Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Разбогатеть можно и на апельсинах! Реальная история купцов Елисеевых

Безусловно, про Елисеевские магазины в Москве и Санкт-Петербурге знает даже тот, кто ни разу не посетил эти города. И хотя сейчас никто из Елисеевых никаким образом не причастен к управлению торговыми заведениями, они до сих пор (и через сто лет после открытия) носят имя своих создателей и бывших владельцев.

uspex.jpgСовременный Елисеевский магазин Фото: tourister.ru

Это имя не выветрилось из народной памяти и за семьдесят лет существования Советского Союза. Что, впрочем, неудивительно.

Елисеевы — самая выдающаяся российская династия купцов (кстати, перед революцией семье был пожалован дворянский титул). Помимо этих заведений, к началу прошлого века они владели еще тремя крупными магазинами, сетью торговых лавок, конными заводами, шоколадным цехом, самостоятельным отделением по вареньям и мармеладам, уксусным и масляным цехами, собственными мастерскими, обслуживающими магазины, транспортной службой, продуктовыми складами, винными погребами (причем как в России, так и за границей), несколькими домами и много чем еще.

Годовой оборот дела Елисеевых, по современных оценкам, достигал одного миллиарда долларов. А знаете, с чего все начиналось? С простых апельсинов!

Хотя не совсем с апельсинов — с земляники.

velvet.by_.jpgГраф Николай Петрович Шереметев (1751—1809)

Был у графа Николая Петровича Шереметева крепостной садовник Петр Касаткин. Но этот простой, казалось бы, крепостной мужик обладал удивительной смекалкой и дальновидностью и мечтал о гораздо большем, чем всю жизнь прислуживать барину.

Можно было, наверное, удариться в бега (и встретить в бегах свою смерть). Валяться в ногах у графа и выпрашивать вольной. Терпеливо ждать светлого будущего. Но Петр пошел совершенно другим путем. Он сумел вырастить в сделанной самостоятельно теплице землянику и подать ее графу и его гостям к рождественскому столу.

uspex.jpg

Сложно, конечно, утверждать, что крепостной садовник был уверен в будущем эффекте своей придумки, но, скорее всего, очень на него надеялся. По крайней мере, когда граф Николай Петрович пришел в восторг от свежей летней ягоды (как и все его гости) и обратился к Петру: «Проси, чего пожелаешь. Все дам за такое уважение!» — тот, ни на секунду не задумавшись, сразу же ответил: «Дай, граф, вольную...».

Граф дал вольную — и Петру, и его жене. И сто рублей сверху «на обзаведение». Бывший крепостной тут же выехал из имения (а вдруг барин передумает?) в Санкт-Петербург.


Счастливые апельсины

В Петербурге Петр Елисеевич Касаткин начал незамедлительно действовать. Он даже не стал сразу тратиться на аренду какого-нибудь помещения для своей лавки. Стоять за прилавком и просто торговать — это значит, остаться совершенно незамеченным. Смекалка помогла Петру найти другой способ.

uspex.jpgК. Булла. Невский проспект у Большого Гостиного двора. 1910-е. 

Он купил на полученные от графа деньги мешок апельсинов, пересыпал часть из них в лоток, поставил его на голову и пошел «гулять» по зимнему Невскому проспекту, выкрикивая:

«Кто хочет угостить даму апельсином?»

Это сейчас апельсином никого не удивишь, а тогда он был диковинным фруктом, поэтому кавалеры сразу же поспешили проявить свою галантность. Тем более что для этого нужно было потратить всего лишь одну копейку.

Кстати, Петр Елисеевич придумал, как еще можно удивить своих покупателей. Тем, кто протягивал две копейки, вместо двух фруктов выдавал три. Что называется, «подарок от фирмы».

