Полная версия сайта Мобильная версия сайта

С шуткой в Вечность

Хорошая шутка, бывает, своего автора на тысячелетия переживает.

А от иных великих мира сего, случается, остается только меткое словцо, короткий анекдот или забавная байка — и вот именно они живут куда дольше, чем перечень заслуг и список достижений.

Шутка расточительного поэта

Однажды Тимуру, завоевателю, полководцу,  всемогущему  эмиру, основателю династии Тимуридов, которого весь культурный мир знает под именем великого Тамерлана, нашептали двустишие одного недостойного поэта:

«Когда красавицу Шираза своим кумиром изберу, за родинку ее отдам я и Самарканд, и Бухару».

Тимур, считавший себя — и небеспочвенно — хозяином тех самых и Самарканда, и Бухары, пришел в ярость и приказал доставить во дворец нахального стихотворца. Им оказался некто Хафиз.

— Да кто ты такой, чтобы разбазаривать мой Самарканд за какие-то родинки? — возопил Тимур, как только незадачливого рифмоплета привели к его ногам.

Хафиз озадаченно оглядел нищенский свой наряд, грязные босые ноги, такие же руки, и с виноватым видом  воскликнул:

— Видишь, до чего довела меня моя расточительность?

Ответ ценою в жизнь

velvet_2.jpg

Однажды король Франции Людовик Четырнадцатый читал собственноручно сочиненные стихи знаменитому Николя Буало. 

— Каково же ваше мнение о моих скромных виршах? — спросил король.

— Государь, для вас нет и никогда не будет ничего невозможного:  вам пришло в голову написать плохие стихи — и вы легко исполнили это желание, — ответил Буало, столь же талантливый царедворец, сколь — гениальный поэт.

Кастинг эпитафий

Когда Мольер умер, вдруг оказалось, что у него было множество благодарных друзей и почти ни одного врага. Один из таких друзей явился однажды к принцу Конде с эпитафией, сочиненной на смерть великого драматурга.

Визит был с умыслом: королевская семья планировала увековечение памяти великого француза и эпитафия должна была быть размещена на большом памятнике. Конде стихотворение прочел и с горечью воскликнул:

— Было бы гораздо лучше, если бы вы поменялись местами, и не вы писали эпитафию Мольеру, а он — написал ее вам.

Комик и трагик

Великий английский трагик Комберленд после премьеры «Школы злословия» заметил ее автору Ричарду Шеридану:

— Вчера имел честь смотреть вашу комедию. Вы знаете, ни разу не улыбнулся.

Шеридан нашелся тут же:

— Неблагодарный! Когда я смотрел вашу трагедию, хохотал от начала и до конца!

Зачем чистить обувь

Однажды Гете отправил Эккермана в издательство  с важными поручениями. Секретарь долго одевался в передней, и когда Гете вышел узнать, в чем же дело, обнаружилось, что ботинки порученца уже дня четыре как не чищены.

— Почему вы не чистите обувь? — с удивлением спросил Гете.

— Да какой смысл ее чистить, — раздраженно отмахнулся Эккерман, — все равно через полчаса она опять будет грязной.

Когда секретарь вернулся, Гете обедал. Потирая руки, голодный курьер бросился к столу — и увидел, что его прибора как не бывало. Кормить его, против обыкновения, никто не собирался.

— Почему мне не подали обед? — воскликнул Эккерман.

— А зачем вас кормить, мой друг, если через три часа вы опять окажетесь голодным? — удивился Гете.

Байка о циничных журналистах

Честность, неподкупность и порядочность журналистики ярко иллюстрирует такая известная история.

Когда Наполеон бежал с острова Эльбы и начал стремительный победный поход на Париж (знаменитые «100 дней»), столичные газеты ежедневно рапортовали о его передвижениях: передовицы пестрели заголовками вроде «Корсиканский людоед высадился в бухте Жуан» (10 марта), «Тигр прибыл в Канны» (11 марта), «Чудовище ночевало в Гренобле» (12 марта).

По мере приближения опального императора к Парижу тон заголовков и статей становился менее оскорбительным:

«Бонапарт находится в шести лье от столицы» (18 марта), Завтра Наполеон будет в стенах нашего города» (20 марта), «Наполеон остановился в Фонтенбло» (21 марта).

И, наконец, апофеоз:

«Его Императорское и Королевское Величество прибыл вчера вечером в Тюильри и встречен радостными возгласами восторженных и верных подданных» (22 марта).

