Полная версия сайта Мобильная версия сайта

За что умирает лев?

Эта скульптура признана ценителями и знатоками самой трогательной и печальной скульптурой на планете — Умирающий лев из швейцарского города Люцерна.

velvet_1.jpg

Великий датский скульптор Бертель Торвальдсен изваял этого льва по просьбе…

Впрочем, история началась задолго до Торвальдсена.

При дворе Людовика Шестнадцатого на службе у французского короля находился полк швейцарцев — тысяча бравых гвардейцев, богатырского роста, идеального телосложения и суровой красоты.

Однако начать нужно еще раньше.

Швейцарцы начали поступать на иностранную военную службу еще в 14 веке: своя армия у небольшой страны была малочисленна, особенных забот не знала, потому мечтавшие о суровой военной службе молодые люди из всех уголков страны устремлялись в европейские армии. Воины из швейцарцев были отменные, слава о швейцарских наемниках росла, и скоро многие страны могли похвастать отборными полками, состоящими сплошь из талантливых военных. Швейцарцы со знаменитым на всю Европу отчаянным мужеством сражались в армиях Парижа, Милана, Флоренции, Пизы, Венеции, из них формировалась папская гвардия и охрана французских королей.

Вот и Людовик Шестнадцатый наряду с соплеменниками допустил к охране царственной своей особы мужественных швейцарцев.

А 10 августа 1792 года — разгар Французской революции — санкюлоты осадили Тюильри.

Французы, служившие при короле, немедленно перешли на сторону восставших, и с королевской семьей в осажденном дворце остались только верные швейцарцы. Они сражались, как львы: хладнокровно, отчаянно, беспощадно, выполняя свой долг. Между прочим, никто не осудил бы их, если бы они побросали оружие и убежали — какое дело наемникам до внутренних разборок черни и монархии! Но гвардейцы стояли насмерть, и даже тогда, когда король запретил стрелять из пушек по толпе (а он запретил, этот сатрап и кровопийца, угнетатель трудового французского народа), продолжали защищать Тюильри едва ли не голыми руками.

Естественно, их почти без остатка перебили, а кого не перебили — взяли в плен. Двести швейцарских гвардейцев оказались в тюрьме аббатства Сен-Жермен, и, может статься, избежали бы гибели, но в сентябре толпа, разъяренная известиями о приближающихся к Парижу прусских войсках, напала на аббатство и казнила всех узников, кто показался ей опасными. Швейцарские гвардейцы погибли первыми.

А лейтенант полка швейцарских гвардейцев Карл Пфюферфон Альтисхофен 10 августа 1792 года был в отпуске в родном Люцерне. Возвратиться в родной полк ему не пришлось, и увидеться с товарищами — тоже. Остаток дней своих он посвятил увековечению памяти погибших земляков: собирал деньги, искал скульпторов, осматривал эскизы. Ни один из швейцарских скульпторов, людей безнадежно гражданских, никак не мог передать печаль и величие события.

И тогда за памятник взялся великий датский ваятель Бертель Торвальдсен.

velvet_2.jpg

Его Умирающий лев неизбежно потрясал воображение каждого, кто смотрел на эскиз: столько благородного страдания, величественной печали и вселенской грусти было в его полуприкрытых глазах и трагической позе.

В 1821 году — в день 29й годовщины штурма Тюильри — памятник был открыт.

За что умирает лев?

Трудно сказать нам, сегодняшним зрителям. Разве мыслимо сегодня умирать из пустого и глупого чувства долга?

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (3) Последнее сообщение
Polina. аватар

О, я там была. И рассказывала в своем посте 

http://www.velvet.by/hobby/puteshestviya-ekskursii-otdykh/polina/shveits...

 

Kozlik Mozlik аватар

моя любимая. 

Vtornik аватар

Прекрасная скульптура. 

А что касается последнего абзаца - эгоцентризм нынче в моде.

#
Система Orphus