Уже через несколько недель продавца апельсинов стали узнавать, мужчины специально, дабы удивить чудным оранжевым плодом, выводили своих дам на прогулку по Невскому — и капитал бывшего крепостного быстро, но верно увеличивался. Вскоре он прикупил второй лоток для жены (чтобы она прохаживалась по другой стороне проспекта), а летом даже умудрился снять помещение для лавки все на том же Невском проспекте. Правда, помещение использовалось больше для хранения фруктов и проживания, а продажа по-прежнему велась с лотка на голове.

velvet.by_.jpg

                        Петр Елисеевич 

Уже через год после получения вольной и отъезда из имения Шереметевых Петр Елисеевич благодаря своему апельсиновому «бизнесу» смог выкупить вольную для своего старшего брата Григория.


От фруктов к вину

Вдвоем братья еще основательнее взялись за дело. Они стали изучать географию, а именно — откуда в Россию поставляются заморские фрукты и какими быстрыми путями. И решили, что выгоднее будет самим заниматься поставкой товара, чем перекупать его. Однако прежде нужно было провести разведку. Поэтому Петр оставил апельсиновый «бизнес» на брата, а сам сел на парусное судно и отправился на юг Испании.

На пути бывшего крепостного ждал счастливый случай, и его смекалка незамедлительно этим случаем воспользовалась.

Судно остановилось у берега португальского острова Мадейра. Там Петр Елисеевич попробовал тамошние вина — мадеру, мальвазию и вердельо — и понял: этого российская публика еще не знала. «Зачем тогда ехать в Испанию? Нужно остаться здесь и все разведать!» — подумал он.

За время пребывания на острове (корабль должен был вернуться за ним на обратной дороге) Петр Елисеевич изучил, как выращивается виноград, как из него изготавливается вино, где и при каких условиях оно хранится. Причем не просто изучил, а сам принял участие в сборе урожая и топтании ягод ногами. Зная только русский язык, он все-таки «влился» в португальскую речь и даже умудрился договориться с местными о первых поставках вина и об их продолжении, если дело пойдет. А дело, кстати, пошло.

eliseev4.jpgФото: foilural.ru

Вернувшись в Петербург с ящиками мадеры и др. португальскими напитками, Петр вместе с братом арендовал в таможне помещение для приема и хранения иностранных вин. И стал торговать новым товаром.

Португальские вина на тот момент действительно были редким для России алкоголем, поэтому среди покупателей братьев Елисеевых (именно так они уже себя называли) были и отечественные дворяне, и высокопоставленные особы, и французские аристократы, оставшиеся в России после свершившейся в их стране революции. (А уж последние-то знали толк в вине!)

Всего через три года после первого посещения острова Мадейра братья открыли на Биржевой линии Васильевского острова свой винный магазин. А еще через год бывшие крепостные уже официально были зачислены в купеческое сословие.


Лишь один небольшой промах в дальновидности

Для того, чтобы было понятно, насколько хорошо у братьев шли дела, достаточно сказать только одно: за десять лет своего «бизнеса» (ну, может, чуть больше) они успели «основать» свой собственный торговый флот. То есть купили в Голландии три парусных судна. Ведь гораздо выгоднее было самим поставлять в Россию южные фрукты и вина. Во-первых, не зависишь от желания и возможностей чужой команды. А во-вторых, это было дешевле: можно было снижать цены и привлекать еще большее количество покупателей.

Однако здесь они слегка просчитались. В то время уже появлялись первые пароходы, благодаря которым и товар можно было доставлять быстрее, и за сезон навигации совершать больше, чем два рейса.

Но опомнились братья только тогда, когда их конкуренты стали приобретать в собственность или нанимать быстроходные суда. Впрочем, их репутация уже хорошо работала, и торговля сильно не пострадала. А ошибку отцов исправил сын Петра — Григорий (он следующий взялся за семейное дело). Григорий смог продать парусники и за вырученные деньги купить винные погреба в Бордо, Опорте, Хересе и на Мадейре. С тех поры Елисеевы взяли за правило: всегда внимательно следить за всеми новшествами.