Толстой и Фет

Дочь Льва Толстого вспоминала, что к отцу частенько заезжал в гости сосед, воробьевский помещик Фет (да-да, тот самый, Афанасий Афанасьевич).

velvet_3.jpg

Однажды дети услышали, как гость делится с хозяином своей заветной мечтой:

«Мне бы только тройку лошадей и бутылку шампанского — и всё!».

Помолчал и добавил:

«И веселых попутчиков — и всё».

Потом еще помолчал и продолжил:

«И цыган настоящих, чтобы с огоньком — и всё».

Дети потом долго употребляли фетовскую формулировку для озвучания своих самых неудержимых и бесконечных детских желаний:

«Мне бы мороженого — и всё. И еще пирожного — и всё. И яблок с апельсинами — и всё. И кренделя сахарного — и всё».

Марк Твен и аноним

Однажды Марк Твен получил письмо, в котором не было ничего, кроме слова, старательно выведенного большими буквами:

«Свинья».

На следующий день в колонке редактора Твен разместил ответ, начинающийся фразой:

«Обычно я получаю письма без подписи. Вчера впервые я получил подпись без письма».

Марк Твен и графоман

Однажды в редакцию газеты, которую выпускал Марк Твен, пришла рукопись одного плодовитого, но совершенно бесталанного поэта: стопка длиннющих стихов под общим названием «Почему я жив?»

Назавтра Твен ответил ему через газету:

«Только лишь потому, что не принесли рукопись в редакцию лично».

Марк Твен и Шекспир

Однажды на приеме, устроенном гарвардской профессурой, у Твена спросили его мнения по шекспировскому вопросу: кто же написал знаменитые трагедии, Уильям Шекспир из Стратфорда или  все-таки Фрэнсис Бэкон.

Твен ответил:

— Я рассчитываю спросить это у самого Шекспира, когда встречу его в раю.

— Не думаю, мистер Клеменс, что вы найдете Шекспира в раю, — пожимая плечами, процедил один из присутствующих, известный ярой приверженностью «бэконианской» теории.

— Что ж, тогда вы поинтересуетесь у него в аду, — не моргнув глазом, ответствовал Твен.

velvet_4.jpg

Марк Твен и романистка

— Как вам новый роман нашей известной писательницы? — спросили у Марка Твена.

— Однажды закрыв эту книгу, ее уже невозможно открыть! — немедленно откликнулся Твен.

Пугливый критик

Однажды Валерий Брюсов во всеуслышание заявил:

«Боюсь, из Маяковского ничего не выйдет».

Разумеется, добрые приятели немедленно передали слова мэтра молодому хулигану Маяковскому. Тот, недолго думая, состряпал интермедию, которую с удовольствием разыгрывал перед друзьями:  якобы просыпается ночью встревоженный, взлохмаченный Брюсов, подпрыгивает на постели и кричит:

«Боюсь! Боюсь!» — «Чего ты боишься?!» — спрашивает жена. — «Боюсь, что из Маяковского ничего не выйдет!»

Из похождений бравого писателя Гашека

Ярослав Гашек, знаменитый шутник и отчаянный мистификатор (его даже в пражской полиции со временем перестали воспринимать всерьез), однажды заселялся в столичный отель: зарегистрировался как Лев Николаевич Тургенев, датой и местом рождения указал 3 ноября 1885 года, город Киев, живет в Петрограде, приехал из Москвы, женат, православный, цель приезда — ревизия австрийского генерального штаба.

Естественно, бдительные граждане немедленно доставили русского шпиона в полицию. Там тяжело вздохнули (опять этот Гашек!) и впаяли шутнику пять суток ареста за хулиганство.

Приоделся

Алексей Баталов рассказывал:

«Когда пришел из армии, оказалось, что штатской одежды у меня нет, ходить не в чем. И Анна Андреевна Ахматова отдала мне свои сбережения со словами:

«Купи себе какую-то одежду».

А я взял и купил себе подержанный «Москвич» — первую в своей жизни машину. Ахматова отреагировала на это так, как могла отреагировать только она. Посмотрела на машину, которую я поставил под окном, и спросила:

«А что, пиджака не было?»

А какие байки помнятся вам?
 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (4) Последнее сообщение
Веранда аватар

мне не помняться- но в статье  классные!!! Happy))) особенно  — Неблагодарный! Когда я смотрел вашу трагедию, хохотал от начала и до конца!

Olvia аватар

Шеридан и Твен остряки  

журналисты о Наполеоне - верх мастерства 

LittleSunshine аватар

Мне понравились Гашек и Баталов, а также истории про Марка Твена.

domik аватар

А мне про Маяковского отлично зашло!

А Твен вообще реально крутой чувак! Ребёнок старший сейчас "Тома Сойера" читает, сказал, что этот Твен отлично понимает детей!

#
Система Orphus