Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Любовь не из учебника: Шота Руставели и Тамара

Эта история замалчивалась веками.

Никакие слухи, никакие намеки, никакие отвратительные легенды не должны были опорочить имени первой грузинской святой, великой царицы Тамары.

Особо ревностные блюстители нравственности давным-давно почившей Царицы и спустя столетия не теряли бдительности: в семнадцатом веке, например, грузинский патриарх публично сжег первые печатные экземпляры «Витязя в тигровой шкуре» — слишком уж очевидно и слишком не к месту выплескивалось со страниц книги великое чувство Великого Поэта к Великой Женщине.

otnosheniya.jpg

Чем больше скрываешь — тем больше говорят. За тысячу лет наговорили с три короба: якобы Тамара не устояла перед обаянием молодого и горячего Шота; якобы устояла, но держала при себе, требуя верности; как будто бы он, чтобы досадить неприступной возлюбленной, женился на простой девушке, а спустя  несколько месяцев был найден обезглавленным…

Еще утверждают, что прах царицы Тамары, который  таинственным образом исчез из фамильного склепа, был втихомолку перевезен в монастырь Святого Креста в Палестину — а ведь именно в этом монастыре закончил свои дни смиренный послушник Шота Руставели…

Слухи, намеки, легенды… Чего еще желать от праздных зевак, на глазах у которых развернулась одна из самых прекрасных за всю историю человечества историй о настоящей любви…

Царица Тамара была известной покровительницей искусств: со всех концов Грузии в ее дворец стекались талантливые музыканты, поэты, художники, лицедеи. Среди государственных дел, которые удавались ей лучше, чем любому из известных царствующих мужчин, она не забывала и о прекрасном: при Тамаре Грузия воистину стала раем для талантов. В один несомненно прекрасный день к ее двору явился и Шота Руставели.

otnosheniya_1.jpg

Молодой, красивый, несомненно талантливый… Проницательная царица, заметив, что молодой поэт не сводит с нее горячечного взгляда, решила использовать особенные чувства особенным образом: она назначила Руставели своим личным казначеем (такой точно не обманет!) и поддержала в решении написать поэму.

И она появилась — одна из самых проникновенных и страстных поэм Средневековья, в которой у человека нет иного божества, кроме любимой женщины, нет иного долга, кроме долга дружбы и преданности, и нет иного счастья, кроме как лицезреть возлюбленную. В мире, в котором до этого не было иного божества, кроме Бога, такая поэма стала откровением.

Скорее всего, Тамара была польщена — в лирической героине Нестань-Дареджане только слепой не узнал бы прекрасную Царицу:

Косы царственной — агаты,
Ярче лалов жар ланит.
Упивается нектаром
Тот, кто солнце лицезрит.

Но взаимностью ответить не могла: ну какой из Поэта муж для Царицы? Вскоре после того, как поэтическое признание Руставели прогремело на всю Грузию, Тамара вышла замуж за осетинского князя Сослани и быстро, в два года, родила ему сына Георгия и дочь Русудан. Поэту рядом с этой счастливой семьей делать было нечего.

И он, безутешный гений, бросил дворец, мир и мечты, и постригся в монахи.

Что с ним было дальше — неизвестно. Только слухи, намеки, легенды: погиб, умер, тихо состарился в келье… Одно известно доподлинно: не разлюбил. 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus