана».

Имена их бессмертны.

Но разве окупит это хотя бы секунду из страшного утра того январского дня, когда Томас Салливан, отец пятерых сыновей, смотрел на трех военных, приближающихся к его дому, того страшного дня, когда Асахмет Газданов с родного порога увидел идущих по его улице суровых старейшин… 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (6) Последнее сообщение
Lapka аватар

Зачем так далеко ходить? А пятеро братьев Куприяновых из Жодино? 

Жаль, у нас никто не задумывался над судьбами целых поколений.

Kozlik Mozlik аватар

у ВАС??? а где задумываются?

укажите мне место, какое искал, где поют а не стонут, где пол не покат. 

о статье. 

вычтите из ситуации какбЭ обязательную посылку о том что все ДОЛЖНО быть справедливо - и уравнение тут же сложится. Воздаяния просто не будет, потому что его и не должно быть. Об этом Кристина с Кирой из Горловки могли бы лучше меня написать. Но не напишут. 

in_article_c1dfac032e.jpg

Lapka аватар

А почему вы всегда так остро реагируете именно на тему насилия и войны?

Вот просто интересно.

Kozlik Mozlik аватар

эт только кажется что остро. а реагирую я на иллюзии. на опасные иллюзии. и говорю я тихо. вкрадчиво. но тут же эмоции не видны. тут каждый читает как придется. сеть, что поделать. 

Morgenstern аватар

В фильме "Спасти рядового Райана" - сколько других людей погибло для того, чтобы спасти одного из братьев? не меньше десятка, а ведь у них тоже были семьи.

Вот у Бальзака есть правильные слова:

"если бы полководец стал всерьез думать о судьбе своих солдат, он не решился бы сделать ни одного выстрела из пушки"

 

Kozlik Mozlik аватар

и их поставили на колени те, кто решился бы. 

война в принципе начинает жить своей жизнью, теряя всякую логику которая была до нее. этот процесс саморегуляции т отбора. чтото вроде рака, спусковой таймер обновления.

#
Система Orphus