Главное — это честь

Правда, вскоре о просчете при покупке парусников в семье Елисеевых ходила уже другая легенда. Якобы Петр с Григорием, присмотрев на верфи три парусных судна, договорились с их хозяином о покупке, а вместо залога дали честное слово. Уже на следующий день они узнали о существовании и преимуществе пароходов, но нарушить свое обещание не посмели. Купили заранее проигрышный вариант.

velvet.by_.jpgТорговый зал магазина Елисеевых в 1906. Фото: blog.fontanka.ru

Скорее всего, это просто легенда, но она, как завет, передавалась всем Елисеевым.

«Наше дело требует кристальной честности и твердости в данном слове».

Эта честность, кстати, была видна во всем. В том, что никогда и не при каких условиях покупателю не продавался испорченный или некачественный товар. Даже, например, засохшие ягоды не срывались с гроздьев винограда — такая гроздь вовсе не выкладывалась на прилавок. В том, что свои дела эта семья вела честно, без взяток, подкупов должностных лиц и прочих махинаций.

Есть вот какая история. Через полгода после того как Григорий Григорьевич Елисеев (внук крепостного Петра) открыл в Москве свой знаменитый до сих пор магазин, выяснилось, что вход в него находится в тридцати пяти саженях от Страстного монастыря (по закону, нельзя было торговать вином ближе, чем в сорока саженях от церковной ограды).

Выходов из ситуации было немного. Закрыть магазин (и потерять столько денег, вложенных в реконструкцию и ремонт здания!), затеять долгое судебное разбирательство (и тоже нести убытки). Или решить проблему быстрым проверенным способом: дать взятку чиновнику, чтобы он «правильно» измерил расстояние. Но Григорий Григорьевич, сказав: «Я — русский купец, и участвовать в бесчестном деле не могу!», — придумал другое: все вина перенесли в погреб, прорубили к нему отдельный вход — и вышло, что вход в винный отдел находится даже дальше от церковной ограды, чем того требовал закон.

В общем, никто не мог пожаловаться на нечистоплотность трех поколений купцов Елисеевых. А вот их смекалке и дальновидности удивлялись на протяжении целого века.

Стоит, конечно, сказать, что на том самом создателе известных магазинов купеческая династия и закончилась. Ни один из его пяти сыновей не пошел по стопам предков. Можно было бы «спихнуть» все на разразившуюся Первую Мировую войну и последующую революцию. Но здесь дело в ином.

800x600_bmg6ckaloho9pudlrkk6.jpgФото: blog.fontanka.ru

Григорий Григорьевич Елисеев влюбился и решил развестись со своей женой. Сыновья стали на защиту матери. Мать, не желая быть посмешищем в глазах общества, покончила с собой… Дети уже никогда не простили отцу смерть матери. И не захотели продолжить его дело.

Но это, как говорится, уже другая история. А здесь история о том, что даже крепостному под силу с успехом выбраться из своего, казалось бы, безвыходного положения.

uspex.jpgЕлисеевский магазин, 2015 год Фото: travel2moscow.com

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Ольга Игуменщева

Комментарии

Всего комментариев (6) Последнее сообщение
Lira аватар

Спасибо, очень интересно!)

Ayrlily аватар

Очень интересно. Спасибо, Ольга. Только один момент я не поняла: как Касаткины стали Елисеевы??

Катюшка. аватар

Они ж Елисеевичи по отчеству изначально. А раньше как говорили: "Елисеев сын выбился.." потом "Елисеевы сыновья." или "Елисеевы дети". Елисеевы, наверное, так и получились. Да и благозвучнее, благороднее будто звучит).

knopik аватар

очень интересно! просто читала на одном дыхании! 

захотелось посетить эти магазинчики)

Тати аватар

Интересная история)))

Малечка аватар

замечательная история! спасибо!

#
Система Orphus